Житие и благодатная помощь диакона Филиппа



“Кто Мне служит, Мне да последствует, и идеже есть Аз, ту и слуга Мой будет: И аще кто Мне служит, почти его Отец Мой”
   (Ин.Х11,25)
В наше время мы часто обращаем внимание на подвижников благочестия.
Как много милости, любви и снисхождения являет нам Господь, прославляя в Церкви Своей благоугодивших Ему праведников и, как бы снова изводя их еще раз в мир наш для наставления, ободрения и утешения нашего.
Этот проект о нашем местном подвижнике благочестия старце-диаконе Филиппе, приводятся новые сведения о жизни старца.
Два раздела посвящены фактам, свидетельствующим о прозорливости духовно умудренного старца, многочисленные случаи духовной помощи, исцелений по его молитвам, как при жизни, так и после его смерти.
Со страниц будут говорить люди, которые лично знали старца и общались с ним. Сегодня этих людей с каждым днем становится все меньше, но, отходя в иной мир, они ни на минуту не сомневаются в его святости, а ждут встречи с ним. Для них он был самым дорогим человеком.
Но еще многое хранится в памяти людей, которые получали от него благодатную помощь, имели с ним молитвенное общение.
Все это должно быть по крупицам собрано и сохранено, как драгоценные страницы прошлого, заключающие в себе панораму нашей истории.
Мы должны помнить, что праведники являются нашими братьями по естеству, им известны все немощи естества человеческого, доступен всякий вопль скорби, сочувственна всякая слеза покаяния, близок всякий вздох молитвы.
В проекте раскрываются неизвестные стороны жизни старца.
Многие характерные моменты биографии, иллюстрированный материал, который многие увидят впервые.
Простые люди повествуют те подлинные истории, из которых гармонично, как из разноцветной мозаики, складывается картина жизни и образ самого старца Филиппа.
Все люди разные, отличающиеся и мировоззрением, и жизненным опытом объединены единым чувством какой-то непостижимой любовью к диакону Филиппу.
Когда они вспоминали о светоносном старце, у них, как лампады, загорались благодатным светом уже поблекшие от времени глаза. Они вспоминали те трудные и в то же время интересные дни. Вспоминали о простоте, доброте, человечности и удивительной притягательности подвижника.
Мне казалось, что повествующий проникался давно ушедшим временем и снова проживал те события.
Если внимательно вслушаться, то и вы сможете почувствовать ту проникновенность интонации, которая отличает рассказы.
Мне казалось, что и сердца этих людей бьются в ритме давно минувших дней, в ритме сердца самого старца. Лица действительно преображались, да и мне казалось, что я тоже вижу и переживаю те события.
Собирать материал пришлось не один год, и за этот период старец Филипп стал настолько родным человеком, что кажется, я знаю каждый уголок его келий, знаю каждый кирпич и дощечку, вижу его сад, слышу, как он общается с людьми.
А наши прихожане, которые были духовными чадами Архиепископа Никона, смогли создать тот микроклимат, в котором их дорогой Архипастырь и старец Филипп были самыми дорогими и почитаемыми. Я очень благодарен этим неутомимым молитвенницам, которые в своем сердце пронесли тот свет любви и могли подарить то незабываемое чувство общения нам, что мы можем представить себе, как эти великие праведники молились, общались, как они любили свою землю, любили свой народ. Мне интересно было пройти по тем местам, где бывал старец, общаться с людьми, которые помнят его.
Незабываемое впечатление осталось после посещения села Елань Ростовской области. Здесь я впервые встретился со странницей Ольгой, увидел тех простых, добрых людей, для которых папаша Филипп был святым человеком. Интересно было узнать, что после войны в Елани не было некоторое время учителя, а старец, оказывается, учил детей читать и писать, у него был настоящий класс, даже фотография, на которой старец с детьми запечатлен в момент обучения много лет висела в притворе сельского храма Св. Иоанна Богослова. Люди с благодарностью и благоговением вспоминали о нем.
Во время последней поездки в с. Елань я встретился с Харламовой Антониной Ивановной. Она лежала и не вставала с постели, да и сведений сообщила новых мало. Рядом находилась дочь Еликонида, вначале как бы безучастна к разговору, а на вопрос: «А вы ничего не помните?» ответила: «Я на всю жизнь запомнила только одно, да это все, конечно знают. На вопросы людей, будет ли лучшая жизнь, отец Филипп отвечал: «Лучшего? Лучшего не будет, будет худшее.» «Только когда мои мощи откопают и пронесут по всему городу крест-накрест — вот после этого времени будет хорошо!».
Эти ее слова, как Пасхальная радость, ворвались в мое сердце. Я понимал, что эта встреча была не случайной, да и запомнила она это для того, чтобы сообщить и вдохновить всех нас.
Я верю: Господь Иисус Христос Своим Промыслом вразумит заблуждающихся и откроет глаза на то чудо, которое находится рядом с нами.
Я верю, что старец Филипп, являясь нашим покровителем, молится у престола Царя царей о всех нас. Его моление Бог всегда послушает: "молитеся друг за друга: много бо может молитва праведного споспешествуема" (Иак. 5, 16-18). Притекайте к нему с верою, упованием и любовью — и услышан будет вопль сердца вашего, отрутся слезы ваши и подастся всякая духовная помощь во благовремении.
Притекайте к нему с верою, упованием и любовью — и услышан будет вопль сердца вашего, отрутся слезы ваши и подастся всякая духовная помощь во благовремении.
архиепископ   Владимир (Орачев)
  
«Всякий раз, когда приближаешься к чудодейственному гробу праведника, кажется, слышишь его собственный глас: подражатели нам бывайте, я коже мы Христу; взирающе на скончание жительства нашего, подражайте вере нашей. Веруйте твёрдо обетованиям и угрозам евангельским: они сбудутся, непременно сбудутся в своё время. Не прельщайтесь стезями порока, как бы ни казались они приятными: последняя их зрят прямо во дно адово. Не убойтесь временного труда добродетели; ибо воздаяние за неё вечное. Не устрашитесь собственной немощи: её восполнит всемогущая сила Божия, и мы все готовы на помочь вам, как братьям своим. Убойтесь паче всего Имущаго власть погубити и тело и душу вашу в геенне огненней.»
  Димитрий Архиепископ Херсонский и Одесский

 
ЖИТИЕ СТАРЦА-ДИАКОНА ФИЛИППА ЛУГАНСКОГО
 
Мир святых - это мир величайшего христианского благородства, исполнивших во всем его объеме христианский подвиг. Святые - это люди, которые довели в себе исполнение христианских заповедей до последних их выводов. Это люди, которые на деле во всей точности, во всех подробностях исполняли то, чему учил Христос, и усвоили себе высшую совестливость, мешающую наслаждаться чем-нибудь таким, чего нет у другого человека, которого он признает своим братом.


Диакон Филипп Елисеевич Горбенко родился 22 ноября 1858 года в крестьянской семье, проживавшей в Черниговской губернии. Семья жила в большой бедности и нужде. И мальчик Филипп не мог посещать приходскую школу, как другие его сверстники. Единственное дитя у родителей, с малых лет приучался ко всякой домашней работе. Стремясь помочь родителям, он пас деревенский скот, топил печь, убирал в избе, при этом всегда отличался трудолюбием и послушанием. Присматривая за скотом, он много времени проводил на природе в уединении. Окружающая красота лесов и полей вызывала в отроке восхищение Божественным творением, и все чаще приходили на ум мысли о величии Божием.
Родители Филиппа, Елисей и Феврония, были людьми богобоязненными и сына воспитывали в духе Святой Православной веры. Мерцание лампады и огоньки свечей перед образами, благоговейное моление родителей находило отклик в детской душе и вызывало священный трепет и всеобъемлющую любовь к Богу. Частое посещение храма и причащение Святых Животворящих Христовых Тайн напитывало детскую душу благодати Христовой.


Единственной книгой в доме было Святое Евангелие. Благочестивая мать по этой Священной Книге учила Филиппа азбуке. Обучаясь чтению, он с раннего детства полюбил эту Книгу жизни.

Как вспоминали односельчане, священник местной церкви при совершении таинства Крещения над младенцем Филиппом, увидел в его детских ручонках Евангелие. Не придав увиденному особого значения, подумав о таком возможном подарке родителей своему чаду, продолжал таинство. По окончании поинтересовался о реальности виденного у окружающих.


Родители крещаемого младенца стали отрицать наличие такого дорогого подарка. Это видение священнику оправдалось в последствии.

Книга Жизни стала неотъемлемой спутницей на протяжении всей долгой жизни старца Филиппа. Нет сомнения, что он был избранником Божиим от самого своего рождения. Евангелие всегда было с ним, в небольшой холщовой сумочке, которую он постоянно носил перекинутой через плечо. Нигде не учась, отрок Филипп поражал своих сверстников необыкновенным рассуждением.


По воспоминаниям очевидцев, однажды, играя с детьми на окраине села, Филипп вдруг остановился, задумался и через некоторое время показал резвящимся вокруг него детям на один недалеко стоящий дом, сказав, что скоро в нем будет пожар. Его словам никто не придал особого значения, лишь только по-детски рассмеялись. Но действительно этот дом в скором времени сгорел.

Вспоминали также о том, что Филипп, проходя по селу, мог остановиться, задуматься. Очень часто после таких раздумий отрок говорил прохожим о их будущей жизни. Но чаще всего, из-за малого возраста, на его слова не обращали особого внимания. Исполненный сыновней любви к своим родителям, Филипп неотлучно пребывает с ними, досматривая их до последних дней.


После их смерти, оставив родительский дом, он вместе с группой односельчан отправляется в город Луганск в поисках работы. Был конец XIX столетия. В то время Луганск уже развивается как промышленный город, и на чугунно-литейный завод требовались рабочие разного профиля. Вот таким образом, ведомый Промыслом Божиим, Филипп оказывается в городе Луганске, который и становится для него родным городом. На деньги, полученные от продажи родительского дома, он покупает в районе суконной фабрики, на берегу реки Лугани, небольшой домик и устраивается сторожем на проходной завода (в данное время завод им. Ленина).


Дежуря на проходной, Филипп видел насквозь каждого человека. Никогда не останавливал тех, которые выходили с завода с чистой совестью. Ему было открыто, когда человек впадал в грех воровства и стремился вынести из стен завода вещи, ему не принадлежащие. Таких людей он непременно останавливал и с присущей ему кротостью и христианской любовью вразумлял. Монахиня Любовь (Лидия Ивановна Гальченко) рассказывала такой случай. Один ее знакомый решил вынести с завода гайки, но для того, чтобы контроль не заметил, он положил их во внутренний карман пиджака. Каково же было его удивление, когда на проходной дежуривший в тот день Филипп обратился именно к нему со словами: “Гайки, что во внутреннем кармане, иди отнеси обратно и потом проходи”. Укоряемый совестью, тот отнес гайки обратно и на всю жизнь запомнил этот случай.


Многих жителей Луганска Филипп привлекал к себе богоугодной жизнью, состраданием к людям, умением и желанием помогать нуждающимся. Бывало, кому иконку даст, кому крестик, просфору, кому булочку из белой муки, а кому в назидание слово доброе скажет. Все время за ним замечали необыкновенные случаи прозорливости, когда-то сказанное им непременно сбывалось. Филипп редко говорил прямо, а всегда иносказательно или притчами, поэтому для многих были непонятны его слова. Но этот дар Божий не нравился людям злым, как и тьма не любит света и лед тепла, так и злое сердце противится правде. И Господу Богу, и Его Пречистой Матери было угодно в одном из событий прославить Своего молитвенника.
В 1905 году, во время строительства пороховых складов, на завод должны были привезти груз. Влекомые жаждой обогащения, четверо рабочих, сопровождавших его, решили угнать одну из подвод с лесом, рассчитывая на то, что точное количество подвод никто не знает. И когда они подошли к проходной завода, Филипп, пересчитав привезенное, стал спрашивать: “А где еще подвода? Еще одной, четвертой, не хватает. Или богаче от этого будете, что лукавого слушаете? А вы лучше живите-ка той правдой, которою жили”. Устрашились воры, откуда это знает Филипп о подводах? Боясь, что он разоблачит их и им придется нести ответственность перед законом за свой поступок, посовещались и решили его убить. Но Царица Небесная хранила Своего угодника, а готовившиеся совершить злодеяние стали впоследствии свидетелями чуда.


Дождавшись наступления ночи (пересменка на заводе происходила в полночь), четверо разбойников подкрались к Филиппу, который шел на смену по территории завода. Один из злодеев поднял камень, которым собирался ударить Филиппа. В это время небо озарилось светом неизреченной красоты. Филипп, возведя взор к небу, начал молиться. Злоумышленники изумленно проговорили: “Смотрите, Филипп опять что-то видит!” Потому что и раньше за ним замечали необычное поведение.

Смотрит Филипп и видит Царицу Небесную, идущую по облакам. Увидев такое, Филипп, опасаясь козней вражьих, стал вслух читать молитву Кресту и осенять себя крестным знамением. Каждое произнесенное слово золотыми буквами запечатлевалось на небе, и вскоре образовалась фраза “Да воскреснет Бог и расточатся врази Его”, сияющая небесным золотым светом. Рядом стоящие разбойники видели только сильный свет, но не видели, по жестокосердию своему, Царицу Небесную. Впереди, по всему пути следования Божией Матери, по словам Филиппа, он видел преклоненных дев небесных, одни из этих дев стояли на коленях.


Как говорил он сам, Божия Матерь прошла путь от Родаково до Миллерово. По окончании виденного зарево оставалось, а Филипп продолжал молиться Пресвятой Богородице.

Через некоторый промежуток времени видит он вновь Царицу Небесную, но уже в других одеждах, так же идущую по облакам по направлению от Краснодона до Старобельска. Ручки у Пресвятой Девы были сложены крестообразно, как на иконе Божией Матери “Умиление” (из келий преподобного Серафима Саровского). За ней следовал с пением монашеский чин.


Первым за Божией Матерью шел и нес заженный фонарь Марк (в народе Марочка, проживал в Луганске и нес на себе особый подвиг юродства, был жив вплоть до 50-х годов нашего столетия. Всегда сидел на паперти собора, обращаясь ко всем проходящим мимо: “Подайте Марочке копеечку”. Других денег, кроме как одной копейки, он ни от кого не принимал. Сам он был маленького роста, худощав, одет в подрясник. Обувь не носил). Весь монашеский чин был одет в подрясники, а на головах скуфеички.

За Марком попарно шли монахи, держа в руках хоругви. Как потом рассказывали злоумышленники, когда появилось, сильное сияние с небес, передними стала образовываться, как бы быстро возводиться из кирпича, высокая стена. И в скором времени они уже не могли видеть и стоявшего рядом с ними Филиппа. Повернувшись через какое-то время в правую сторону, Филипп увидел Божию Матерь всю в белом, идущую уже по направлению к нему. Немного не дойдя до Филиппа, Царица Небесная топнула ножкой, и из искр под Ее ногами стал образовываться светящийся бугорок. Став на этом сияющем возвышении, Матерь Божия взяла ниспавшее на плечи покрывало и покрыла им Свою главу.


После этого Она обратилась к Филиппу со словами: “Филипп, волею Сына Моего, ты оказался здесь в Луганске, и Промысел Божий вел тебя сюда специально, на служение Богу и людям. С этого дня благодать Родившегося от Меня и помощь Моя будет пребывать с тобою. А также с этого дня ты будешь помогать людям. Молитвою изгонять бесов, вразумлять и исцелять людей. Заступничеством Моим тебя никто не тронет. И день сей явления Моего граду Луганскому помни, и учи всех чтить его, о граде же сем скажу, что к концу мира наречется он - Святоград Луганский. И многие люди будут съезжаться сюда в преддверии этих грозных дней, сами не зная зачем. И помощь Моя и благословение пребудет тогда с ними в День Судный. Я буду Заступница месту сему и Богу о нем Ходатаица”. Промолвив это, Царица Небесная благословила Филиппа и ушла. Еще некоторое время Филипп не мог и пошевелиться от всего виденного и слышанного. Огромная радость переполняла его душу. Он говорил, что во время видения видел себя стоящим в обычной одежде с палкой в руке, и тут же он видел себя падшим ниц в длинном хитоне. “Где я был тогда сам, стоящим или лежащим на земле, не знаю”. Но когда он пришел в себя, то увидел разбойников, лежащих на земле: сиянием огня небесного они были ослеплены. И на вопросы народа о виденном в эту ночь и о причине их слепоты, говорили только то, что видели яркий свет.


Тогда благочестивые люди стали расспрашивать о случившемся Филиппа, и он, преисполненный духовной радости, говорил жителям города о явлении Божией Матери граду Луганскому и о его спасительной для города силе. На протяжении всех последующих лет Филипп говорил о том, что явление Божией Матери было не конкретно милостью Царицы Небесной к нему, а милосердием и материнским покровом ко всем православным жителям Луганска. Через всю свою жизнь пронес старец память про этот великий и исторический день, призывая всех православных Луганщины никогда не забывать этой Пасхальной радости, заключенной в чудном явлении и словах Преблагословенной Владычицы. “Чтите этот день, как Пасху”, - говорил он. Случилось это событие в 1905 году 13 июня по новому стилю.
По прошествии некоторого времени Филипп вместе с паломниками отправляется на поклонение святыням, связанным с земной жизнью Христа Спасителя - в Иерусалим. Можно только представить, как трепетало сердце, когда лобызал он Гроб Жизнодавца. Это единственный Гроб, который не даст Своего мертвеца в день всеобщего воскресения. Филипп также посещает Святые места, связанные с жизнью Пресвятой Богородицы и Святых Угодников Божиих.


Отправляясь в обратный путь, Филипп берет с собою, как благословение Святой Земли, веточку Мамврийского дуба. Во время длительного паломнического пути, во время одной остановки на отдых, на станции Ильинка (сейчас находится на территории Ростовской области), на удивление многих, Филипп достал из сумки веточку Мамврийского дуба и, выкопав ямку, бережно посадил. Многие недоуменно спрашивали, для чего здесь, на пустом месте, он оставляет эту веточку? На что он отвечал: “Здесь она нужна будет”. Вначале многим был непонятен ответ Филиппа, но через определенный период времени они увидели в этом действии руководящую десницу Божию.


Посаженная веточка прижилась, пустила корни, окрепла и в скором времени это уже был молодой крепкий дубок, у корней которого забил святой источник. Множество людей сего
дня приходят к этому святому месту. Среди верующих людей он именуется в честь св. Параскевы Пятницы.
Приходящие к источнику и сегодня видят дуб, когда-то, в начале века, посаженный Филиппом. Время шло. Тяжкие испытания обрушились на Церковь и народ. Сокрушались основы народной жизни, начинались всеобщие преследования и гонения. Один раз много людей собралось у Филиппа. А он взял пустую консервную банку и говорит: “Катайте ii по полу друг до друга”. Те так и сделали. Филипп смотрел, смотрел и говорит: “Як будe комуна, так ви будете так и робить у комуни. И котел понад дворамы будэ издыть, а вы будэте казать: “Налыйте мэни в прыгорошню”. И вам будуть наливаты, а свого не буде”.


Много пришлось испытаний на крестьянство и казачество. В это тяжкое время Филипп старается всех приходивших к нему утешить, поддержать, укрепить в вере. Он часто посещает станицу Луганскую и близлежащие селения и хутора. Многим помогал он своими советами, если нужно, то и указывал куда ехать, где и как спасаться. Боголюбивой своей душой страдал старец вместе со всем народом. В короткий период все храмы в городе были закрыты, большинство из них взорваны. Священство сослано.
Единственным действующим храмом была Свято-Вознесенекая церковь в поселке Александровка. Сюда-то и ходил старец из города пешком на молитву. Пребывая на Богослужении в этом храме, старец часто вспоминал Святую Землю и окружающим говорил: “Молитесь. Здесь Иерусалим”.


В один из дней для верования людей в заступничество Божие за Церковь Христову, в 30-е годы лютейшего гонения, по молитве старца совершилось обращение дерева в камень. А было это так. Вместе с группой близких ему людей спешил Филипп в храм на праздник. И разрывалось любвеобильное сердце старца, слушая рядом с собой идущих о горе и страданиях. “Папаша, - так называли его по-простому, - наверное, последнее время наступило, антихрист уже у власти?” - спрашивали. Рядом с храмом находилась сохранившаяся и поныне графская усадьба.


Проходя по графскому парку, старец был встречен группой местных комсомольцев, которые преградили ему путь. Они издевательски смеялись над ним, ставили под сомнение основы веры и, как род лукавый, требовали чуда. - Ну, ты, раб Божий! Докажи нам, что есть твой Бог! И не словом, а делом докажи! Рядом с Филиппом лежал обрубок дерева, с одной стороны он сохранил на себе отпечатки топора, а с другой - был трухлявый от времени. Сердцевина ствола сильно пострадала от древесных насекомых, и поэтому в ней образовалось сквозное отверстие. Старец Филипп стал на колени у ствола поваленного дерева, поднял руки к небу и воззвал к Богу. После молитвы старец ударил посохом (палка, которая была сверху загнута и с которой он постоянно ходил) по стволу дерева трижды и произнес: “Дуб сей да обратится в камень в воспоминание мое и во свидетельство чудес Божиих, а для тех, кто не будет верить сказанному обо мне, камень этот будет видимым свидетельством жизни моей. Камень же этот будет лежать до Второго Пришествия, укрепляя немощных и вере”. Помолчав, добавил: “Пока не расцветет”.


И произошло чудо. Хулители и окружавший народ были немало поражены случившимся на их глазах. Камень этот сохранился и до настоящего времени, и сейчас служит местом благоговейного почитания верующих, помнящих и хранящих память о старце - диаконе Филиппе.

С дубом-камнем произошел еще один чудесный случай, достойный описания. Во время строительства кинотеатра, камень этот хотели передвинуть в другой конец парка. Но когда, сковав его цепями, попытались передвинуть, к удивлению всех, цепи рвались, как нити, а камень так и остался лежать на своем месте.


В тяжелое время гонений на Церковь и репрессий, старца никто не трогал, но наблюдение за домом было установлено. Следили за посетителями, записывали и допрашивали приходящих. Сам же он говорил: “Мене немае за шо брати”.

Но один раз Филиппа и послушницу Марийку все же забрали. Привели в кабинет начальника, и тот как давай кричать на старца, да кулаком по столу стучать. Долго слушал его Филипп да и говорит: “Ты бы лучше сыном своим занялся, чем на меня кричать и грозить”. После этих слов вбегает в кабинет секретарша и сообщает, что сын начальника попал под машину. Понял тогда он, что перед ним не просто старик сидит и говорит: “ Если сын мой останется жив, я тебя отпущу и больше никто тебя никогда не тронет. А пока сиди в кабинете и молись, чтобы сын мой выжил”. Недолго Филипп ждал. Начальник приехал и сообщил, что мальчик уже в сознании и состояние его нормальное. До конца дней его старца больше никто не беспокоил.


В течение двадцати лет в городе не было ни одного действующего храма и, конечно же, ни одного священнослужителя. В этот период для множества несчастных, потерянных, отпавших от веры, духовно больных людей с отравленным сознанием, да и просто для духовных чад, старец являлся ярким светильником, который совершал духовно-молитвенное служение. Тем самым многих подводя к вере и спасению, отвращая от погибели.


В преддверии Великой Отечественной войны многие замечали старца подолгу стоящего на молитве. Многообразные подвиги настолько умягчили его сердце, что во время молитвы у него текли слезы. Скорбела душа его о грядущих грозных событиях, которые суждено было пережить всему народу. Грянул час великого испытания. Многие уходили на фронт, заходили к старцу за благословением, испрашивая его святых молитв. Как вспоминал Николай Ефимович Химич, перед тем, как идти в военкомат, побывал он у старца Филиппа и испросил его молитв и благословения. Часто впоследствии на войне бывали тяжелые минуты, но хранимый Богом, по молитвам старца Филиппа, Николай остался жив. Прошел всю войну и в настоящее время проживает в г. Санкт-Петербурге. И таких примеров много.


Приходившим старец говорил: “Пусть над тобой только пчелы и мухи летают, а пуля тебя не тронет”. Перед самым приходом немцев старца спрашивали: “Папаша, немец близко, что делать-то будем?” Он всегда старался утешить и говорил: “А что немцы? Немцы постреляют, постреляют и уйдут”. Так и было. Немцы как вошли в Луганск без боя, так и ушли. Уличных боев как таковых не было.


Вспоминают, что за несколько часов до бомбежки и непосредственно в ее период, старец приказал всем, кто был у него (около 30 человек) лечь на землю и просить Царицу Небесную, чтобы она Своим заступничеством спасла от разрушения хлебозавод № 2, чтобы не оставить людей голодными. И действительно, во время авианалета хлебозавод не пострадал, зато от сброшенных снарядов была разрушена баня, стоявшая рядом с хлебозаводом. Во время войны многие приходили и спрашивали за своих: живы или нет? И кому говорил -жив, жди, кому - поминай, а кому - спеши домой, спеши. Все так и получалось.


В 1940 году, дом, в котором жил старец, снесли и дали новое место (ул. Челюскинцев, 96), где он и строился в годы войны. Здесь он и жил постоянно до самой смерти, исключая некоторое время в военные годы, проведенные им в селе Елань Ростовской области. Хрыша Георгий Иванович рассказывал о своей супруге Наталье Павловне. Собираясь впервые к старцу Филиппу, она все пыталась представить какой у старца дом. Когда же зашла в маленький домишко старца, то после приветствий он, обращаясь к ней, сказал: “У меня дом большой - три этажа” и указал рукой на 3 полки с духовными книгами, висевшими одна над другой. Сам же он о своем жилище напевал: “Ктрiшечная хатка, серед двору ямка. Я багатий чоловiк, та короткий вже менi вiк”. У многих людей в памяти запечатлелся колокол, висевший у входа в келию.


В любое время суток старец мог сказать послушнице Марийке: “Iди, Марiшка, звони. Душа на небо пiшла”. При этом старец становился на колени и молился за новопреставленного с произнесением его имени. Знавшие его люди не сомневались, знали, что скоро кто-то сообщит о новопреставленном с тем же именем, которое произносил старец на молитве. Чутким слухом, прозорливым умом праведники при жизни видят не только лиц, непосредственно приходящих к ним, но видят страдания и вдалеке таких людей, которые у них никогда не были, и о которых они не могли слышать.


Дом-келия, в котором жил старец был более чем скромным. Выстроен из красного кирпича, узкий и тесный внутри, два с половиной на три метра и около двух с половиной метров в высоту. В убранстве все отличалось скудостью, доходившей до аскетизма. Справа от входа, у стены, помещался одр, изголовьем обращенный на запад. Он состоял из трех досок с брошенным поверх них рядном и кирпича, прикрытого соломой, вместо подушки. Над одром на двух опорах было еще одно ложе, подвесное, где спала послушница Марийка. В келье были два окошка: крошечное выходило на запад, и чуть побольше - на юг. В изголовье на западной стене висели иконы и среди них - изображение Луганской иконы Божией Матери. У входа справа, на табурете стояло ведро с водой, слева - печка и рядом крохотный стол на одной ножке. Зато книг было много. Одни он хранил на полках, а некоторые в особом чемоданчике. Сам любил читать и других, приходивших к нему, заставлял читать вслух.

Сюда, в эту убогую и тесную келию, приходило ежедневно множество народа, чтобы повидать старца, услышать его слово назидания.


Филипп очень часто посещал село Елань Ростовской области, навещая там больную от рождения девицу Ольгу. О ней старец говорил: “Бесхитростная и чистая, как ребенок. Ей многое открыто, молитва ее как столб от земли на небо”.

В этом же селе жила одна бедная вдова. Детей было много, а кормить нечем. С этой семьи и взял Филипп себе на воспитание девочку Марийку, ставшей его послушницей и досмотревшей старца до последних дней его жизни. Война еще не окончилась, но линия фронта отошла уже далеко. Перемещаться без документов не разрешалось. Заметил как-то Филиппа председатель сельсовета и давай кричать, что если Филипп не будет регистрироваться каждый раз у него, когда уходит и приходит, то сдаст он его в милицию, и пусть там разбираются, зачем он тут ходит. Старец молча все выслушал и достал из кармана вязаную рукавичку, протянул ее председателю со словами: “Возьми, она тебе пригодится”. Председатель махнул рукой на Филиппа, взял рукавичку и, еще бранясь, отправился на поле. К вечеру поломалась молотилка, и председатель полез ее починить, да только кисти как и не было. Кинулся он шарить по карманам, чтоб обмотать руку, смотрит, а у него рукавичка старца. Вспомнил он сказанные ему слова и понял, что не будь этой рукавички на уцелевшую руку, то лишился бы он обеих кистей рук. После этого случая, при встрече, председатель всегда кланялся старцу Филиппу и больше уже ничего не требовал.


Первая послевоенная зима. Декабрь 1946 года прошел без сильных заморозков. Все зимние месяцы шли дожди, из-за которых было большое весеннее половодье. А старец возьмет ведро воды, да под дерево и выливает. Земля была так потресканная еще от летнего зноя, что вся вода уходила вниз. “Набирайте побольше воды, заготавливайте на лето”, - приговаривал он, предвидя тем самым засуху и голод грядущего года. Возвращаясь как-то после Богослужения домой, встретил старец женщину-сектантку. Увидев его, она стала отстаивать правоту своей веры. “А ты, и те, кто вокруг тебя, - говорила она, - погибнете”. Старец, не сказав ей ни одного слова, отправился дальше. Окружавший его народ стал спрашивать: “Папаша, неужели она права, раз ты ей не возразил?” На что старец ответил: “Она слепая. Посмотрите на нее”. Эта женщина хотела зайти на почту, открыла первые двери и вошла, а вторые найти не может. Долго смотрели люди, как она между дверьми выход ищет, а найти не может. Этот пример оказался убедительнее для людей, чем спор, кто прав. Отходя от этого места, Филипп сказал: “Видите, знает она, что должен быть выход, а его не видит. Так и сектанты-отступники, знают о Церкви Христовой, а к ее спасительным таинствам не прибегают. Потому и топчатся на месте, как Слепые”.


Сразу после окончания войны, Промыслом Божиим, Преосвященный Никон, Епископ Донецкий и Ворошиловградский, рукополагает Филиппа во диаконский сан. Предшествующая история перед рукоположением была такова. В один из вечеров, когда Владыка Никон находился на Богослужении в храме, злоумышленники, влекомые жаждой наживы, проникли в архиерейский дом. Похищено было много церковных книг (библиотека) и ценные вещи. Имея твердое упование на Промысел Божий, Преосвященный Никон стал молиться, надеясь, что Господь поможет возвратить украденные ценные книги.


Одна из работниц епархии посоветовала Владыке обратиться к Филиппу, зная, что в городе многие обращаются к нему. Архипастырь благословил своего келейника сходить к Филиппу и попросить его святых молитв о возвращении пропавших вещей. Келейник все старцу так и передал. Выслушав его рассказ, прозорливый старец стал на молитву и в скором времени сказал келейнику Владыки, что необходимо пройти в заброшенный дом (из-за давности лет уже не помнит точно его местонахождения, уверив, что в нем и находятся пропавшие книги и вещи). Поблагодарив старца, келейник по возвращении оповестил Владыку о том, что сказал ему Филипп. Владыка Никон и настоятель собора отец Евфимий (Качан) отправились в этот старый, заброшенный дом. И каково же было их удивление, когда они обнаружили у стен стоявшие мешки с пропавшими вещами.


Преосвященный Никон и прежде чтивший старца, зная о его высокой жизни, счел важным, чтобы дарованная ему благодатная сила была отмечена и духовным саном. Рукополагал его Владыка в Свято-Никольском соборе города Луганска (тогда еще Ворошиловграда). После Богослужения Владыка часто приглашал старца на обед - пообщаться и разделить трапезу. В архиерейском доме старец всегда был желанным гостем. Из-за преклонного возраста диакон Филипп не мог часто присутствовать за Богослужением, но на архиерейской службе бывал обязательно. По причине тихого и слабого голоса старец произносил краткие ектений. И еще живы люди, которые помнят его за Богослужением.
После отбытия Владыки Никона в Одессу (он становится Архиепископом Одесским и Херсонским, управляющим Донецкой и Ворошиловградской епархии), отец Филипп стал реже бывать на службе, так как плоть человеческая немощна, а в скором времени из-за усилившихся недомоганий он вообще перестал выходить из келий. Вспоминают, как однажды, во время встречи перед Литургией Архиепископа Никона, стоявший в диаконском облачении с кадилом в руках старец Филипп строго произнес: “Зажгите свечи в руках и станьте на колени. Идет Владыка Никон, а с ним сам Господь”. Со всех сторон шел к старцу народ.


Далеко расходилась молва о его праведности. Шли к нему больные и страждущие, шли со всяким горем, несчастьем и нуждой, шли и просто послушать, и посмотреть на старца, а также шли и для совместной молитвы. Сказанное им однажды непременно сбывалось, даже по истечении многих лет. Драгоценное дарование рассуждения помогало старцу приоткрывать дар видения сердец и судеб человеческих. Среди икон, находившихся в келий диакона Филиппа, было изображение явления Божией Матери городу Луганску. Через всю свою жизнь пронес в сердце своем старец благодатную память о явлении Царицы Небесной и всегда, 13 июня, торжественно праздновал это благодатное явление. Обычно в этот день Епископ Донецкий и Ворошиловградский Никон совершал Божественную литургию и крестный ход. На праздник старец приносил в храм образ, находившийся у него в келий, перед которым и возносилось молебное пение.


После переименования Луганска на Ворошиловград, у старца спрашивали: “Папаша! А как же икона наша теперь будет называться? Город -то уже не Луганск? Называть ее Ворошиловградской как-то и язык не поворачивается”. И только уверенный ответ старца мог развеять сомнения народа. А в исполнении сказанных им слов мы, по прошествии многих лет можем убедиться сами. “Город был и останется Луганском. Имя же этого бандита сотрется со страниц истории как имя героя. И люди его забудут. А кто будет образ явления Божией Матери именовать его именем, у тех на языках шишки повырастают”.
Изображение, которое находилось у старца в келий, было написано одним неизвестным художником и передавало все явление Божией Матери в подробностях. Старец Филипп часто говорил, что не знавшие его, которые будут жить позднее, прославят Луганскую икону Божией Матери, но не ту, что находилась у него и отражала все явление.


А будет написана новая икона в воспоминание этого события. Также говорил: “Пройдут с иконой крестообразно через весь город. Приедут чужеземцы и поклонятся. А вы будете следом идти, петь и радоваться”. Так и случилось. После смерти диакона Филиппа изображение, находившееся у него пропали. И только при Архиепископе Луганском и Старобельском Иоанникии, по его благословению и по просьбам верующего народа, во время Великого поста, в 1992 году, лучшим иконописцем нашего времени монахом-подвижником Псково-Печерского монастыря была написана Луганская икона Божией Матери.
Святой образ исполнен в византийской иконописной традиции, не имея аналогов в изображении во всем Православном мире.

На сегодняшний день образ Луганской Божией Матери по благословению Высокопреосвященнейшего Владыки Иоанникия установлен и своим присутствием украшает Свято-Петропавловский кафедральный собор города Луганска.

Перед святым образом каждую среду перед началом Божественной литургии, собором духовенства совершается служба акафиста Покрову Пресвятой Богородицы. Имея такую Покровительницу города и области, православные молятся о защищении от всех бед и напастей, об утверждении в отечестве нашем мира и согласия, испрашивая потребное благополучие.
 

Почти каждый подходит со словами: “Пресвятая Богородице, спаси нас!” Все, что приносили старцу люди, он раздавал нуждающимся. Особую заботу проявлял о безродных - сиротах и вдовах, часто посылал узелки с продуктами в больницу и осужденным в места заключения. Сам отец Филипп ел очень мало, в понедельник, среду и пятницу не вкушал ничего. Общие трапезы, к которым он всегда приглашал после молитвы, были скромны: борщ, каша, хлеб с квасом. Схимонах Гавриил (Пономарев), знавший старца Кукшу и старца Филиппа, будучи одаренным иконописцем с тонким восприятием окружающего мира, сравнивая, говорил, что в образе Кукши ему виделся иконописный образ преподобного, а образ Филиппа он сравнивал с изображением пророка, мудрого аскета. Особо выделял его глаза. Говорил, что таких глаз и такого взгляда он больше не встречал. Знавшие его люди помнят старца уже в преклонном возрасте.


Даже в начале века он был уже мудрым старцем - дедушкой Филиппом. Он был высок ростом, худ, тонок в кости, статен - годы его не согнули. Черты лица имел правильные, красивые, до последних дней читал без очков. Говорил чаще на украинском народном наречии, говорил притчами - иносказательно. Сам никогда сказанного не пояснял. Когда спрашивали у старца, сколько ему лет, он отвечал: “Ой, скiльки менi лiт? Скiльки менi, нiхто не знав. Менi стiльки, да ще стiльки, да ще пiвстiльки. Вот скiльки менi лiт”. Специально никогда не лечил, нередко обращавшимся к нему отвечал: “Я же не врач. Чого до мене прийшли?” Но прикосновением руки исцелял и изгонял бесов.

 
В благословение приходившим давал хлеб, а иногда и воду из ведра, находившегося при входе в келию. “Хто моеi води нап'еться, той розуму набереться”, - часто приговаривал он. Известно, что благодатными целительными свойствами обладает не только святая вода, но и вода некоторых водоемов, источников, колодцев, ознаменованных пребыванием и молитвенной жизнью близ них святых людей, явлением чудотворных икон. Пившие воду из келий старца Филиппа и окроплявшиеся ею избавлялись от различных болезней и напастей. Но прежде всего старец молился за людей, испрашивая у Господа чудесную помощь недугующим. Были и такие любопытные, которые хотели больше узнать о старце, как он живет, что делает по ночам.


По свидетельству очевидцев, Филипп всю ночь молился, стоя на коленях. Односельчанин рассказывал: “Остался я раз ночевать у старца Филиппа. Люди разошлись. Старец стал молиться. Я слушал, слушал и задремал. Проснусь, - он молится. Я себе и думаю, когда же он спать-то будет? Проснулся я так еще раз и вижу: старец вроде и на коленях стоит, руки крестообразно на груди сложены, но пола не касается. Приподнят он от земли. Утром старец сказал: “Все, что ты видел ночью, до моей смерти никому не говори”. Подобно как и древних подвижников, его никто не видел спящим, он мог только дремать, лежа на боку, положив под голову кирпич.


В течение дня к старцу приходило по несколько десятков человек. Его двор никогда не бывал пуст. Люди приходили со своими бедами, душевной и телесной болью. Он никому не отказывал в помощи, кроме тех, кто приходил с лукавым намерением.

В праздник Святой Пасхи отец Филипп отправлял приходивших к нему людей к одиноким, немощным и нуждавшимся с просьбой передать им все, что они принесли ему. Он очень хотел, чтобы Пасха Христова вошла в каждый дом, хоть даже через малую лепту, через малое участие. Он давал средства на постройку тем, у кого был пожар, или своим мудрым советом подсказывал, как и где лучше построить дом. Давал скотину, земледельческие орудия и хлеб для посева неимущим крестьянам.
Избегая благодарности тех, кому он помогает, соблюдая евангельскую тайну, старец доверенным и уважаемым людям поручал идти и подавать нуждающимся.


Более всего старец любил подавать хлеб. Потому и запечатлелся он в народной памяти держащим в правой преподающей руке белую булочку. Когда же праведник, путем
великого подвига самоочищения и молитвы, достигнет праведного состояния первого человека и вернет себе все дары, утраченные душой человеческой через грехопадение: тогда он становится усердным служителем людей.

В 1955 году Владыке Никону был вызов в Москву для участия в Архиерейской хиротонии. Посылает тогда старец свою послушницу Марийку: “Iди, iди, скажи Владикi - хай не iде”. Послушница с большим сомнением, послушает ли ее Владыка, все-таки пошла. В это время в епархии была матушка Маркелина. Она-то и прогнала Марийку со словами: “Будешь тут еще ты указывать, что Владыке делать, а что нет”. Во время этой поездки произошла сильная авария, которая очень подорвала здоровье Владыки Никона. Через время, после лечения, по приезде в Луганск, Владыка навестил старца и благодарил за его святые молитвы о нем.


Старец учил предавать себя в волю Божию. Жить с молитвой. Советовал чаще причащаться Святых Христовых Тайн, не пропускать воскресной Божественной Литургии. В последние годы жизни, когда он уже почти не выходил из келий, старец очень расстраивался, если в воскресный день приходили к нему люди, не бывшие в храме. Таких он выгонял со словами: “Уходи, скот окаянный”.
Незадолго до своей смерти Владыка Никон прислал своего секретаря, чтобы привезти старца к нему в Одессу.


К этому времени старец Филипп почти уже не вставал и перенести такую поездку уже не мог. Да и Марийка категорически противилась какому-либо передвижению. Преставились они оба в один и тот же 1956 год. Дожил отец Филипп до глубокой старости, и когда подошло время умирать, то народ сильно скорбел о предстоящей с ним разлуке. Но он всех утешал, просил не печалиться и говорил: “Приходьте до мене, як до живого. Прийдеш на могилку, поклич мене, я тебе почую i допоможу у твоему ropi”. Непонятными казались эти слова людям.

Впрочем, после его блаженной кончины все прояснилось. Шли к старцу - диакону Филиппу при жизни, идут и теперь,многим помогал он при жизни, так же и продолжает помогать и в настоящее время.
 

По просьбе старца его, будучи уже немощного, очень часто причащали. Обычно это были священнослужители Свято-Николопреображенского собора: протоиерей Евфимий (Качан), и игумен Владимир (Добрицкий). За десять дней до смерти старец Филипп стал приготавливаться к отходу из этого мира. Через малое оконце в келий старец смотрел на вишню, с которой потихоньку опадал лист. Когда накатывались слезы, он глубоко вздыхая произносил: “Ой, Боже ж мiй, ой Свiт ж мiй”. Так трепетала его праведная душа, ожидая встречи с Господом.


Утром, в день смерти, он попросил, чтобы его умыли, причесали и одели в чистое. После этого он попрощался со всеми и спокойно лежал, слушая канон на исход души. Посмотрел на часы и сказал: “Уже все. Литургия заканчивается и мне пора”. Так и отошла с миром душа праведника в жизнь вечную. Как уже упоминалось ранее, старец родился 22 ноября 1858 года, в день, когда празднуется образ Божией Матери “Скоропослушница”.

Акафист этой иконе по нескольку раз (а то доходило и до десятков) в день прочитывался людьми, приходившими к старцу, а народ вокруг него толпился постоянно, на протяжении всей жизни этот образ был особенно им почитаем. Удивительно и то, что так ревностно почитая Царицу Небесную и Ее святой образ, он через 98 лет в 1956 году 22 ноября отходит из этой жизни в вечность. При большом стечении народа состоялось погребение старца диакона Филиппа. Отпевание совершил протоиерей Евфимий (Качан) в Свято-Николопреображенском соборе.
 
По его желанию он был погребен на кладбище возле автовокзала. Лет за двадцать указал старец место своей могилы. Возвращаясь из поселка Новосветловки в сопровождении людей, останавливается на поле, где пасли гусей и говорит: “На этом кладбище меня и похоронят”. Берет посох и начинает рисовать на земле: здесь еврея похоронят, и рядом еще одного, так и ряд начнется. Во втором - мне первую могилу выкопают, но еврею она нужней будет, и у меня ее заберут. Тогда мне впопыхах рядом выкопают, здесь я и буду лежать”. Обозначил могилу и нарисовал крест. “А по правую сторону от меня, вдову Екатерину похоронят. Хороший она человек - всю жизнь у нее одни только печали и скорби. Будете приходить ко мне и ее не забывайте, никого у нее нет. А пройдут годы, храм здесь стоять будет”. Изумленные услышанным, люди спрашивали: “Храм наверно Воскресения Христова? -Нет. В честь Божией Матери”. А до этого случая старец хотел, чтобы его во дворе возле келий похоронили. Рассказывал даже, как склеп подготовить, но, подумав, сказал: “Да вы так ничего и не сможете”. Прошли годы, а на том поле действительно возникло городское кладбище. 


Точно как говорил старец, случилось и с могилами. И храм тоже строится в честь Благовещения Божией Матери. Для воздействия праведников на души человеческие упраздняются все земные ограничения пространства, времени. И, если на земле живой человек, хотя бы и праведный, может в известные минуты говорить и быть поглощенным только одним существом: в небесную пору своего бытия он как бы раздробляется и в одно мгновение входит в общение, невидимо советует, остерегает, помогает, спасает, вразумляет множество людей. Ведь в вечной жизни происходит полнейшее развитие человеческой души, расцветают все свойства, которые в земном человеке проявляются часто лишь легкими очертаниями, лишь намеками. И то заботливость, то нежное участие к людям, которое замечалось в праведниках в земную пору их существования, тут, естественно, принимает еще большие размеры.


Вся жизнь старца Филиппа была посвящена служению Богу и ближним, и была поистине святая. Все время пребывая в непрестанной молитве, незлобии и добрых делах, молился он не только днем но и ночью, молился неустанно и непрерывно, не давая себе покоя телесного, до самой своей смерти.
За праведность свою, святость жизни, получил он от Бога великие дары: дар молитвы, дар прозорливости, благодать исцеления. Люди, которые помнят и знали его лично, а также те, которые обращаются к нему за помощью в разных бедах и нуждах, верят, что душа праведного старца вселилась в небесных обителях, где он является непрестанным ходатаем у престола Господа Вседержителя.


Сейчас на месте погребения старца регулярно совершаются панихиды. Уже само стечение народа у его гробницы показывает действенность обращения к нему. Ведь, если кто-нибудь, услышав о нем, придет раз или два и не получит помощи, тот не вернется опять.

Между тем, количество приходящих все увеличивается. Люди не приходят два или три раза туда, где им раньше было отказано. Вера в помощь старца показывает неистощимость и силу его добрых дел на пользу страждущего народа. Когда становится тяжело, когда появляются такие обстоятельства, что и ума не приложишь, как из такого положения выйти, вспоминаешь о человеке, который выводил крепкою и надежною рукою людей из врат смерти, спасая в самых безнадежных обстоятельствах.
 
 “Вы призывали меня.
 Я пришел вам на помощь”.
 
Кроме общепринятых Православною Церковью святых, сияющих в венцах святости, мы имеем много заступников, которых призываем себе на помощь, и которые еще не причислены к лику святых.
 
Многие праведники оказывали чудесную помощь еще при своей жизни, и та благодарная память, которую они по себе оставляют, уверенность в близости их к Богу и посмертные явления их, заставляют людей обращаться к ним за помощью, как эти люди шли к ним при жизни. Образуется почитание еще не прославленного Церковью праведника, которое предшествует его сопричислению к лику святых.
 
 Автор-составитель: архиепископ  Владимир (Орачев). Луганск, 2001. 
 
ВОСПОМИНАНИЯ ПРИ ЖИЗНИ
 
Дихтярёва Татьяна Ивановна, г. Луганск 
У диакона Филиппа я была всего два раза, но за это короткое время я убедилась, что он не простой человек, а прозорливый старец, истинный слуга Божий. В домик к нему я не заходила, была во дворе, там с ним и говорила. Когда шла к нему в первый раз, то купила булочку на гостинец, по дороге встретились знакомые, которые тоже ходили к отцу Филиппу. Они мне и говорят: «Не неси ему булочку, он у тебя её не возьмёт, потому что вчера приходила одна продавщица к нему и принесла конфет, а он их себе не взял, а по двору раскидал». А я им ответила: «У той продавщицы, может быть, были конфеты ворованные, или она людей обвешивала, а я эту булочку за трудовые копейки купила, дедушка Филипп её обязательно возьмет». Когда я пришла к отцу Филиппу во двор, он встретил меня ласково, я ему отдала булочку, он взял её, дает Марийке и говорит: «На, неси булочку в хату, будем обедать сейчас». Вот такой он был справедливый и прозорливый, очень хорошо относился к простому трудовому народу.
 
После войны я осталась вдовой с сыном, муж погиб на фронте. Вот нашелся один мужчина, тоже вдовец с сыном и говорит мне: «Я вдовец, ты вдова, у меня сын, у тебя сын, давай с тобой сойдемся, да и будем жить». Я, прежде чем дать ему ответ, пошла к отцу Филиппу за советом, как же мне поступить. Пришла к нему и всё рассказала. А он мне говорит такую притчу: «Как был я молодой, да познакомился с вдовой, зовут её Настя. Да и остался, дурак, сам. Эх, и на платье бы подарил». Я ничего не поняла из этих слов и пошла посоветоваться с родственниками. А они все в один голос кричат, отговаривают меня, чтобы я не выходила за него замуж. И что же, я их послушалась, не стала с ним сходиться, да так и осталась, дура, одна, как и предсказал в притче отец Филипп. А слова: «Эх, и на плать бы подарил». Мне потом объяснили, значит, что если бы вышла я замуж, то еще бы и дочка у нас родилась. Вот такой был чудесный старец, больше таких людей я в своей жизни не встречала. Очень бы хотелось, чтобы была написана история его святой жизни в книге. А в том, что он святой, я не сомневаюсь».
 
 * * *
 
АвершинаАнна Савельевна, г. Луганск
Мне одна знакомая сказала, что живёт у нас в городе такой дедушка — диакон Филипп, он очень добрый, всем людям помогает, лечит от всех болезней, а ещё прозорливый. Я очень удивилась, как это прозорливый, никогда не слышала такого. Она мне объяснила, что он предсказывает будущее, видит на расстоянии, знает мысли людей. И пригласила меня к нему сходить, чтобы самой все увидеть. Я согласилась, и мы пошли к нему. Побывав у отца Филиппа один раз, я стала ходить к нему постоянно. Это был необыкновенный человек, великий молитвенник, сколько он много людей спас от верной смерти, от больших неприятностей. Домик у него был очень маленький. В углу висела икона Божией Матери «Луганская», горела всегда лампадка. Стояла кадка с водой, печка, а спал он на полке из досок, как будто дверь лежала. Во дворе росли деревья, помню абрикос, вишню.
У меня болели ноги и поясница, я сначала зашла в церковь, поставила свечку о здравии, а потом пошла к отцу Филиппу, прихожу, а там у него женщина, и меня не пускает к нему, и еще людей. Говорит, что он плохо себя чувствует. Вдруг выходит сам отец Филипп и эту женщину поругал, сказал: «Пусть люди заходят, разве можно гостей в дом не пускать». А на нем одет пиджак самый простой и кирзовые сапоги. Мы зашли в дом, а он говорит: «У меня и сесть негде, но садитесь где-нибудь». Я села на краешке его полки. Чтобы он меня чем-то лечил, не помню, но после посещения этого удивительного старца я всегда чувствовала себя хорошо, болезнь прошла.
 
При мне пришла к нему одна женщина из Камброда, а когда она уходила, то отец Филипп ей говорит: «Ты домой пойдешь, понад деревьями не иди, а иди по дороге». А она его не послушалась и пошла под деревьями, а с дерева ей на шею змея упала, и она умерла, скорей всего от испуга, видно, сердце не выдержало.
А другой раз приехала к нему женщина из Новосветловки. А по небу самолеты летают, летают, да так много. А она испугалась и говорит: «Ой что же теперь будет, наверное, что-то плохое или война, или снова все позабирают у нас?» А отец Филипп ей говорит: «Сейчас не бойтесь — ничего не будет, а потом как пойдет китаец, будет всему миру конец». А женщина говорит: «Как же нам жить, моя дочка в день получает 50 копеек только на хлеб, а что же завтра делать?». А отец Филипп ей отвечает: «Не переживай, Бог даст день, Бог даст и пищу. А у кого будут большие запасы, то их поотбирают (на сберкнижках деньги пропали). Сначала будет все, а потом не будет ничего».
А один раз я была у отца Филиппа со своей дочкой покойной. Она села возле дома и в окошко смотрит (окно было из автобуса взято и вставлено), а отец Филипп на нее смотрит и говорит: «А этой женщине дадут премию». Прошло два дня и, действительно, ей дали премию 50 рублей и кулон с часами.
 
У одной знакомой была девочка больная, ноги болели. У отца Филиппа спросили: «Можно девочку привести полечиться?». Он говорит: «Приведите, только обязательно скамеечку возьмите с собой». Они так и сделали, взяли скамеечку, а как она им пригодилась. Девочка идёт, идёт, а потом присядет, отдохнет — и так всю дорогу. Вылечил он эту девочку.
 
Одна женщина (баба Зинчиха) шла к отцу Филиппу и несла ему гарбуз на гостинец. А он в это время, не видя её, говорит: «Ой, хорошо, сейчас кашу гарбузовую варить будем». Все сначала не поняли, что он имеет ввиду, гарбуза то нет, а потом удивились, — когда увидели, что женщина пришла с гарбузом, — какой прозорливый старец.
Приходила к нему Полина одна. Поехала она в деревню вещи на хлеб менять, а там познакомилась с мужиком, с ним и пришла к отцу Филиппу и спрашивает: «У меня брат в тюрьме сидит, уже все сроки вышли, должен вернуться, а его все нет». Отец Филипп отвечает ей: «Ты не переживай, он скоро приедет, его подменят». Прошло немного времени и, действительно, её брат вернулся домой. А второго брата посадили, он играл в карты и подрался (вот и подменили).
У отца Филиппа был приемный сын, и он спрашивал у него: «А где же моя мать?». Отец Филипп отвечал ему: «Её собаки съели». Потому что она была женщина совсем другого духа, чем отец Филипп. С ним она не жила, ушла, родила от другого сына, потом отцу Филиппу его и оставила.
Он очень любил детей, всегда ласково их встречал, давал гостинец. Однажды пришла к нему женщина с мальчиком, помню, такой нарядный, в белой рубашке, с жабо, и еще ктото из детей был, вот эти дети вскочили в дом, а мы на улице были. А отец Филипп говорит одной: «Пойди, пригляни за детьми, чтобы они лампадку не разорили». Та женщина пошла в дом и давай кричать на детей и выгонять их. А отец Филипп расстроился очень и говорит: «Ты зачем на детей кричишь, разве можно это делать, это же ангелы».
 
Незадолго до смерти отца Филиппа приходит к нему Евдокия. А он и говорит ей: « Я скоро умру, а ты ко мне на похороны не придешь». А она говорит: «Да как же так, не может быть, я обязательно приду». Отец Филипп говорит: «Я тебе сказал не придешь, вот увидишь». Так оно и получилось, отец Филипп умер, а Евдокии дома не было, на похоронах она не была, уехала в гости.
Я очень почитаю отца Филиппа и всегда мысленно обращаюсь к нему за помощью.
Химич Екатерина Ефимовна, г. Луганск
Стою я молюсь в Свято-Петропавловском соборе.
Подходит моя подруга и говорит: «Ты знаешь, папашу Филиппа и Марийку забрали и повели».
Я так расстроилась, что стоять больше не могла, побежала к нему домой. Бегу, плачу, а сама думаю, как же и за что его могли забрать? Прибегаю к нему домой и глазам своим не верю: сидит он во дворе и Марийка рядом с ним. Я к нему бросилась: «Папаша! Мне сказали, что вас забрали». Он улыбнулся и говорит: «А ты не верь. Меня никто никуда не заберёт. Меня немае, за що брать. А ще таке почуеш, плюнь и не вирь». После этих слов у меня появилась такая уверенность, что я никого уже не боялась.
 
Наша семья с 20-х годов жила в 12 км от Луганска, в селе Веселая Тарасовка. Старец Филипп был у нас всегда желанным гостем. И вот в 1932 году, во время своего посещения, он обратился к маме: «Ульяния, когда будет на вашей улице свадьба, то обязательно меня позовите». Немало удивлённая, мама ответила: «Как же я Вас позову, если, может быть, и меня-то не позовут». На что старец ответил: «Нет, тебя обязательно позовут». И действительно, в скором времени, в сентябре того же года, приезжает домой старший брат Николай, тогда военнослужащий. Когда собралась вся семья, он объявил о своей женитьбе на девице Евдокии, и что сегодня вечером свадебный ужин, а завтра утром он уже уезжает. Сразу же начались хлопоты по приготовлению, и из-за неимения времени старца не позвали, а проще говоря, забыли. И каково же было удивление всех, что, как только сели вечером за стол, раздался стук в дверь и вошёл старец Филипп. Он обратился к маме со словами: «Ульяния, ты меня хоть не позвала, а я сам пришёл». Старец сказал молодым слова назидания и обязанности мужа и жены по учению Церкви.
 
В день Рождества Христова старец был приглашён к нам в гости. Произнесённое им вызвало неясную тревогу и беспокойство. Он пропел Трисвятое трижды и произнёс: «Смерть, смерть, смерть!». А затем всем присутствующим велел петь: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробе живот даровав!» — трижды.
То, что он возвестил, случилось 31 марта. Рано утром, когда все ушли на работу, остался дома только глава семьи Евфимий. Вскоре вернулась домой старшая моя сестра Мария, отработавшая ночную смену. Подойдя к дому, она услышала стоны и крики. Приблизившись к окну, она увидела в доме посторонних людей. Выбежав на улицу, она стала кричать и звать на помощь. На её крик отозвался военный, который и поспешил на помощь. Один из бандитов, увидев военного, кинулся бежать. Другого успели задержать. Полуживого отца забрали в больницу. Как выяснилось, злоумышленники били его, душили и требовали денег. Когда отца выписали из больницы, старец пришёл навестить его. Он натянул вдоль всего забора простую проволоку и сказал: «Сюда теперь никто уже не придёт. Если только за курами придут». Так и случилось. В скором времени у нас украли всю дворовую птицу. С тех пор наш дом храним по молитвам старца Филиппа.
 
Один раз приходит к нам старец, а папа был сильно болен, не вставал. Врачи, да и мы сами, понимали, что он уже умирает. Подойдя к нему, он сказал: «Евфимий, проси Бога об отсрочке — и ты её получишь. Проси, сколько ты ещё лет хочешь пожить?». Удивлённый отец, уже сильно измученный болезнью, ответил: «Уже, батюшка, наверно, и всё, нажился». Старец вновь обратился к нему: «Три года хватит?». Отец только утвердительно кивнул головой. В скором времени по молитвам старца Филиппа отец поправился. Прошло три года, а отец живёт. Тогда мы решили, что старец для папы больше выпросил. Но вскорости умирает старец, а папа ровно через три года после его смерти, именно в тот день, когда и приходил старец его проведать. Только тогда все мы поняли, что это была за отсрочка.
 
Недалеко от нас жила Винникова Надежда. По причине сильного испуга ей пришлось пролежать четыре года в постели. И когда ей рассказали о старце Филиппе, то она попросила мужа, чтобы он сходил к нему и пригласил к ним в дом. Старец встретил посланца у калитки со словами: «Ну пойдём, пойдём». Шли медленно, старец был уже немощной и опирался на посох. Когда вошли в дом, то он трижды ударил посохом по ногам больной, призывая имя Божие:
Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. После этого сказал:
Надежда, вставай! Она ответила:—Я уже четыре года, как не встаю. Мои ноги ничего не чувствуют.
Вставай! Я тебе говорю, вера твоя тебя исцелит! Тогда она при помощи других попробовала встать на ноги, и на удивление всех знавших её, не упала, а крепко держалась на ногах, пытаясь сделать первый шаг.
— А теперь, Надежда, накрывай на стол, — сказал старец.
В то время на исцелённую больную приходило много людей посмотреть, правда ли она ходит или нет. И все у знавших её расспрашивали, правда ли, что она четыре года не ходила. Надежда часто приходила потом к старцу, благодарила его и просила святых молитв.
 
В 1945 году я работала на заводе им. Ленина. 13, 14, 15 июня по непонятной причине завод остановился, не было света. Руководство испугалось, стали принимать активные меры, чтобы завод заработал, но ничего не помогало. Тогда срочно вызвали специалистов из Москвы, они только руками развели. В конце концов, договорились подключить электричество от завода ОР. Я пошла к отцу Филиппу и спросила: «Что же произошло?» Он ответил: «Матерь Божия Луганская напомнила нам, чтобы праздновали Ее явление три дня, как Пасху». Через 3 дня, как он и сказал, на заводе все нормализовалось, появилась электроэнергия.
 
Однажды приходит к нам отец Филипп и говорит: «Ходим 3i мною, будем ствать с отцом, умирает женщина из хора, я почув колокольный звон». Мы с отцом быстро собрались и пошли за диаконом Филиппом, а по дороге пели: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый безсмертный, помилуй нас». Когда пришли в дом, то увидели женщину, которая лежала без памяти. Отец Филипп начал читать акафист «Скоропослушнице». На наших глазах женщине стало лучше, потом она встала. Прожила она после этого случая еще 3 года.
 
Рассказывала моя подруга Мария:
В 1946 году произошёл такой случай. Пришли к старцу Филиппу почитавшие его женщины. Так как время было обеденное, старец предложил разделить с ним трапезу. Пока собирали на стол, заметили, что в доме нет хлеба. И Мария решила сходить в магазин за хлебом. Время было послевоенное, голодное. Хлеба в магазине не оказалось, и, опечаленная, возвращалась она к старцу. Уже возле дома отца Филиппа ей встретилась собака, держащая батон хлеба. К немалому удивлению Марии собака положила хлеб у её ног и убежала. Радостная, побежала Мария к старцу. Он уже поджидал её у порога. Тебе передали подарок? — спросил старец. Какой подарок? — и тут же поняв, что старец всё знает, добавила. — Конечно, передали, вот он! — и протянула старцу хлебный батон.
 
У моего отца, Евфимия, на руках была мокрая экзема. Тело гнило и лечению не поддавалось. Пожаловался он отцу Филиппу о своей болезни, на что старец сказал: «Та намажь ты их сметаною». Отец послушал. Намазал руки и прилег. Снится ему во сне отец Филипп и говорит: «Юхим! Юхим! Дивись, а поле вже чисто». Проснулся отец от этих слов, и смотрит, что на руках ничего уже нет. Больше такое не повторялось.
Рассказывала Титова Антонина Ивановна, г. Луганск 
К дорогому дедушке Филиппу я ходила часто и детей своих водила, помогал он нам очень сильно во всех наших проблемах. Когда я к нему приходила, то он меня заставлял всегда читать какую-нибудь святую книгу. Помню, как-то один раз читала, дошла до стиха про гору Афон, он меня остановил и заставил женщин петь молитву: «Царице моя Преблагая». Эту молитву он очень любил и часто заставлял её петь. В 1948 году тяжело заболел мой муж, болело сердце и у него поотекали ноги. Я побежала к отцу Филиппу за помощью. Он выслушал меня, да и говорит: «Иди на базар, купи перца кругленького, там цыгане продают, да купи побольше. Напеки пирожков, туда положи побольше перца, пусть ест». А время было тяжелое, голодное, муки не достать. Купили какую-то пыль от муки, напекли пирожков, все сделали, как отец Филипп сказал. И выздоровел мой муж и был совершенно здоров с 1948 по 1979.
 
Однажды зимой мы с Фёклой (она уже умерла) пошли к отцу Филиппу. Только мы к нему заходим, а он нам поручение дает: «Я вам дам водички, отнесите хворым, а если не захотят, то вылейте им в глаза». Пошли мы в больницу, а сами не знаем, каким хворым эту водичку отдать, смотрим, навстречу две женщины идут, они оказались знакомыми. У одной из них лежит сын на смертном одре, врачи уже отказались. Мы все объяснили этой женщине, она взяла водичку и понесла своему сыну. Прошла неделя, мы с Феклой пошли в больницу проведать больного и узнали, что он чувствует себя гораздо лучше, а через время его выписали уже здорового.
 
Моя мама тяжело заболела, она не могла дышать. Она послала к отцу Филиппу. Дедушка родной выслушал меня и дал водички, и говорит: «Неси эту воду, оботри все тело этой водой, а оставшуюся пусть выпьет, а через два дня она сама ко мне придет». Мы сделала все как надо. Мама говорит: «Я уже не болею, только очень спать хочу». Уснула она в 19:30, проспала двое суток и ровно в 19:30 она умерла.
 
Отец Филипп рассказывал: «Моя икона Луганская в трех лицах будет потеряна, но будет другая икона. И с этой иконой, пройдет время, обойдут город три раза. Будет свят град Луганск. Будут приезжать иноземцы и поклоняться этой иконе».
 
Был такой отец Евфимий Качан, он просил благословения у отца Филиппа, чтобы стать священником. Однажды они служили вместе и во время службы слышали небесное пение. Отец Евфимий сам много про это рассказывал.
Моя дочка Валя с 5 лет перестала разговаривать совсем. Мама послала меня к отцу Филиппу, чтобы он полечил девочку. Когда пришли к нему, он посмотрел на Валю и говорит: «Вы её сами испугали во сне, пусть она воды попьет из моего источника, повези ее в Киселеву балку, она выговорится». А я спросила у него: «Как же мы узнаем источник, который Цы сказали?» А он ответил: «Возле этого родничка стоит дерево-великан, ствол его деревянный, а ветки каменные, вот так и узнаешь». Когда мы приехали туда, то увидели удивительную картину. Вода несколькими ручьями сбегает с холма через лесок, а на берегу образовавшегося маленького озера есть еще один родничок, над которым возвышается дуб-великан, ствол его деревянный, а часть веток обратились в камень по молитвам старца Филиппа. Напились мы этой воды и умылись ею. Прошло некоторое время, и Валя стала разговаривать хорошо. Возле источника сделаны скамейки, стол, подсвечники. А под Троицу там проходит молебное пение, и туда приводят слепых на исцеление. Вода во всех источниках разная по вкусу: сладковатая, горькая, кислая.
 
Приходили к нему люди за благословением, чтобы поехать по святым местам, а он им отвечал: «Идите в Александровку, в церковь, и молитесь». Там в Александровке, есть камень, раньше это было дерево, но по молитвам отца Филиппа оно превратилось в камень, он чудотворный, и люди подходят к нему, читают молитву, прикладываются больными местами и получают исцеления.
 
В Ильинке есть дуб, возле источника, там очень целебная вода, а этот дуб посадил сам отец Филипп. Веточку он привез из Иерусалима и посадил. И всегда про этот дуб говорил: «Зеленый дубочек, золотый вершочек». И многих людей посылал за водичкой для исцеления.
 
Одна женщина спросила у отца Филиппа: «А будет ли война?». Он ответил: «А разве можно без войны прожить». У него на окошке была натянута проволочка, вот он показывает на эту проволочку и говорит: «Разве на этой проволке земля удержится?». А потом достает из сапога клочок газеты и дает женщинам читать, а там описывалось про какую-то войну на море.
 
Про антихриста он говорил такое: «Смотрите, бойтесь антихриста, надо уметь распознавать его действия. Держите свою память и ум, чтобы он вас не искусил. Знайте только православных христиан, ходите только в православные храмы». Всегда всех сектантов, баптистов и раскольников гнал палкой, лупил их и называл сатаной. Один раз при мне это было, я пришла к нему в гости и была одна с отцом Филиппом, потом зашло много людей, он как схватил палку, да стал их гнать и лупил их, и кричал: «Вон отсюда, сатаны». А потом у меня спрашивает: «Зачем ты их напускала, их гнать надо».
Одна женщина жила на улице Чапаева, уже умерла, пришла к отцу Филиппу, а он у нее спрашивает: «Ты наша, луганская, или нет?». Она отвечает: «Да, я Луганская». Отец Филипп ей говорит: «Вот я получил бумажку, надо на центральной почте получить посылку, ты меня проводи туда». Поехали они вместе на почту, когда сошли с трамвая на нужной остановке, эта женщина стоит, как вкопанная, на месте, озирается по сторонам и ничего вокруг не узнает. Отец Филипп у нее спрашивает: «А чего ты стоишь? ». А она говорит: «Так ведь город не наш, я тут ничего не знаю». Отец Филипп стал её ругать: «Вот видишь, проклятая, как ты заблудилась, иди поговей и причастись». И ушел, она стоит смотрит и видит, что город уже знакомый. Не сделала она выводов из наставления отца Филиппа и вскоре предала православную веру и ушла в баптисты.
 
Архиепископ Никон очень уважал диакона Филиппа, он его и рукополагал. Я знаю такой случай, что Архиепископ Никон должен был ехать в Москву, а отец Филипп послал к нему женщину, чтобы она предупредила, чтобы они не ехал, а остался дома. Поручение эта женщина не выполнила, лично Архиепископа Никона она не увидела, а сказала работнице епархии, которая не захотела её слушать. А когда Владыка Никон поехал, то попал в аварию, подстроенную органами КГБ, чудом остался жив, но после этого очень сильно болел и через год мучений он умер.
 
Отец Филипп перед смертью болел, уже мало разговаривал, больше лежал. Когда он умер, меня в городе не было, поэтому на похоронах я не присутствовала, очень об этом жалею. А перед тем, как было сорок дней после его смерти, снится мне такой сон, что отец Филипп лежит, а я подхожу к нему и хотела дать ему гостинчик, а он мне говорит: «Не подходи, сначала читай молитву «Помилуй мя Боже...». Я теперь всегда, прежде чем подойти к его могилке, читаю эту молитву.
Рассказывала Лариса, дочь Антонины Ивановны, г. Луганск.
С мамой к отцу Филиппу ходила часто, да и сама бегала, очень я любила этого дедушку за его доброту. Благодарна я ему за его помощь, за его святые молитвы. Мне нужно было поступать в механический техникум. Сдала я первый экзамен, прихожу и вижу, что в списках меня нет, значит, отсеяли. Расстроилась я и бегом к отцу Филиппу, прихожу, а он лежит на кровати. Я плачу, говорю: «Что мне делать?». А дедушка улыбнулся и отвечает: «Сойдет, пройдет, кум куму найдет». После этого пошли мы в техникум с папой узнавать, что мне дальше делать. Идем по коридору, а навстречу нам идет одна женщина, оказалась папина знакомая. Узнала она, в чем дело, и говорит: «Пойдем зайдем к директору». Все решилось, и я поступила.
Бывало, как приду к отцу Филиппу, а он начинает кучу бумаг перебирать, то туда, то сюда их положит. А женщины говорят мне, что он показывает, мою профессию, видно, с бумагами будешь работать. Так и вышло, работала я нормировщиком — постоянно с бумагами.
 
У Марийки, келейницы отца Филиппа, был муж Николай и сын Сергей, постоянно залазил мне на руки. Все говорили: «Будешь детей нянчить». Родилось у меня два сына, а отец Филипп говорил мне такую притчу: «Вишни мои вишни, за ворота вышли. Пошли вишни погулять, белого света повидать, где же теперь их искать». Получилось так, что один сын у меня выпивает, вечно я за него переживаю, где он ходит и с кем. Плачу и вспоминаю прозорливого старца Филиппа, вечная ему память.
 
 * * *
 
Монахиня Любовь (Гальченко), г. Луганск 
Я часто приходила к старцу за советом и молитвенной помощью. В молодости я была очень любопытная, помню такую историю. В 50-х годах служил в посёлке Александровске отец Сергий. Он был женат и имел двух маленьких детей. На этого священника было сфабриковано уголовное дело, и его должны были посадить. Желая получить духовное подкрепление, он пришёл к старцу Филиппу. После рассказа священника о своем горе старец налил ему в стакан водки и дал кусок хлеба. При этом ничего не сказал. И так он приходил к старцу несколько раз. Сам он диакона Филиппа очень уважал. В последний день перед судом пришёл он, припал к ногам старца и говорит: «Ты всё время давал мне водки и хлебом закусить. Я испил эту горечь до дна, скажи правду, что мне будет». А старец ему и говорит: «Иди в хату i неси книгу». Тот принёс. «Читай», — отец Сергий стал на колени и начал читать, а сам плачет. Тогда старец взял и закрыл книгу (захлопнул). «Шди винеси сталець». Отец Сергий вынес и поставил. А старец опять: «Читай книгу». Снова читает отец Сергий и плачет. Старец: «Отнеси книгу». Батюшка отнёс, а когда пришёл обратно, то стал на колени и плачет: «Скорей, не тяни, скажи открыто, кто должен сесть на эту скамейку. Я?». А старец на него только пристально смотрел и ничего не говорил. «Не тяни, у меня уже и повестка в суд на руках, скажи, кто?». Старец какое-то время молчал, а только рукой как ударит по скамейке, что она и перевернулась. Отец Сергий обнял ноги старца, стал целовать и говорит сквозь слёзы радости: «Отец, неужели это правда, неужели суда не будет?». Мы все, кто был тогда у старца, все без исключения плакали от радости, потому что верили ему, верили каждому слову. И как-то уже так получилось, когда выяснили все причины дела, то отца Сергия оправдали. Так, по молитвам старца, всё благополучно завершилось.
 
 * * *
 
Была у меня подруга Меланья из Станицы Луганской. Привезла я её первый раз к старцу, заходим, а он ей и говорит: «Бач яка, сама наелась, а собаку не накормила. Иди додому, накорми, а потим приходь». А Меланья и правда не любила свою собаку, и бывало, что и по несколько дней её не кормила. Старец Филипп всё знал за каждого человека, который к нему приходил. На другой раз пришла Меланья к старцу за благословением в дорогу. А он: «Сиди, тай yci зараз будемо iсты вареники». Поставил он вареники варить, а они всё никак не закипят. Меланья стала беспокоиться, переживать, что на поезд опоздает. А он ей: «Не переживай, вареники поисы та поидеш». А когда оставалось уже минут десять до отправления поезда, то она и успокоилась. Подумала, раз опоздала, значит, старец не благословляет. От того места, где жил старец, на трамвае до вокзала минут двадцать ехать нужно. Диакон Филипп опустил палец в воду с варениками и говорит: «Вареники-мученики», — а сам крутит эти вареники пальцем по часовой стрелке. И вареники тут же стали кипеть. Старец угостил всех варениками, а сам подошёл к столбу (из дуба), который подпирал изнутри крышу, стал и одной рукой как бы взял трубку телефона, а другой начал крутить ручку (как у телефонов старого образца). А губами стал, как ребёнок, гырчать, изображая звук заводной ручки, и говорит: «Алло! Сейчас, сейчас!!!». И в этот момент Меланья оказалась на перроне возле своего вагона вместе с вещами. А как только вошла в вагон, то поезд тут же стал отправляться. Вот как бывает: и вареников поела, и на поезд не опоздала.
 
У диакона Филиппа всё было возможно, потому что он был великий человек перед Богом. Пришла я как-то к старцу, не поевши с утра, а уже был одиннадцатый час. Состояние было такое, что и есть, и пить хочется. Вошла я в келию к старцу, а он один сидит и говорит: «От, Маруська с самого утра голодом мучае, принеси ж квас з хлибом». Я вышла, чтобы сказать послушнице, да поняла, что это ко мне и относится. Вернулась в келию, а у него уже на столе полтарелки свежей клубники. И давай меня кормить. Когда накормил, то говорит: «Визьми узелок у больницю». Связал, положил в пакет и сверху пирожное положил. Я спросила: куда это? Время было поста, а он: «Куди хочеш. Хочеш — иж, хочеш — викинь. А узелок кому отдаш в больнию, тому i буде». Понесла я этот узелок в областную больницу. Принесла и читаю названия отделений, а они мне не нравятся. Нашла терапевтическое и вспомнила, что моя мама часто ходила по болезни в это отделение. Зашла с чёрного хода. Встретила нянечку, потом узнала, что её тётя Таня звать. Я ей свёрток отдаю, а она спрашивает:
— Кому?
Я ей отвечаю:
Никому. Она тогда:
А от кого?
От дедушки Филиппа (мы так его называли). Она взяла и поблагодарила. Три раза повторялась такая история. Три раза он меня так отправлял, я попадала к той же тёте Тане. Спустя какое-то время меня с сердцем «скорая помощь» забирает в больницу. И привозит в ту самую больницу, в то отделение. И первым, кто меня встретил, была тётя Таня. В больнице я лежала три года подряд по девять месяцев, в том самом отделении.
Пришла к старцу одна очень полная женщина, да такая, что еле ходит. Диакон Филипп встал да руками как толкнёт её в груди со словами: «Иди стелися». Мы тогда, кто были у него, кто что подумали: один — что стели постель, другой — что «стелися» — это когда корова телится. А женщина эта очень рассердилась и стала его упрекать, что он всем помогает, а её и не выслушал, да ударил и нагрубил. Стали мы её успокаивать, но она так обиженная и ушла. Прошёл год. Может, совпадение, а может, и нет, но так же сидели мы у старца, те же люди, что и год назад. Приходит какая-то женщина, благодарит старца и всё просит её простить. А нам она объяснила, что та полная женщина — это была она. И вопрос-то, с каким она тогда пришла к старцу, касался именно её чрезмерной полноты. Так, по молитвам старца Филиппа, она стала нормальным человеком.
Один раз он мне говорит: «А ну, швиденько прибери в хаті. Я глянула по комнате, в святом углу всё чисто — говорю: «Дедушка, всё чисто». А он говорит: «А ну, петуха выгони». Смотрю, и правда, откуда-то петух взялся. Стоит возле меня такой важный. Ну, я и давай его прогонять: кыш-кыш. Прогнала, подхожу к нему, а он снова: «Я To6i сказав: гони петуха». Я отогнала его тогда ещё дальше от дома. И снова возвращаюсь, а старец опять: «Я To6i сказав: гони його ». Петух не очень-то и хотел уходить. Тогда я прогнала его за калитку, а сама смотрю: а где же куры? Но ничего не нашла. Так у меня с женихами получилось. Много их у меня было, хоть я и болела. Но всех прогнала. Перед смертью говорил о сегодняшних церковных расколах: «Будет так, что откроют новые церкви и скажут: мы христиане, а ходить туда нельзя будет, а кто будет ходить туда, будет трижды проклят».
 
В1951 году видела, как приходил проведать старца Филиппа архиепископ Никон. Расставаясь, слышала, как Владыка приглашал его на службу в Николо-Преображенский собор. Его также часто посещали: игумен Владимир (Добрицкий), протоиерей Евфимий (Качан). Они очень уважали старца. У меня в памяти остались его глаза — полные чистоты. Взглядом он как бы проникал в человека и видел его насквозь, всю его жизнь. В движениях был быстрый. На голове часто носил шапку-ушанку, сапоги длинные, выше колен, и никогда их не снимал. Если к нему рано утром приходили в воскресенье, то он никого не хотел слушать, прогонял всех в церковь: «Чого до мене прийшли, идить до церкви».
 
 * * *
Щербакова Вера Степановна, г. Александровск.
Во время войны мой муж служил в армии Власова. И по понятным причинам меня, как жену солдата Власовской армии, с тремя детьми сослали в Казахстан. Дома осталась моя мама, она очень скорбела, ничего не зная о нашей судьбе. Со своими печалями она ходила к дорогому дедушке Филиппу за утешением. В течение 4 долгих лет он постоянно ее поддерживал своим наставлением и молитвой. Все время он ей говорил: «Не плачь, твоя дочка будет жива и вернется домой вместе с детьми». Мы с детками остались чудом живы. Находились мы в тяжелейших условиях, в лютый мороз выполняли непосильную роботу. Я заболела желтухой и уже почти умирала в холодной комнате, а дети плакали у моих ног. Вдруг открылась дверь и неожиданно вошла незнакомая женщина. Она спросила: «Есть ли у тебя икона?». У меня была очень маленькая иконочка Матери Божией. Перед этой иконой незнакомка стала молиться и дала мне кусочек хлеба. И сразу же я стала поправляться, а к вечеру уже затопила печь, таким образом мы спаслись. Когда мы вернулись домой, то первым делом пошли к старцу Филиппу, чтобы отблагодарить его, и вместе с ним вознести молитву к Господу и Царице Небесной. Вид у меня был измученный до невозможности, без слез на меня не глянешь. Моя мама плакала и спрашивала у отца Филиппа: «Как же ей дальше жить?». На что он ей ответил: «Идите в угол сада и там увидите маленькую вишенку». Мы пошли и увидели, что вишенка вся цветет, прямо облеплена цветами. Когда увиденное передали отцу Филиппу, он сказал: «Вот так и расцветет жизнь твоей дочери, только никогда не забывайте благодарить Бога». С этой поры все в моей жизни устроилось.
Старец Филипп благословил меня ухаживать за почтенным протоиереем Михаилом Ивановичем Шараповым, который долгое время служил в Александровке. Он тоже был в ссылке, затем воевал, был ранен. Отец Михаил очень почитал диакона Филиппа и был благодарен, что старец помнил о нем и послал ему на помощь человека. До самой смерти отца Михаила исполняла я свое послушание, возложенное на меня старцем Филиппом, старалась помогать во всем. Я всегда хожу в церковь, что в Александровке, благодарю Бога и отца Филиппа, и всем с радостью рассказываю о его помощи.
 
 * * *
Скобко Валентина Ивановна, г. Луганск
Я слышала такие чудесные случаи, когда прозорливый старец Филипп предсказывал судьбу, лечил людей от самых тяжёлых болезней. Анна Фёдоровна пришла с подругой к отцу Филиппу. Дедушка посмотрел на эту Анну и говорит: «Выкинь, выкинь печку с хаты». Ничего она не поняла, как это можно печку выбросить, так и осталась в раздумье. А в этот день нужно было ей идти на работу в третью смену. Муж её уехал в командировку в другой город. Она пошла на работу, а там поломался котёл, и начальник всех отпустил домой. Когда ока ночью вернулась домой, то застала своего мужа с любовницей в постели. Пошла она к родителям, всё рассказала, и на следующий день они выгнали этого гуляку-мужа. Пошла эта Анна снова к отцу Филиппу, а он встречает её на воротах в белой рубашке, подпоясанный верёвочкой. И спрашивает: «Как дела твои, Анна?». Она отвечает: «Боюсь я, дедушка, не поняла ваших слов — выкинь печку». А он улыбнулся и говорит: «А ты уже выкинула».
Пришла к нему одна Евдокия, хотела за свою судьбу узнать, что её ждёт в будущем. Отец Филипп вынес ей сухую ветку, дал и говорит: «На ветку, иди и выкинь». Прошло время, вышла она замуж, жизнь не сложилась, непутёвый муж был, выгнала его, да так сама и прожила свой век.
 
Приходила к отцу Филиппу Мария, а у неё сын Василий. Спрашивает она у отца Филиппа за судьбу своего сына, а дедушка вынес три сливы и дал этому Васе. Потом узнали, что он всего лишь тридцать лет прожил. Во время войны пришёл к отцу Филиппу немецкий генерал и говорит: «Здравствуй, отец». Отец Филипп ему ответил: «Какой я тебе отец, ты завоеватель». Генерал спросил: «А кто умнее: Сталин или Гитлер?». Отец Филипп сказал: «Сталин — это вождь, а Гитлер — шофёр, два колеса, одно потеряет на речке, а другое под большим городом».
Собралось у отца Филиппа несколько человек, он посадил всех за стол кушать и квас пить. Взял в руки платок, разорвал на три части, и говорит: «Девчата, Советского Союза не будет». Все удивились, не может быть такого, как же так. А он говорит: «Да вот так: 1 часть — отойдёт Прибалтика, 2 часть — Россия, сначала трудно ей будет, а потом хорошо, 3 часть — Украина, бедная моя Украина, поработят её иноземцы и все заводы займут». Девчата возмущаются, не верят, такой могучий Советский Союз — и вдруг распадётся. Тогда отец Филипп говорит: «Допивайте квас». А квас был налит в красивый кувшин. Когда квас из него выпили, он взял этот кувшин и кинул об стенку, он так и разлетелся на части. Отец Филипп говорит: «Посчитайте, сколько осколков». Посчитали, оказалось 15. Отец Филипп сказал: «Вот и весь ваш Советский Союз».
Пришла к старцу одна очень полная женщина, да такая, что еле ходит. Диакон Филипп встал да руками как толкнёт её в груди со словами: «Иди стелися». Мы тогда, кто были у него, кто что подумали: один — что стели постель, другой — что «стелися» — это когда корова телится. А женщина эта очень рассердилась и стала его упрекать, что он всем помогает, а её и не выслушал, да ударил и нагрубил. Стали мы её успокаивать, но она так обиженная и ушла. Прошёл год. Может, совпадение, а может, и нет, но так же сидели мы у старца, те же люди, что и год назад. Приходит какая-то женщина, благодарит старца и всё просит её простить. А нам она объяснила, что та полная женщина — это была она. И вопрос-то, с каким она тогда пришла к старцу, касался именно её чрезмерной полноты. Так, по молитвам старца Филиппа, она стала нормальным человеком.
Один раз он мне говорит: «А ну, швиденько прибери в хатЬ. Я глянула по комнате, в святом углу всё чисто — говорю: «Дедушка, всё чисто». А он говорит: «А ну, петуха выгони». Смотрю, и правда, откуда-то петух взялся. Стоит возле меня такой важный. Ну, я и давай его прогонять: кыш-кыш. Прогнала, подхожу к нему, а он снова: «Я To6i сказав: гони петуха». Я отогнала его тогда ещё дальше от дома. И снова возвращаюсь, а старец опять: «Я To6i сказав: гони його ». Петух не очень-то и хотел уходить. Тогда я прогнала его за калитку, а сама смотрю: а где же куры? Но ничего не нашла. Так у меня с женихами получилось. Много их у меня было, хоть я и болела. Но всех прогнала. Перед смертью говорил о сегодняшних церковных расколах: «Будет так, что откроют новые церкви и скажут: мы христиане, а ходить туда нельзя будет, а кто будет ходить туда, будет трижды проклят».
 
В1951 году видела, как приходил проведать старца Филиппа архиепископ Никон. Расставаясь, слышала, как Владыка приглашал его на службу в Николо-Преображенский собор. Его также часто посещали: игумен Владимир (Добрицкий), протоиерей Евфимий (Качан). Они очень уважали старца. У меня в памяти остались его глаза — полные чистоты. Взглядом он как бы проникал в человека и видел его насквозь, всю его жизнь. В движениях был быстрый. На голове часто носил шапку-ушанку, сапоги длинные, выше колен, и никогда их не снимал. Если к нему рано утром приходили в воскресенье, то он никого не хотел слушать, прогонял всех в церковь: «Чого до мене прийшли, идить до церкви».
 
 * * *
Щербакова Вера Степановна, г. Александровск.
Во время войны мой муж служил в армии Власова. И по понятным причинам меня, как жену солдата Власовской армии, с тремя детьми сослали в Казахстан. Дома осталась моя мама, она очень скорбела, ничего не зная о нашей судьбе. Со своими печалями она ходила к дорогому дедушке Филиппу за утешением. В течение 4 долгих лет он постоянно ее поддерживал своим наставлением и молитвой. Все время он ей говорил: «Не плачь, твоя дочка будет жива и вернется домой вместе с детьми». Мы с детками остались чудом живы. Находились мы в тяжелейших условиях, в лютый мороз выполняли непосильную роботу. Я заболела желтухой и уже почти умирала в холодной комнате, а дети плакали у моих ног. Вдруг открылась дверь и неожиданно вошла незнакомая женщина. Она спросила: «Есть ли у тебя икона?». У меня была очень маленькая иконочка Матери Божией. Перед этой иконой незнакомка стала молиться и дала мне кусочек хлеба. И сразу же я стала поправляться, а к вечеру уже затопила печь, таким образом мы спаслись. Когда мы вернулись домой, то первым делом пошли к старцу Филиппу, чтобы отблагодарить его, и вместе с ним вознести молитву к Господу и Царице Небесной. Вид у меня был измученный до невозможности, без слез на меня не глянешь. Моя мама плакала и спрашивала у отца Филиппа: «Как же ей дальше жить?». На что он ей ответил: «Идите в угол сада и там увидите маленькую вишенку». Мы пошли и увидели, что вишенка вся цветет, прямо облеплена цветами. Когда увиденное передали отцу Филиппу, он сказал: «Вот так и расцветет жизнь твоей дочери, только никогда не забывайте благодарить Бога». С этой поры все в моей жизни устроилось.
Старец Филипп благословил меня ухаживать за почтенным протоиереем Михаилом Ивановичем Шараповым, который долгое время служил в Александровке. Он тоже был в ссылке, затем воевал, был ранен. Отец Михаил очень почитал диакона Филиппа и был благодарен, что старец помнил о нем и послал ему на помощь человека. До самой смерти отца Михаила исполняла я свое послушание, возложенное на меня старцем Филиппом, старалась помогать во всем. Я всегда хожу в церковь, что в Александровке, благодарю Бога и отца Филиппа, и всем с радостью рассказываю о его помощи.
 
 * * *
Скобко Валентина Ивановна, г. Луганск
Я слышала такие чудесные случаи, когда прозорливый старец Филипп предсказывал судьбу, лечил людей от самых тяжёлых болезней. Анна Фёдоровна пришла с подругой к отцу Филиппу. Дедушка посмотрел на эту Анну и говорит: «Выкинь, выкинь печку с хаты». Ничего она не поняла, как это можно печку выбросить, так и осталась в раздумье. А в этот день нужно было ей идти на работу в третью смену. Муж её уехал в командировку в другой город. Она пошла на работу, а там поломался котёл, и начальник всех отпустил домой. Когда ока ночью вернулась домой, то застала своего мужа с любовницей в постели. Пошла она к родителям, всё рассказала, и на следующий день они выгнали этого гуляку-мужа. Пошла эта Анна снова к отцу Филиппу, а он встречает её на воротах в белой рубашке, подпоясанный верёвочкой. И спрашивает: «Как дела твои, Анна?». Она отвечает: «Боюсь я, дедушка, не поняла ваших слов — выкинь печку». А он улыбнулся и говорит: «А ты уже выкинула».
Пришла к нему одна Евдокия, хотела за свою судьбу узнать, что её ждёт в будущем. Отец Филипп вынес ей сухую ветку, дал и говорит: «На ветку, иди и выкинь». Прошло время, вышла она замуж, жизнь не сложилась, непутёвый муж был, выгнала его, да так сама и прожила свой век.
 
Приходила к отцу Филиппу Мария, а у неё сын Василий. Спрашивает она у отца Филиппа за судьбу своего сына, а дедушка вынес три сливы и дал этому Васе. Потом узнали, что он всего лишь тридцать лет прожил. Во время войны пришёл к отцу Филиппу немецкий генерал и говорит: «Здравствуй, отец». Отец Филипп ему ответил: «Какой я тебе отец, ты завоеватель». Генерал спросил: «А кто умнее: Сталин или Гитлер?». Отец Филипп сказал: «Сталин — это вождь, а Гитлер — шофёр, два колеса, одно потеряет на речке, а другое под большим городом».
Собралось у отца Филиппа несколько человек, он посадил всех за стол кушать и квас пить. Взял в руки платок, разорвал на три части, и говорит: «Девчата, Советского Союза не будет». Все удивились, не может быть такого, как же так. А он говорит: «Да вот так: 1 часть — отойдёт Прибалтика, 2 часть — Россия, сначала трудно ей будет, а потом хорошо, 3 часть — Украина, бедная моя Украина, поработят её иноземцы и все заводы займут». Девчата возмущаются, не верят, такой могучий Советский Союз — и вдруг распадётся. Тогда отец Филипп говорит: «Допивайте квас». А квас был налит в красивый кувшин. Когда квас из него выпили, он взял этот кувшин и кинул об стенку, он так и разлетелся на части. Отец Филипп говорит: «Посчитайте, сколько осколков». Посчитали, оказалось 15. Отец Филипп сказал: «Вот и весь ваш Советский Союз».
Химич Александр Ефимович, г. Луганск
Было мне лет 20. Один раз я спросил у диакона Филиппа: «Что вы знаете, что у вас всё получается? Вы же не учёный?» А диакон Филипп ответил: «А я сказав на ветер, а що воно само получаеться, я i сам не знаю».Диакон Филипп помогал людям добрым словом. Случилось, что у меня заболели зубы, я пришёл к диакону Филиппу и говорю
— Дедушка помоги, зубы сильно болят.
А он и отвечает: «Ну, пусть не болят».
И, правда, зубы мои перестали болеть.
В 1934 году я жил у о. Филиппа на квартире в Камброде, на Рабочей улице. Он неоднократно говорил, что мне необходимо принять постриг, но я не понимал, для чего это нужно, и каждый раз отказывался. В довоенное время в городе не было ни одного действующего храма, а тут еще этот постриг. Также отец Филипп благословлял быть у него на послушании, но родители были против. Согласились, чтобы я у него жил на квартире и находился на его обеспечении и под присмотром старца, за что родители передавали отцу Филиппу каждый месяц по 10 руб. Как-то в воскресный день ко мне пришел мой товарищ Николай 3. Я его хотел оставить на ночь у себя, спросил у старца, но он не разрешил и сказал: «Его милиция разыскивает». Тогда я обиделся и ушел от него на другую квартиру; Когда я уходил от отца Филиппа, он мне сказал: «Придешь ко мне снова и будешь платить 15 руб». Так и вышло (на других квартирах я не ужился).
 
После ухода от отца Филиппа в скором времени я поехал к родителям в село, там они мне и рассказали, что Николай 3. — уголовник, живет на фальшивых документах, что его разыскивала милиция, только тогда я понял, от чего отец Филипп меня уберечь хотел.
Однажды осенью появилась жена отца Филиппа — Самойловна, сказала, что хочет увидеть сына, поехать к нему в Москву и пожить там зиму. Но отец Филипп не благословлял ей ехать: «Не езжай, тебя там украдут», а она не послушалась и все равно поехала. Прошло какое-то время, приходит письмо, отец Филипп давал мне его читать, письмо было от сына Григория, в котором он сообщает, что мать, выйдя из дома, направилась в больницу, но до больницы не дошла, больше ее никто не видел.
 
Всех посетителей, которые утром в воскресенье или праздники приходили к нему, он не принимал и во двор не пускал, а всегда посылал: «Бегом в церкву, бегом, без разговора».
Учил диакон Филипп меня молиться Луганской иконе Божией Матери: «Пресвятая Богородице Луганская, спаси нас и покрой Пресвятым Твоим омофором».
 
 * * *
 
Задорожная Ксения Михайловна, г. Луганск
Работала я на почте и хотела рассчитаться и уйти. Пошла к диакону Филиппу за советом, потому что слышала от людей, что он предсказывает, как пророк, и исцеляет. Во дворе у него был пень, сверху которого была прибита четырёхугольная дощечка. Когда я пришла, то так и села на этот пень. Находившиеся рядом люди стали осуждать меня за это. Как оказалось, этот пень старец использовал для чтения святых книг. Все возмутились, пытаясь прогнать меня, а диакон Филипп, чтобы успокоить их, сказал: «Пусть, пусть сидит». А мне говорит: «Сиди, сиди». Так я и осталась работать на почте.
Однажды я сильно заболела. Взяла батон хлеба, денег, конфет и пошла к старцу. Пришла, а он и говорит: Зачем принесла? Да болею я. Я же не врач. Возьми батон, отдай Марийке. Да скажи, чтобы она положила его на полку.
 
Всё, как сказал мне отец Филипп, я всё так и сделала. После этого болезнь моя прошла, как и не бывало.
 
 * * *
 
Капустянова Элла Александровна, г. Луганск 
В 1956 году пришла к отцу Филиппу моя мама. Он долго рассматривал одну открытку, потом протянул её маме. На ней была кошка, а в шляпе котёнок. Марийка посмотрела и сказала: «В тебе буде дитина». Мама ей ответила: «Верю папаше Филиппу, но только быть этого не может». Маме в то время было 30 лет, врачи говорили, что детей у неё не будет. Но по благословению отца Филиппа через год родилась я.
Наша соседка собралась к отцу Филиппу и зашла перед этим в магазин. Там она увидела клубнику, которая продавалась по рубль тридцать, и по рублю восемьдесят, как она сама рассказывала, она всё стояла, выбирала: то ли ей купить по рубль тридцать, но больше, то ли крупней, но подороже. Думала, она, думала, и решила взять подороже, всё-таки идет к такому человеку. Когда она пришла к отцу Филиппу, то он её встретил с улыбкой на лице и сказал: «Да, дорогая эта клубника».
 
 * * *
Ерёмина Тамара Яковлевна, Станица Луганская 
В 1954 году я поступала в пединститут и не прошла по конкурсу. Во второй раз я уже боялась поступать, и мне посоветовали пойти за советом к диакону Филиппу. Когда я к нему пришла, у него уже было человек 30. Мария вышла к нам навстречу: «Папаша плохо чувствует себя, не сможет вас принять». Все стали расходиться. Осталось человек пять. Сидим час, два, три, уже 12 часов дня. Открывается калитка, и Мария пригласила всех к диакону Филиппу. Он поднялся и подает мне стакан: «Пойди, детка, и принеси мне воды». А я не знала, где колонка. Он стал меня ругать и называть сатаной. Одна из женщин (пожилая) выхватила у меня стакан и быстренько принесла воды, сливать на руки. Ко мне пришла сразу мысль, что не надо продавать дом, ехать неизвестно куда и зачем. Он взял у неё стакан и подаёт мне. Я стала сливать ему на руки. Когда вымыл руки, вытер полотенцем. Пошли мы все в холодочек и расположились обедать. Он налил мне чашечку пива, а я ещё совсем девчонкой была: «Извините, я не пью». Диакон Филипп опять начал называть меня сатаной и добавил: «Пей, пей». А женщина, та, что в первый раз забрала стакан, выхватила пиво и выпила.
Поели мы. Он лёг, закрыл глаза, а мы в это время священную книгу читаем, и поглядываем на него, думаем, что он спит. А он понял наши мысли и говорит: «Вы с открытыми глазами видите меньше, чем я с закрытыми. Овцы вы». Там была тарелка для пожертвований. Я хотела положить, а у меня десятка. Хотела дать мелочь, а её не оказалось, только две копейки. Диакон Филипп и говорит: «Было три брата, два богатых и один бедный. И бедному брату помогли, кто сколько мог, кто две копейки...».
 
Мне стало не по себе, что он мои мысли прочитал.
Пришло время обратиться к диакону Филиппу по вопросу, с которым я пришла, что я поступала в пединститут и не прошла по конкурсу, а теперь я хочу поступать в Миллеровский сельхозтехникум, и спросила, что он посоветует. Его ответом было: «Диточка, иди куди хочеш». Мне показалось, что он сказал как бы безразлично. А я восприняла это как благословение, и я пошла в техникум. Первые списки вывесили, а меня там нет. Два часа я ждала и вот, наконец, выходит секретарь, выносит дополнительные списки. В этом списке я была первая.
По окончании учебы работала агрономом, потом в школе преподавала растениеводство, заочно закончила пединститут. Я и не думала, что поступлю. За один день, подготовила все документы, сдала все экзамены и прошла вне конкурса. Так я стала агрономом и учителем. Как диакон Филипп сказал: «Куди хочеш, i иди». Так и вышло.
Рассказывала Зинаида, которая ходила к отцу Филиппу в 50-е годы, умерла.
«Время было безбожное, для верующих людей очень тяжелое, преследование со стороны властей, да и вокруг люди неверующие постоянно насмехались, если узнавали, что человек ходит в церковь.
 
Недалеко от отца Филиппа жили такие люди, вот однажды они собрались, а были то мужики, да и говорят: «Пойдем к деду Филиппу, ради смеха, поболтаем». Идут по дороге, смеются. Зашли к отцу Филиппу, а он им выносит большую миску с водой и ложки, да и раздает им. А они удивились этому, ничего не поняли и спрашивают у него: «А зачем нам это?». А он им ответил: «Вы же хотели поболтать, так берите ложки и болтайте».
Поели мы. Он лёг, закрыл глаза, а мы в это время священную книгу читаем, и поглядываем на него, думаем, что он спит. А он понял наши мысли и говорит: «Вы с открытыми глазами видите меньше, чем я с закрытыми. Овцы вы». Там была тарелка для пожертвований. Я хотела положить, а у меня десятка. Хотела дать мелочь, а её не оказалось, только две копейки. Диакон Филипп и говорит: «Было три брата, два богатых и один бедный. И бедному брату помогли, кто сколько мог, кто две копейки...».
Мне стало не по себе, что он мои мысли прочитал.
 
Пришло время обратиться к диакону Филиппу по вопросу, с которым я пришла, что я поступала в пединститут и не прошла по конкурсу, а теперь я хочу поступать в Мил-леровский сельхозтехникум, и спросила, что он посоветует. Его ответом было: «ДДточка, цш куди хочеш». Мне показалось, что он сказал как бы безразлично. А я восприняла это как благословение, и я пошла в техникум. Первые списки вывесили, а меня там нет. Два часа я ждала и вот, наконец, выходит секретарь, выносит дополнительные списки. В этом списке я была первая.
 
По окончании учебы работала агрономом, потом в школе преподавала растениеводство, заочно закончила пединститут. Я и не думала, что поступлю. За один день, подготовила все документы, сдала все экзамены и прошла вне конкурса. Так я стала агрономом и учителем. Как диакон Филипп сказал: «Куди хочеш, i иди». Так и вышло.
 
 * * *
Иванова Ольга Ивановна, г. Луганск
Жили мы на улице Ростовской, дом 28. Бывал диакон Филипп и у нас дома. Уже в те годы он сказал про наш дом: «Ваш дом пойдет по дороге, а на вашем месте ничего не будет, а будет святое место, и дом большой пойдёт прямо по дороге и упрётся в другой дом», — как сказал, так и есть.
Про явление Божией Матери он рассказывал моей матери, Наталье Савельевне, что шёл он во вторую смену, и сразу упал на колени. Было это на территории завода, и там были ещё заводчане, которые также попадали на колени и головами прижались к земле. Он один только видел Царицу Небесную. Недалеко от отца Филиппа был рабочий, когда видение прошло, и все поднялись с земли, старец спросил у рабочего, что он видел. А тот отвечал, что ничего не видел, а только лежал и сам того не понимал, почему и зачем. И только удивлялся тому, как он мог упасть. А диакон Филипп стал рассказывать о том, что явилась Матерь Божия, идя по белой дороге, опускаясь на небесном облаке. И были на ней белое покрывало, которое развивалось на ветру, а за ней шли певчие, которые несли хоругви и пели.
 
Знали мы диакона Филиппа с 1932 по 1949 гг. Был он очень хорошим человеком, добродушным, помогал без всякой корысти, а лицо его как будто светилось, было симпатичное, и он всё время читал про себя молитву, чуть ли не вслух. Это был очень редкий человек. Заставлял читать мою маму Библию, потому что она очень хорошо и четко умела читать. Как лицо его, так и глаза его источали свет.
У моей мамы болели ноги, и он её вылечил. А вылечил так, всё приговаривал: «Наталия, бижи, бижи, бижи». И она бегала, и ноги перестали болеть.
Лежали у диакона Филиппа вместо калитки бревна, метров по пять в длину, штук 20, да такие толсты, что двумя руками можно обхватить. И через них все шагали, чтобы подойти к келий (это было еще до войны), а он только улыбается, что мы идем и спотыкаемся.
 
 
 * * *
Куликова Ксения Ивановна, Славяносербский район
Я всегда восхищалась его духовной дальновидностью, его истинно отеческим вниманием к людям, всегда верила в силу его благодатного заступничества. Он был для нас примером, как мог, неустанно помогал людям, усердно молился.
 
Во времена безбожной власти в одной семье арестовали отца-кормильца, осталась жена с двумя девочками. Понятно, какое горе для семьи. В невыразимом смятении пошли они к дедушке Филиппу, который их духовно окорм-лял, поделиться несчастьем и попросить его молитв к Богу о помощи, надеясь, что Господь не оставит их в скорби. Он их внимательно выслушал: «Девчатка, вон бачите, та дверь, пробуйте её открыть». А дверь была без ручки и очень плотно прикрыта. Девочки начали её открывать, пытались по-всякому: и пальчиками маленькими, и ноготочками поддевали, долго трудились, пыхтели. А дедушка Филипп в это время молился. И наконец-то, дверь эта с трудом открылась. Тогда он им сказал: «Молодцы, значит выпустят вашего батька». И действительно, милостью Божией, через короткий промежуток времени, выпустили их отца из тюрьмы.
 
 * * *
Журавлёва Василиса Моисеевна, г. Луганск/
Впервые в 1941 году я встретилась с отцом Филиппом в городе Луганске, где сейчас «Детский мир». До этого времени я его не знала, а он меня спросил: «Ты у меня была?» Я ему ответила, что не была. А он мне говорит: «Ты Пресвятую Богородицу знаешь?», а я ему отвечаю, что знаю. Он говорит: «Говори за мною — Богородице Дево радуйся, Благодатная Мария, Господь с тобой, благословенна ты в женах и Благословен Плод Чрева Твоего, яко Спаса родила еси душ наших». И, сказав это, он ушёл. Когда я узнала, что это был отец Филипп, то сразу пошла к нему на дом, со своим 10-летним сыном, утром. Он нас встретил, говорит: «Чего ты пришла так поздно?». Моему сыночку Грише дал 3 рубля, а мне красный цветок.
Во время Отечественной войны моего сыночка ранило в голову, и теперь мой сын получает 30 рублей пенсии. Построил мой сын Гриша дом. Отец Филипп сказал на это: «Там, где ты построил, найдутся наследники и развалят его, а строй дом себе на юг», и показал рукой. Его слова впоследствии так и сбылись. Когда пришла я к нему в следующий раз, он мне сказал: «На моей хати звив соловей гниздо, i мне так весело жилось». Какое-то время помолчал, и говорит: «Соловей полетел на зимовку». Опять немного помолчав, добавил: «Я ему поставил двухэтажный столб, и вылупилось много со­ловьев». Когда мой сын Николай пришел с армии, то сразу же получил квартиру на втором этаже. Вот так по благословению отца Филиппа все исполнилось.
Горбатенко Анастасия Андреевна
Я не присматривалась тогда к старцу. С виду он был старичок с большими глазами. Был строгий ко всем, но ко мне относился хорошо, я ничего от него плохого не слышала. Я его боялась, потому что люди говорили, что он многих выгонял, не принимал. Пришла я однажды к старцу с одной болящей женщиной узнать, что он ей скажет. Когда пришли, то пришлось немного подождать, пока он окончит молитву и выйдет из келий. А он вышел из келий и пошёл, как бы больной, до помоста (лавочки) в саду, где он часто сидел и принимал людей.
— Ой, ой занедужав я, занедужав.
А сам между вишенками прошёл, постонал, постонал и обратно в келию зашёл. Так больше ничего и не сказал, ни он нам, ни мы ему.Но в скором времени всё прояснилось. Женщина тогда ещё не была сильно больна, а потом заболела и двадцать лет пролежала. Вот к чему были эти слова.Работала я в 1949 году на заводе МПС. И помню, шла со смены и решила зайти в Николо-Преображенский собор, а он был закрыт. Тогда я решила пойти к отцу Филиппу. А когда пришла, то стала около вишенки и стою, смотрю на него. Это было после войны. Много людей приходило к нему спрашивать за родственников. Кто живой или убит — всем отвечал притчами. Одна женщина, пришедшая уже после меня, подошла к старцу и стала просить:
Папочка, я принесла тоби ковбаски. А он:
Не надо, не надо.
А женщина уговаривает:
Ну, папочка, ну, визьмить, ковбаска така свижа.
Ну, запхни и за голенище мого сапога.
Она так и сделала. У неё впоследствии вернулся муж без ноги. А я всё это время стояла, смотрела на старца. А он говорит: «Ти не дивись на мене, а дивись на петуха i на кури-цю, як вони гарно убрались i бубенчик на головЬ. Я наклонила голову, а у моих ног и правда стоят и петух, и курица — и непонятно, откуда они взялись. Посмотрела я на них, а потом опять подняла голову и смотрю на старца. А он говорит: «Не дивись на мене, а дивись на петуха i на курицю». Я опустила голову, а их, как и не было, вокруг посмотрела: нигде их нет. Потом старец добавил: «Як пара ще, так тихо дають дорогу, а як батюшка ще, то не як-небудь дають дорогу, а тихо-тихо». Ещё и пальцем показал, как тихо. Много лет прошло, а его слова у меня и сейчас звучат в ушах, как будто только были сказаны. Через 20 лет слова его исполнились. Работала я в трамвайном парке, и там работала со мной девочка несовершен­нолетняя. Я взяла эту девочку на квартиру, но с условием, что она будет ходить в церковь. Она согласилась, а через некоторое время уже пела в любительском хоре (на клиросе), а затем и в большой попала. Вышла замуж, а когда шли венчаться молодые, то все люди тихо им давали дорогу (шли мы от самого Иванишева Яра в Николо-Преображенский собор). Вспомнила я слова старца и говорю Вале (так звали невесту): «Вот увидишь, что Николай, твой жених, батюшкой будет». Так и получилось. Слова старца и исполнились. Пришли мы один раз вчетвером к старцу. Открыла двери в келию послушница, всех впустила, а мне сказала подождать. Через время и меня впустила. А с самого порога в келию была положена доска. Я увидела и испугалась, подумала, что это мне гроб предстоит, и спросила, почему это так? А какая-то женщина, находящаяся в келий, ответила мне: «Это вы будете строиться». А я в недоумении, ну, как же строиться, когда ни плана, ни денег, ничего нет? Тогда старец Филипп говорит мне: «Оце рано-рано уставай, щи на вулицю, шо треба буде тоби, то i будуть давати». А я себе и думаю, как мне будут давать, да ещё рано-рано? Но то, что сказано, то и сделано. Устроилась я работать уборщицей в стройуправление, а там сторожем работал одни раб Божий Николай. Так он мне, когда узнал, что я строюсь, и досок давал, и цемента, и на подшивку. В общем, всё, что нужно, для меня подыскивал. Сама я у него ничего не просила. С вечера шла я на работу, приберу сразу, а потом ночь отдыхаю, а рано-рано проснувшись, пока никого ещё нет, я за тачку и домой, а в тачке он мне уже что-нибудь приготовил. Вот так я и построилась. Старец Филипп мне не отказывал ни в чем, как что мне нужно, так и бегу я к нему.
Про икону Луганской Божией Матери старец говорил: «Прийде час, що з иконою Луганськой Божей MaTepi пройдуть кругом города i будуть спивать: Пресвятая Богородица, спаси нас». И я твердо верю, что слова его исполнятся.
 * * *
 
Омелъяненко Валентина Моисеевна, г. Луганск
Я слышала от своей тёти о чудесах диакона Филиппа.
Пришла к дедушке после войны одна вдова, которая осталась с тремя детьми без крова. Он благословил её пойти до восхода солнца за город, где была свалка. Придя туда, она увидела, что сразу подъехала машина, выбросив мусор, уехала. Когда эта женщина подошла, то там были хлебные карточки, за которые построила она себе домик. Училась я в техникуме и последний экзамен не сдала. Ночью перед иконой Св. Николая я молилась, а когда легла спать, просила диакона Филиппа о помощи. И увидела видение в первом часу ночи, в сиянии явился в верху кровати старичок, ласково сказал: «Не бойся меня, я отец Филипп, ты хочешь меня видеть, и я к тебе пришёл». Взял меня за правую руку и сказал: «Прочитай девять раз «Жи-вый в помощи...» — и ты завтра сдашь экзамен». После этих слов его не стало. Я включила свет, двери были заперты, тогда еще не могла понять, как он вышел. Прочла перед Св. Николаем 9 раз «Живый в помощи...», утром снова 9 раз и пошла. И очень удачно сдала экзамен.
После этого случая я очень пожелала увидеть могилку старца Филиппа. Я пошла туда с тётей Елизаветой Чумак на Пасху. Там я стала расспрашивать у людей, кто знал его при жизни.
 
 * * *
Журавлёва Александра, г. Луганск
К отцу Филиппу мы пришли с мамой. У нее очень болели ноги, отец Филипп сразу исцелил её силою молитвы своей, он ещё палкой ударил ей по ногам. А мне он сказал, чтобы я читала газету, много лет я после этого проработала в отделе кадров, видно, это было предсказание. В то время я ждала из армии (2 года) жениха. Я спросила у отца Филиппа за него, а он мне сказал: «Ржавая оселе-дица, и то люди возьмут». Вскоре мне сообщили, что он погиб в Германии в мирное время, его убили во время перестрелки у стены Берлинской. Расскажу за своего родственника, Журавлёва. Во время войны он был ранен в голову, а врачи дали документы, чтобы его отправить на фронт. Его мама пошла к отцу Филиппу и стали просить о помощи. Он помолился и гово­рит: «Бегом беги в военкомат». Прибегает она в военкомат, а там уже все двери закрывают. Стала она обращаться ко всем и просить за сына. Один человек в форме выслушал ее и позвонил на вокзал, и его оставили дома, он не поехал на фронт.
Еще я помню одну женщину, которая пришла к отцу Филиппу с двумя палками, у нее болели ноги. Он велел принести ей два ведра воды на коромысле. Пока она несла воду, то за это время и исцелилась, и домой пошла без палок.
 
Рассказывали ещё другие женщины, что отец Филипп направил женщину проведать тяжелобольную и передал ей пирожки. Когда больная скушала эти пирожки, то сразу выздоровела.
Рассказывают, что некоторые видели его молящимся на воздухе, но он не велел никому рассказывать о том, пока он живой. Отец Филипп говорил людям притчами, некоторым советовал, какие молитвы читать в течение всей жизни. Отца Филиппа еще при жизни считали святым те, которые знали его. Отец Филипп говорил: «Я не лечу, а на правильный путь наставляю и рассказываю про слово Божие».
Зорина Таисия, г. Луганск
Я попала к дедушке Филиппу где-то в 1952 году. Когда я приходила к нему, то он часто посылал меня в больницу. Говорил: «Иди, неси продукты и воду больным, пусть исцеляются» . Я шла в больницу и с радостью все эти продукты раздавала, а люди брали их с удовольствием, тогда весь город знал и почитал этого старца, они понимали, что все из его рук — это лучше любого лекарства. Мне нужно было сдавать экзамены, я пришла к отцу Филиппу за благословением, а он говорит мне притчу: «Моя хата мазана глиной, обложена кирпичом, все ваши дела мне нипочем». Я сразу поняла, что все будет хорошо, и на экзамены шла с полной уверенностью. Сдала все на отлично. Еще он говорил мне: «Ты этих петухов боишься, на тебе палку, бей их!».
Моя тетя пришла к отцу Филиппу просить благословения строить дом с мужем. Отец Филипп послушал ее и молча дал один сапог... Тогда она ничего не поняла, но прошло время, и муж умер, осталась моя тетка одна. Дедушка Филипп был очень мудрый и прозорливый старец.
 
 
 * * *
Александра Даниловна, г. Луганск
К отцу Филиппу ходила моя мама Анна Яковлевна в 1956 году. У моей сестры, ей было два месяца, начал расти горб на спине, это было большое горе для всех. Маме посоветовали обратиться за помощью к отцу Филиппу. Она взяла детей и пошла к нему молить о помощи. Ещё она не дошла до его дома, а он, прозорливый, уже говорит: «Марийка, там женщина с двумя детьми, пусть в хату зайдёт». Когда мама зашла и всё рассказала, он посмотрел на девочку и говорит: «Возьмите водичку, искупайте девочку в ней, а потом ещё раз принесите её ко мне». Сестру искупали в этой воде, и горб перестал расти, а потом немного уменьшился. Но мама больше к отцу Филиппу не пошла, некогда было ей, а потом старец умер. Так этот маленький горбик и остался.
 
 * * *
Щукина Прасковья Семёновна, г. Луганск 
Диакона Филиппа я знала ещё при жизни. Он мне много раз помогал, когда мне было тяжело. В 1951 году родила я второго сына, мужа посадили за воровство, а я осталась с детьми сама. Вышла из роддома, без копейки денег, в доме нет ни крошки хлеба, а первый сын стал просить кушать. Ему уже тогда было два года. Я вспомнила про вишню во дворе и послала сына за кружкой, чтобы нарвать вишен, а он прибегает и говорит: «Мама, тебя тётя зовёт». Я подошла к калитке, а там действительно женщина стоит. В белом длинном платье с длинными рукавами, а на голове платочек кремового цвета с длинными концами. Платок был повязан так, что было видно только одно лицо.
Хотела я подойти к ней поближе, но не смогла, а остановилась на расстоянии четырёх метров. «Надо здороваться», — сказала она. Я поздоровалась. Спрашиваю: Вы от дедушки Филиппа? А она отвечает: А зачем вам это?
Потом она дала мне свёрток. Я обрадовалась и стала рассматривать, что в нём. А когда подняла глаза, то её как и не было. В свёртке был завёрнут батон, такой, как у диакона Филиппа на фотографии, и два яйца.Получилось так, что мы этот батон долго ели, а он не убывал. Я поначалу как-то не обратила на это внимания. А когда устроилась на хлебозавод, то уже всё прекратилось. И хлебушек я уже носила с завода.
 
Когда я после этого случая пришла к старцу Филиппу и рассказала про всё, то он улыбнулся и сказал: «I не кажи нжому про це, i щоб школи не плакала».
Всё время, пока муж был в тюрьме, старец помогал мне: носил продукты — картошку, лучок, конфеты — и исцелял меня. Я тогда сильно болела, ноги были опухшие, и всё тело болело. И, благодаря его молитвам, от меня все болезни отошли. Люди тогда завидовали и говорили: «То к старцу не пробьёшься, а тут сам ходит к ней, да ещё и сумки передаёт».
Старец Филипп был очень добрый и справедливый. Он всё раздавал, что ему приносили. Когда я к нему приходила, то он всегда приглашал немного посидеть.
 
Дал мне один раз диакон Филипп три рубля по рублю. Один из них с надорванным уголком. Я не поняла, к чему, а потом догадалась. Муж мой пробыл в заключении два года и неполный третий, и его отпустили домой. Когда муж пришёл, я повела его к старцу, чтобы поблагодарить за его молитвы, а когда мы пришли к нему, то он мужа моего выгнал. А ко мне подошел и сказал: «I щоб школи не плакала». Ругались мы с мужем, пока он меня не выжил из дома, а сам принял другую, такую, как сам, бывшую в заключении.
Так я и попала с улицы Чайковского на квартал Молодёжный. Он всегда перед моими глазами: Ростом был немал, худенький, руки большие. Носил рубашку чёрную, косоворотку, а сверху что-то как ряса, но до колен.У него были светящиеся глаза, что даже смотреть на него нельзя было, и весь он как бы светился. Был у него крест, как у священника. Келия, в которой он жил, была маленькая. Книг духовных было много. Когда его хоронили, то на ночь в Николо-Преображенском соборе оставляли, а мы попеременно читали Псалтырь.
 
Моя знакомая по имени Анна собралась поехать к старцу Филиппу. Вышла из дома и, пройдя уже довольно приличное расстояние, вспомнила, что забыла дома зеркальце, и вернулась за ним. Приезжает она к старцу Филиппу, а он ей прямо с порога и говорит: «Ну, и долго же мы собирались? Всё сложила, а зеркало забыла? Вернулась. А оно тебе надо?». Он знал всё за каждого человека. И люди знали, что лукавить или выгораживать в чём-то себя перед ним незачем. Он знает всё, как оно есть на самом деле.
Моя подруга, верующая девушка, пришла к старцу Филиппу взять благословение на экзамен. Он вышел на крылечко и стоит созывает птичек, которые, весело чирикая, слетались к нему со всех сторон. Он посмотрел на неё и говорит: «Иди с Богом. Сдашь всё хорошо». И действительно, все экзамены девушка сдала благополучно.
Однажды, направляясь к старцу, встретила я знакомую женщину. Она меня предупредила, что отец Филипп до того бывает сердит, что может и палкой побить. Отыскала тогда я палку и для себя, решив, что уж если он сочтёт нужным меня наказать, так чтобы палка была уже наготове. Так с палкой пришла я к старцу Филиппу. Он меня увидел и удивлённо спрашивает: «А палка зачем?». Я и отвечала: «Да говорят, что Вы бьёте палкой». А он мне: «Ну не всех же». Потом я предложила ему своё приношение: булочку и несколько кусочков сахара. «А сама-то что будешь завтра есть? Зачем последнее отдаёшь?» — спросил он. Я сказала, что Бог даст день и пищу. После чего он принял моё угощение. И я, конечно, была этому рада, потому что знала, что он далеко не от всех принимал приношение.
Один раз приехала я к старцу Филиппу, а позавтракать дома не успела, и во время дороги изрядно проголодалась. А он мне и ещё нескольким женщинам предлагает покушать. Я смутилась и думаю, как неудобно, что же это мы его объедаем? А он сразу же смотрит и отвечает: «Да никогда не объедите». Тогда я попросила у него прощения, что я так подумала, и приняла угощение. Отец Филипп учил, что перед тем, как зажечь лампаду, нужно осенить себя крестным знамением. «Освяти, Господи, мой ум (правая рука касается лба), сердце (рука на животе), и всего меня (касается правого и левого плеча)».
 
Отец Филипп был невысокого роста, худощавый, с большой бородой. Жил в маленькой, очень скромной комнатке. Совершенно по-разному относился к приходящим к нему людям. К одним он был приветлив и радушен, с другими грозен до гнева.
Людей, приходивших к нему с нечистыми помыслами, отец Филипп узнавал как бы заранее: «Идите, идите! Не нужен вам Филипп».
Потороча Александра Николаевна, г. Луганск
В 1953 году, когда умер Сталин, по всей стране был объявлен траур, и все застыли в минуте молчания, я в это время была в школе, и вместе со всеми стояла. В эту самую минуту у меня схватил аппендицит, да так сильно, что меня скорее отправили к врачу, а он, уже осмотрев, отправил в город на операцию. Жила я в то время в Новосветловке и за отца Филиппа уже слышала, что есть такой прозорливый старец, но совсем не понимала, что это означает, так как в школе нас учили, что религия — это позор и пережиток прошлого. Когда меня привезли в город и сказали, что операция нужна срочная, я испугалась. Слава Богу, у меня была верующая тётка Кошуба Нина Яковлевна, которая ходила к отцу Филиппу. Она меня еле уговорила сходить к нему. Пошла я к нему только из-за того, что боялась ложиться под нож. Когда мы пришли в домик отца Филиппа, я с интересом всё вокруг рассматривала. Сам домик был выложен из красного кирпича, внутри было очень тесно, лежал он на полке, под головой была фуфайка, одет он был в серую рубашку-косоворотку. Помню, что в углу горела лампада, и висели иконы, да ещё были какие-то божественные книги. Когда ему всё рассказали обо мне, он сказал: «На пуп соли насыпь, на таких, как ты, только практикуются». Я сделала всё, как он сказал, а в больницу не пошла, и у меня всё прошло, и аппендицит до сих пор меня больше не беспокоил.
 
Второй раз я попала к отцу Филиппу снова по настоянию своей тёти Нины. Она говорила: «Девчата, поедьте к отцу Филиппу, пока он живой, он же всё вам предскажет по жизни». Решили мы тётке сделать одолжение, собрались три двоюродные сестры, зашли к тётке, она дала нам на гостинец дедушке пирожков, пышек, булочек и мёд. И сказала так: «Идите, и по дороге не ругайтесь и ничего не ешьте, а то он всё знает. Всё запоминайте, что он скажет, и на обратной дороге зайдите ко мне и расскажите, что он говорил». Жила тётя Нина возле Сотого завода, нужно было идти прямо по дороге. Мы идём, идём, да остановимся, покушаем немного мёда, а по дороге везде колонки стояли, водой запьём, и опять мёда хочется, так половину и съели. Заходим в хату, гостинцы Марийке отдали. Дедушка нас увидел и говорит: «Мария, сади девчат». Мы посадились, а он посмотрел на нас внимательно и говорит: «Наливай им вина». А я рада, что он нас встречает, как взрослых. Выпили мы немного, а оно горькое сильно. Тогда отец Филипп показывает на одну сестру и говорит: «А этой крайней дай закусить». Когда мы собирались уходить, он говорит Марийке: «Отдай детям мёд, пусть доедают». Мы испугались, что он знает, что мы мёд ели, стыдно стало. Тётке побоялись об этом говорить. Идём обратно, а на пороге нас тётя встречает и спрашивает: «Что отец Филипп вам сказал?». Мы сказали, что дал горького вина выпить, а одной закусить дал. Тётка опечалилась и только головой покачала.
 
Прошли годы. У всех нас горькая и неудачная жизнь, а у третьей, которая закусила, потом по жизни немного лучше стало.
Во время войны моего отца забрали на фронт. Воевал он хорошо, постоянно похвальные письма за него приходили от начальства: такая-то часть гордится вашим сыном Потороча Николаем Яковлевичем за его боевые заслуги. Бабушка была этим очень довольна и всегда гордилась своим сыном. Пошла она к отцу Филиппу в гости и решила за судьбу сына своего узнать. Отец Филипп ей такое сказал: «Один орёл так высоко летал, а когда упал на камень, то как в тесто, загруз».
Прошло время, и приехал к нам боевой товарищ отца, Фанченко Иван Николаевич, и рассказал нам, что служил он с нашим отцом в одной части, и на его глазах отца в окопе разорвало снарядом. Отец Филипп говорил, чтобы приходили к нему на могилку, как к живому, и просили о помощи. Он страшно не любил всяких баптистов, сектантов, раскольников, колдунов и прочую черноту. Даже Марийку заставлял калитку закрывать перед их приходом,.чтобы не допустить их в дом. Ещё он говорил: «Когда я умру, будет возле меня церковь, заходите сначала туда, а потом ко мне идите».
 
 * * *
Григоров Георгий Иванович, Ростовская область
У моего отца, Григорова Ивана Терентьевича (1895 года рождения) была серьезная болезнь желудка. После обследования необходимость операции отпала. Врачи пришли к выводу, что пациент безнадежный. Сестра отца, узнав о таком горе, сразу отправила его к отцу Филиппу, так как старец знал нашу семью и бывал у нас дома. И конечно же, надежда была на него, что он поможет, вымолит. Был это 1936 год. Старец принял и благословил месяц ничего не есть, кроме хлеба и кваса, и обязательно ходить в храм. Как бы странным ни показался совет, но отец с полной ответственностью взялся исполнять. Правда, после этого первый раз, когда зашел в храм, стал сразу мокрый и долго стоять не смог. Отец Филипп, узнав об этом, сказал: «Так и надо было. Чтобы из него вся зараза вышла». По прошествии месяца старец разрешил раз в неделю есть яйцо. А уже через две разрешил есть все, и не бояться. Отец так все и исполнил — и получил исцеление. В то время ему было 42 года. После этого случая, он прожил еще 50 лет. Моя мать, Григорова Александра Петровна (1905 года рождения), и две снохи, Лукерья и Надежда, поехали один раз навестить старца. Засиделись у него, и, так как время было позднее, остались переночевать. Определяя на ночлег, старец дал Лукерье вместо подушки мелкие дрова, Надежде — рядом с Лукерьей — крупные дрова, а матери велел спать на деревянном топчане. Не понимая, к чему это, мать спросила: «В чем мы провинились?». На что старец ответил: «Будешь спрашивать — на гауптвахту посажу». Утром, когда мать и две снохи стали прощаться с отцом Филиппом, он дал матери три рубля. И, обращаясь к ней, спросил: «Кто у тебя на войне?». Мать ответила: «Муж и два сына». На что старец подоброму ответил: «Все они вернутся живыми». И действительно, они вернулись целыми и невредимыми. Соседи очень завидовали, так как у них никто не возвратился с войны.
 
Один раз отец Филипп по срочному делу решил отправить мою тетку, Акулину Терентьевну, в село Елань. Билетов на вокзале не оказалось, и не было ни малейшей возможности их достать. Возвратилась она к старцу в недоумении, как ей быть. На что он ответил: «Езжай, не переживай, смело заходи в вагон, билет дадут». Она так и сделала. Зашла без билета в вагон и села. Сидит тихо и вдруг видит: идет проверка. Стало ей так страш но, что вся начала дрожать. Откуда не возьмись, бежит по вагону мальчик и кричит: «Кому нужен билет? Моя мама заболела, ехать не может». Тетка сразу же купила билет и благополучно доехала до пункта назначения. Так она и выполнила благословение старца Филиппа.
В 1955 году я с сестрой поехал к старцу. Желая чем-нибудь его угостить, я купил две бутылки кагора. Но как он к этому отнесется, не знал. Шел дождь. Отец Филипп отправил всех находящихся у него, а нас оставил. Через время спрашивает, сколько я бутылок привез? Я удивился, поскольку о вине не было сказано ни слова, но, не растерявшись, ответил, что привез столько, чтобы все попробовали. Он сказал, что так оно и будет. Выпили мы по рюмочке, а потом, поскольку я взял с собой фотоаппарат, отец Филипп благословил себя сфотографировать. Я запечатлел его с булочкой в правой руке. Потом эту булочку он отдал мне и сказал беречь. Я очень волновался, что фотография, может, не получится, и попросил сфотографировать еще раз. Но старец Филипп сказал: «Не треба». Проявив пленку, я успокоился, негатив был четким, ясным. Все было в порядке и фотография получилась.
 
Мой брат по профессии врач. Когда он приехал к старцу, то он его и спрашивает: «Когда же начнешь лечить травами?». Брат сразу ответил, что пока нет. Но отец Филипп сказал: «Нет, уже пора». Старец сам больше советовал совсем простые травы. Но это, конечно, было по его благословению. Потому и по­мощь была.
Сам он говорил, что после его смерти, кто будет на могилку к нему приходить — будет оздоравливаться.
Монахиня Магдалина, г. Луганск
Происшедшее мне рассказала прихожанка Свято-Георгиевского храма г. Луганска Мария Михайловна. У Марии Михайловны была подруга, с которой они в молодости ходили к отцу Филиппу. У этой подруги сильно болела рука, была незаживающая и гноящаяся рана. Врачебная помощь была неэффективна, и они отправились к старцу. Отец Филипп сказал, что у больной есть соседи, которые держат большую собаку. И посоветовал, как обычно, намазать руку сметаной и дать облизать собаке. Подруга стала возражать, что собака настолько злая, что подойти к ней чужому человеку совершенно невозможно. Старец ее успокоил и сказал, чтобы она ничего не боялась. Сделала бы дырку в заборе, где у соседей собачья будка, и просунула туда руку, намазанную сметаной. Вместе с этим советом он им дал водички и сухариков. И велел руку водичкой протирать, а сухарики как лекарство принимать. Женщина исполнила все, что велел ей старец. К ее удивлению, соседская собака даже не гавкнула, а только спокойно вылизала больную руку. Пила она и водичку и мазала ею руку. Очень скоро рука зажила, и женщина с восторгом стала рассказывать всем о чудесном исцелении. Но ей стали наговаривать, что ничего чудесного нет, все знают, что слюна собаки обладает заживляющими свойствами. Собаки ведь всегда сами себе раны вылизывают, и все проходит. Наслушавшись этих разговоров, она и сама стала так думать. Через время заболела и загноилась у нее и другая рука. И она уже уверенная в себе, смело намазала руку сметаной и отправилась опять делать дырку в заборе. Собака за забором молчала, пока та отрывала доску. Но как только та просунула руку, собака взвилась от бешенства, и бедная женщина едва не осталась без руки. Собака еще долго лаяла и бросалась на забор. У женщины еще осталась водичка, которую давал ей старец. И она давай опять воду лить и руку мазать. И все зажило. После этого она уж не сомневалась, откуда было ей исцеление. И благодарила старца за молитвы.
 
 
 * * *
Хрыша Георгий Иванович, г. Луганск
Узнал я про диакона Филиппа, как только приехал в Луганск Было это в 1954 году. В первый раз привела меня к нему моя супруга. Старец тогда улыбнулся и, как бы смеясь, говорит: «Ха-ха-ха, Георгий Победоносец пришел». Потом он все разговаривал с моей супругой. Я только был удивлен тому, откуда это он знает мое имя. Другой раз пришли мы уже по делу вместе с женой. А дело было такое. Супруга моя была в положении на седьмом месяце, а врачи говорили, что надо делать искусственные роды, иначе она роды не выдержит, так как у неё больное сердце. Когда я пришёл к ней в больницу, то она попросила, чтобы я принёс ей её одежду. Она хотела убежать с больницы, чтобы сходить к старцу, узнать, что он ей скажет. Всё так и сделали. Пришли к нему, а он и говорит: «Та обведи П кругом столу три раза — i она родит». Я так всё и сделал, как он сказал. И она вправду родила благополучно девочку. Когда родилась дочь, пошли мы с супругой благодарить диакона Филиппа за его молитвы и помощь. Он взял ребёнка на вытянутые руки (не к груди) и смотрит на неё. А жена моя в мыслях подумала, что он уронить может ребёнка. А он только рассмеялся, отдал моей супруге дочку, а девочке положил двадцать копеек. Сначала мы не поняли, к чему он дал нашей девочке деньги, а потом, спустя много лет, когда дочка выросла, у неё оказалась большая страсть к деньгам. А он, получается, уже тогда знал, что она будет деньги любить.
 
До знакомства со мной моя супруга Наталия Павловна пришла к старцу. Он даёт ей черевички маленького размера, как детские, и говорит: Одивай вони николи не знимуться, i прийде мужчина вищё твого росту, i пидете по Петроградський дорози. И правда, там мы с ней и познакомились, и ростом я был выше её. Мы с ней тогда расписались и обвенчались и много прожили вместе, до самой её смерти. Мы часто вдвоём приходили просто послушать старца. Он был худенький, на лицо приятный, оно у него, как у образованного человека, умное было. Добрый был. Рубашку носил из грубого полотна, на выпуск. Был очень строгий, любил правду и обличал многих. Однажды хотели его побить, а он им только сказал: «У палки два кинця». И они побоялись его трогать.
 
 
 * * *
Безбожная Татьяна Ивановна, г. Луганск
Диакон Филипп говорил: «Коли б люди знали, що там ожидае ix на He6i, то вставали б в час Hoчi yci молитись Богу». Всем, кто ходил к диакону Филиппу, он благословлял читать акафист Божией Матери «Скоропослушнице». Ещё говорил, чтобы на Пасху мы ходили в Допр, в больницу, к болящим на дом, к одиноким и немощным и носили свячёные пасочки, яйца — все, что могли дать. Было это после войны, в 1946 году. Пришли мы в церковь вместе с подругой Тамарой. Диакона Филиппа я еще не знала. Тамара мне говорит: «Ты стань возле алтаря, а когда диакон Филипп выйдет, то проводи его домой, потому что сегодня некому его проводить». Я так и сделала, стояла возле алтаря, а потом ко мне подошли и сказали, что нашлась женщина, чтобы провожать отца Филиппа. Я отошла в самый конец храма. Окончилась служба, вышел из алтаря диакон Филипп. Он подошел прямо ко мне, поднял палец правой руки вверх и говорит громко: «Празднуйте Луганскую Божию Матерь першого июня (по старому стилю). Празднуйте и три дол, як Пасху!». Вот так я увидела диакона Филиппа и запомнились мне его слова крепко-накрепко, потому что он говорил это для меня. Потом ко мне стали подходить другие люди и спрашивали, что он говорил. В день празднования Пресвятой Троицы после службы мы пошли к отцу Филиппу домой. Он нам сказал, чтобы мы читали акафист Пресвятой Троице. В святом углу горела лампада. Нас собралось человек 12, было тесновато, я стояла в коридорчике, отец Филипп стоял на коленях и молился с таким благоговением, что я до сих пор забыть не могу то ощущение присутствия благодати, просто душа ликовала и трепетала, нигде и никогда больше я не испытывала такого сладкого чувства.
Когда закончили акафист, было уже время к вечеру, и диакон Филипп сказал: «Идить в церкву, там буде зараз вечирня начинаться».
 
В следующий раз была я у диакона Филиппа с сестрой Анной. Пришли мы к нему за благословением в дорогу, чтобы побывать у прозорливого старца иеромонаха Серафима, он тогда служил священником в селе Остахово. Я знала, что эти два старца общались между собой и всегда очень с уважением и даже трепетом относились друг к другу. Спросили мы в первый раз: «Можно мне ехать или нельзя?». А он говорит: «Так його ж немае». Второй раз спросили, а он молчит. Третий, четвертый разы спрашивали, а ответа нет. Когда мы пятый раз спросили: «Можно
или нет?», — он ответил: «Идите, ешьте». Тут моя сестра говорит дедушке: «Папаша, я пойду в магазин, хочу рыбной печени купить на обед». А дедушка: «Бижи, бижи». Она побежала, а он лежит и через каждые 3-4 минуты говорит: «Бижи, бижи». Марийка, что за диаконом Филиппом ухаживала, попросила меня помыть полы. Пока Анна пришла из магазина, то я уже управилась с полами. Когда она вернулась, то говорит: «Я не пойму, чи ходила, чи на крильях летала». А я ей объяснила, что отец Филипп приговаривал: «Бижи, бижи». Это был последний год его жизни, поэтому он лежал уже на кровати в доме у Марии, который стоял рядом с келией отца Филиппа.
Выпросив разрешения, мы отправились в дорогу. Трудно было добираться, попали мы в Остахово в 9 часов, уже было темно. Хотели переночевать на станции, но нам не разрешили, а только посоветовали: «Вон там стоит домик, где свет горит, в нем дедушка живет, он вас примет». Он нас действительно принял, стал расспрашивать: «А куда едете?». Мы боялись говорить, время было опасное, безбожное. А потом он сам спросил: «Вы не до батюшки Серафима?». Мы подтвердили, что к нему, а он и говорит: «Так его же нет, забрали больного пособоровать на
станцию «Снежную». Вот так мы и поплатились за то, что дедушку Филиппа не послушали. Так и не увидели мы отца Серафима, он умер на Старый Новый год 1956 года, а папаша в конце 1956 года на Скоропослушницу.
 
Моя сестра Анна говорила, что диакон Филипп умер примерно в 12 часов дня, как только закончилась служба в храме. Я в это время была в деревне. Один раз моя сестра Анна пошла к диакону Филиппу за благословением для сына, чтобы он на «отлично» сдал экзамен, и ему стипендию дали. Идя по дороге, она думала: «Если сдаст сын экзамен для стипендии, то 100 рублей не пожалею, раздам нищим». Потом, пройдя немного, подумала: «А если пожалею 100 рублей, то 50 точно не пожалею». Когда прошла еще немного, то подумала: «Если пожалею 50 рублей, то 25 отдам точно». Так и пришла к диакону Филиппу. Сидят за столом четыре женщины и отец Филипп. Увидев Анну, он поднял деревянную ложку и, не отводя глаз от нее, спрашивает: «Скильки стоит ця ложка?». А она отвечает: «Кто его знает, рубля 4 наверно». «Нет, — он говорит, — цю ложку за 4 рубля не купишь, ця ложка стоить 25 рублив». А потом, немного помолчав, добавил: «Нет, цю ложку за 25 рублив не купиш, вона стоить 50 рублив». А потом опять сказал: «Нет, цю ложку i за 50 рублив не купиш, ця ложка стоить 100 рублив». И она сразу поняла, что он ей говорил, но выводов не сделала, а денег пожалела. Из-за ее жадности сын «на отлично» экзамен не сдал и остался без стипендии. У диакона Филиппа моя сестра была часто. Пришла она, как всегда, к дедушке, а он повел ее в свою келию и говорит: «Як я тебе довго ждав». А сестра моя, действительно, как встала утром, так и стала собираться к диакону Филиппу. А оно то покушать приготовить сыну нужно, то еще что-то по хозяйству, так и провозилась, не заметив, что уже полдня прошло. А когда вышла, то давали на заводе уже гудок на смену, а это было 1500. Потому отец Филипп и сказал, что ее долго ждал. Хочу рассказать случай, когда не слушались диакона Филиппа, что из этого получалось. Моя сестра Ульяна должна была выйти замуж за кума, у которого жена умерла и осталось трое детей. Пришли мы к диакону Филиппу с таким вопросом: «Может ли кума выйти замуж за кума?». А он говорит: «Нет, не прелюбо действовать, строиты церкву i сиротських дитей виховувати». Больше ничего не сказал. Идем мы домой с сестрой, а она и говорит: «Ну, что он сказал, я ничего не поняла, ерунда какая-то. Какую церковь мы будем строить?». А я ей объяснила: «Не прелюбодействовать — значит, с кумом не жить, как с мужем, сиротских детей воспитывать — дети-то у него остались без мамы. А церковь строить — значит, Царство Небесное зарабатывать». Но сестра не послушала того совета, а только сказала: «А зачем тогда я буду замуж выходить?». Вышла она замуж за кума, да стала рожать детей по двое, всего пятеро. Выросли дети, стали взрослые, а здоровья и благополучия им Господь не дал. Один сын был сердечник — умер. Второй болел 16 лет, пока не умер, да такой страшной болезнью, что не чувствовал боли, и, ума лишенный, не плакал, не разговаривал, не смеялся с самого рождения. Случилось так, что упал он на керогаз и стал гореть, при этом не чувствуя никакой боли, лежал молча. Если бы не мать, сгорел бы заживо и никто не узнал бы. Третий был до ужаса ревнивый и на почве ревности себе вены перерезал, т.е. самоубийца. Четвертая дочка Маша умерла после операции. Остался только пятый сын, пока Господь милует. Зато сама сестра Ульяна уже 7 лет лежит парализованная с двух сторон. А муж ее (т.е. кум) ухаживает за ней, будучи сам инвалидом войны, он имеет одну ногу. Вот так Господь наказал мою сестру за большой грех великими скорбями, болезнями и бедами, а из-за нее и дети пострадали. А если бы послушала диакона Филиппа, то скольких бед удалось бы избежать.
Марфа Яковлевна, г. Луганск
Пришла женщина к диакону Филиппу со службы. А он спрашивает: «Где была?». А она: «В церкви». А он: «Нет, тебя там не было». А она: «Ты что, дедушка Филипп, я там была, в церкви». А он: «Ни, ти була на базари думала, як би большим стаканом купити семечок, а маленьким продати».
А люди, сидевшие у диакона Филиппа засмеялись, а та раба Божия и сама не выдержала и рассмеялась: «Откуда он узнал?».
 
 
 * * *
Валентина (диаконша), г. Луганск
В 1949 пришла с подругами к диакону Филиппу (нам было по 18 лет), чтобы посмотреть и послушать его. Подсели к нему поближе, а он полусидел, полулежал, опершись на локоть, на земле. Да как ударит меня всей ладонью по левой стороне головы, где у меня болела голова. Я аж обиделась, а мне люди сказали, чтобы я не обижалась. Потом прошло некоторое время, и боль прошла. После, когда я приходила, то он всё время выгонял меня и людей со словами: «Тикайте геть видсиля, я кажу вам геть видсиля. Та я ничого не хочу знать».
 
 
 * * *
Ерохина Надежда Павловна, станция Чеботовка Станично-Луганского района
Диакона Филиппа я знала очень хорошо и часто к нему обращалась. По молодости у меня очень болели ноги. И один раз я решила пожаловаться ему на этот недуг. Он прослушал и говорит: «Скоро вийдеш замиж i забудет, що вони в тебе болили». После сказанного он дал мне хлеба и соли. А боли действительно прекратились. В скором времени, как отец Филипп и сказал, я вышла замуж за брата послушницы Марийки. На моих глазах был такой случай. У моей знакомой сын очень пил. Она пришла к отцу Филиппу за советом, а также попросить о помощи, чтобы он помолился о сыне. Пришла она к нему и говорит: «Что мне делать?». На что он ей ответил: «На тоби трояк. Нехай купить соби випить». Женщина послушалась, взяла три рубля и отдала их сыну. Её сын обрадовался такому подарку. Купил водки, выпил, и это оказалась последняя его бутылка. Больше он уже к спиртному не притрагивался. Так, выполняя послушание, Господь по молитве старца избавил сына от тяжкого недуга.
 
Одна моя подруга с Чеботовки поехала в Луганск на базар. В этот раз она торговала ряженкой. Расторговалась она удачно, и осталась у неё литровая банка, но никто не брал. Она стояла, стояла, да как разругается, что так долго стоит из-за этой банки. И своими словами отправила эту банку к нечистому. После базара пошли к отцу Филиппу. По дороге для него она купила булочку. Пришли к нему. Она достаёт ему булочку и банку с ряженкой и отдаёт старцу. Удивительно было то, что булочку он взял, а ряженку нет. Да ещё обличил подругу такими словами: «Ряженку ты вже отдала. Сама знаеш, кому».
У другой моей подруги, тоже с Чеботовки, был такой случай. Лежала она в областной больнице. У неё всё болело, а диагноз не поставили. И в один из дней ей очень захотелось домашнего борща. Лежит она и мечтает. А тем временем отец Филипп говорит послушнице Марийке: «Вари борщ та неси в больницю — Марии Чебатовськой». Марийка сварила борт и понесла в больницу. Раз говорит, то надо делать. И действительно нашла Марию в боль­нице. Та была очень удивлена, откуда узнали, что она в больнице, да ешё и желанный борт принесли. На это Марийка пояснила, что её прислал отец Филипп. А также передал он ещё и воды, чтобы она быстрей выздоравливала. И действительно, в скором времени ей полегчало, и всё прошло. Так вот отец Филипп знал за каждого приходящего к нему, а также знал мысли и желания каждого, с кем приходилось ему общаться.
 
 
 * * *
Ращупкина Галина Васильевна г. Луганск
Так уж сложилось, что моя мама была единственным ребенком во всем нашем большом казацком роду. И она, не будучи замужем, забеременела. Для семьи в то время это был позор. Тогда мама принимает решение, чтобы не позорить семью, избавиться от ребенка. Но ее подруга, узнав об этом, стала уговаривать ее не делать этого страшного греха, а сходить к прозорливому старцу Филиппу и спросить у него совета, как быть. Мама сначала сомневалась, стоит ли идти, ведь она совсем его не знала, но, поразмыслив, согласилась. Как рассказывала мама: когда они пришли к отцу Филиппу, он сидел на стуле, повернутый к ним спиной. Не поворачиваясь и не взглянув на вошедших, старец произнес: «Калина, калина, Не губи дитину, Бо дитина пидросте —Велику дулю пиднесе». (Дуля — в смысле «польза»). Рядом находившаяся женщина спросила: «Девочки, ктото из вас, наверное, в положении?». Старец больше не сказал ни слова, даже не обернулся. Как говорила мама, она сразу все поняла, и больше сомнений не было. И действительно, так Господь управил по молитвам старца Филиппа, что пригодилась я в жизни всем родственникам. Так уж сложилось, что мое материальное состояние могло позволить мне помочь им и сделать для них что-то доброе. А также и я сама живу благодаря вразумлению святого старца.
 
 
 * * *
Крелинцева Галина Степановна г. Луганск
В детстве я долгое время болела коклюшем. Кашляла так страшно, что думали: я не выживу. Меня лечили, но результатов не было. И один раз мама мне сказала, что нужно сходить к святому. Так я и попала к отцу Филиппу. Помню, когда мы пришли к нему, он говорил, что будет очень тяжело в конце света. Но выезжать никуда нельзя. Наш город, как он говорил, спасет Царица Небесная. А мне, помню, просто дал бубличек. Пока домой возвращались, я его и съела. И дома уже больше и не кашлянула. Так старец Филипп и исцелил меня.
 
 
 * * *
Вернигора Тамара Георгиевна г. Луганск
Отца Филиппа мы называли дедушкой, да и не только мы. Он был известен всему городу, и к нему шли все со своими бедами. Когда я пришла к нему со своей бабушкой в первый раз, у него было много женщин. Всем он что-то говорил. Говорил притчами, но каждый понимал, что это касается именно его. Я пришла просто из любопытства и слушала, что он говорил. Но он обратился ко мне, дал старую книгу, и велел читать громко вслух, чтобы все слышали. Я стала читать. Там было написано об антихристе и о цифре 666. Когда я прочитала, то он попросил принести ведро воды. «Полей мне на руки, а остальной водой полей двор, чтобы не было жарко». Помыл руки и стал говорить, что город наш был Луганск, а стал Ворошиловград. Но придет время, опять будет называться Луганск, а потом Святоград. И будет у нас икона Богородицы Луганской. А мне разрешил пойти к нему в келию, посмотреть на висевшую на стене у него картину. Он сказал, что Божия Матерь так ему являлась, и как изображено, так он Её и видел.
 
Во второй раз я пришла к нему уже по важному делу. 14.05.1948 г. улетел в Москву наш дорогой Архипастырь Владыка Никон. Провожая его на аэродроме, я горько рыдала. И тогда пришла такая мысль — пойти к дедушке, что он скажет. Вернется к нам наш дорогой Святитель, или оставит нас. Все уже знали, что его должны перевести в Одессу. Когда я пришла к старцу, у него, как всегда, было много людей. И он всех зовет сесть под дубочек, который рос у него во дворе, и петь сочиненную им песенку:
Аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа.
Зеленый дубочек,
Золотый вершочек,
У землю глибокий,
А у гору високий.
Широкие листя -
Виростеш велике.
Визьми мене в себе,
Будем желуди бросати,
Будем собирати.
У кошолочку складати,
Тебе вично вспоминати,
Дорогий наш, золотий
Зеленый Луганський дубочек.
Аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа.
Когда пропели, он и говорит: «Вот как будет этому дубочку 12 лет, найдется человек, который срубит его». Тогда мы еще не знали, о чем он говорит, и какое горе ожидало нас. Только когда наш дорогой Владыка Никон попал в автокатастрофу, а через время отошел в жизнь вечную (16 апреля 1956 г.). Тогда стало все ясно. Владыке совершили епископскую хиротонию в 1944 году, и через двенадцать лет нашелся человек, который срубил этот дорогой дубочек в 1956 году. Теперь я понимаю, что в песне «Зеленый дубочек» все говорится о Владыке Никоне. Именно за него я ходила спросить к старцу. Именно этот зеленый дубочек бросал нам такие чудные желуди — дивные проповеди, которые мы складывали в свои сердца. Именно этот чудный златоуст столько нас учил и столько наставлял. Мы вечно будем благодарить Господа, что он дал нам такого ангела, и вечно будем вспоминать дорогого Луганского дуба.
 
В третий раз я ходила к дедушке Филиппу в 1954 году. У мужа моей сестры после ранения был свищ на ноге, и рана не заживала, чтобы он ни делал. А был он человек неверующий, даже детей крестить не разрешал. Мы детей крестили тайно от него, и на Пасху по традиции всей семьей собрались у бабушки. Там я ему и сказала, что дети все у него крещеные, и коли ты пришел в этот дом вкушать освященную пасху, будь добр, веди себя как подобает. А если сомневаешься в торжестве этого светлого праздника, то пойди и посмотри, как на небе солнышко, играя, радуется. Увидев это, он был так удивлен, что солнышко играло. После такого красивого зрелища он долго не мог прийти в себя. Так и произошел в нем поворот. «Теперь я верю! И надеюсь, что дедушка не прогонит меня, а вылечит». Так как за старца он и раньше слышал, но пойти не решился. Пошли мы с ним к старцу на Пасхальной неделе. Отец Филипп сидел на кровати во дворе. Он внимательно на нас смотрел. Мне сказал: «Оно пора уже одеть платок». И я в этом 1954 году осенью вышла замуж. А на мужа сестры посмотрел и говорит: «У собаки на язице двенадцать врачей. Бери сметаночку, маж рану и нехай собачка зализуе». Зять был так удивлен, откуда старец знал, что у него рана и что именно за этим к нему он и пришел. Затем отец Филипп стал рассказывать, что все наши родные умершие сейчас с нами. Что все души их выпускаются на светлый праздник к нам. Вот, как ляда в погребе открывается, и они приходят к нам, а на Красную горку все идут обратно.
Как старец сказал, так и сделали. И по его святым молитвам все прошло. Все, что говорил старец, все сбылось. Есть уже у нас и Луганская икона Божией Матери, и храмов в городе сколько строится. Воистину город будет Святоград.
Старченко Роман Никифорович, г. Луганск
Была у меня на теле страшная экзема, руки обсыпало гнойными прыщами, и зуд был невозможный, особенно когда наступала весна или осень. И для того, чтоб хоть немного успокоить зуд, я грел руки над печкой и в тёплой воде. Никакое лечение не помогало. Жена моя часто ходила к старцу Филиппу и мне посоветовала сходить. Я пошёл. Захожу в келию, он лежит на досках. Я поздоровался, он встал, сапоги поправил, посидел, вышел во двор — на огород. А когда я стал спрашивать его о своей болезни, то он ответил: «Я ж не врач». А потом стал выгонять всех со двора: «Геть, скотина, з мого двору». Забыл я про свои руки, которые (я и не заметил, как) перестали болеть и зудеть. Я долго никому не признавался, не хотел хвалиться о том, что у меня уже всё хорошо. И по сей день, слава Богу.
Любила моя жена навещать старца Филиппа. Один раз она пришла к нему, а он смотрит на неё и говорит: «Любив пан п'янствовать i робить, од 3opi i до 3opi. I ножем його його ж i заризали, но не на смерть. I буде живий». Супруга моя не поняла, к чему старец ей это сказал. Да только на другой день уже всё и выяснилось.
В 1952 г. строили пленные немцы гостиницу «Октябрь», а я в это время работал извозчиком. Обычно подвозил плиты для облицовки наружных стен. И так случилось, что посунулись на меня эти плиты, и я оказался между лошадью и бричкой. Колесо брички проехало мне по голове и по позвоночнику. Как перегнуло меня наружу, так я и остался. «Скорая помощь» отвезла меня в больницу, попал я к хорошему врачу — Руденко Фёдору Андреевичу. Сделали в больнице снимки, да так ничего и не выяснили. Тогда дали наркоз, и врач Фёдор Андреевич попробовал выровнять меня. Слава Богу, выровнял. Пролежал еще месяц в больнице и два проходил в водолечебницу. Принимал сухие ванны. И только лишь тогда вспомнил слова старца про того пана. Мне он запомнился добрым и ласковым. Всегда садил обедать. Любил угощать. Сам кушал мало, две-три ложки всего. Вино пригублял. Возьмёт рюмку с вином, донесёт до рта и поставит на стол обратно. А то вино, которое он оставлял, люди применяли для лечения и исцелялись. Спал на досках, постели не было. Один раз увидел у него подушку, да и та с солью. Носил жакет — лапчурдак назывался.
 
 
 * * *
Батарчукова Надежда Романовна, г. Луганск
Мне было 13 лет, когда я в первый раз попала к старцу Филиппу. К нему часто ходила моя мама. В 16 лет заболели у меня ноги, почти два года я, можно сказать, пролежала. Один раз, собираясь к старцу, мама взяла и меня с собой. Идти к нему я была согласна, только было очень больно, настолько ноги болели. Пришли. Во дворе было много людей. Диакон Филипп сидел, а когда увидел мою маму, то сказал: «А, Марфа, щи сюди, щи».
Когда она подошла к нему, он встал. Мама сказала: «Вот я дочку привела». А он, ничего не спрашивая, стал бить меня своим посохом по ногам и приговаривать: «Отойди, сатана». И так несколько раз. Когда бил, мне было так больно, что я плакала. Потом посадил нас кушать. Я поела, успокоилась, и не помню, как дошла домой. После этого случая мои ноги больше не болели.
 
 
 * * *
Жарикова Мария Алексеевна, г. Луганск
Ходила я к диакону Филиппу с 1951 года. Принимал он меня хорошо и всегда был со мной добрым. Была я беременна, и меня волновал вопрос: делать аборт или нет. Пришла я к диакону Филиппу, а он мне говорит: «Возьми ящик из под спичек и занеси в келию». А ящик тот был большой. Я и говорю ему, что одна я его не занесу. Он сказал, чтобы я занесла ящик с какой-нибудь женщиной вдвоём. Занесли мы тот ящик, а в ящике что-то пищало. Сидевшие в келье женщины уже знали, к чему он попросил это сделать, и спрашивают: «Кто из вас беременная? ». Я ответила, что я. Они мне пояснили, что рожу я ребёнка и кроватку занесу в квартиру. А я не поверила и задала дедушке тот же вопрос. А он мне отвечает: «Если только сделаешь аборт, то будет тебе вечная тьма; останешься без ног или без глаз». Послушалась я совета диакона Филиппа и родила сына в «рубашке». Через два месяца окрестили ребёнка, а потом молитву пошла брать. Взяла молитву и решила заехать к диакону Филиппу. Когда я зашла к нему, он читал Евангелие, но произнёс: «Мария родила сына, дайте место ей». Мне уступили место, я села. Он дочитал Евангелие. После этого я еще немного посидела, затем он меня благословил, и я пошла домой. Через пять месяцев мой сожитель перестал мне давать деньги на сына, и я поехала к диакону Филиппу за советом. Он мне сказал так: «Дайте ей бутылку. Возьми воды из колонки и поезжай домой». А я не послушала его. Зашла к знакомой, ребёнка перепеленала у неё и только тогда поехала домой. Приезжаю, а мне говорят: «Твой сожитель бегал, искал тебя, спрашивал у всех соседей». С тех пор он ко мне больше не приходил и денег не приносил. Поехала я снова с ребёнком к диакону Филиппу. Захожу во двор, а там стоят женщины, и он стоит вместе с ними. Берёт он большую палку и говорит: «Иди, скот непокаянный!». А я плачу, не ухожу, стою на месте. Люди, стоявшие с ним, ушли, а когда, я и не заметила, потому что плакала. Отец Филипп говорит: «Пойдём в келию, клади ребёнка и садись кушать». Сели мы прямо на пол, покушали, потом я у него спрашиваю: «А как же теперь мне жить?». А он отвечает: «О таком не жалей». Я попросила разрешения вымыть посуду. Он разрешил. Я посуду помыла, а ложки положила беспорядочно. Диакон Филипп говорит: «Не клади ложки вверх той стороной, которой кушать будешь, а наоборот». Почему? Я не знаю. У диакона Филиппа почти все слова — притчи, только догадайся: к чему и зачем.
Снится мне сон, что диакон Филипп умер. Когда пришла с работы, взяла сынишку (ему было уже восемь лет) и поехала к диакону Филиппу. Заходим. Он в доме, лежит. Увидел меня и говорит:
Чого ти пршхала так тзно?
Сон мне приснился, что вы умерли.
Hi, поки ще я живий.
Он дал нам булочку, и мы пошли домой. Такой он был человек, всегда что-нибудь давал.
Один раз пришла я к диакону Филиппу проведать его. А людей набилось полная келия. А он и говорит: «Прийде время, люди будуть i3 Луганська уиезжать, i буде поезд кричать (пальцем указал на железнодорожный вокзал, а потом на меня пальцем), а ти бижи подимай руки i кричи: i я такая!». Как я понимаю, сказано это было о «последних днях».
 
 
 * * *
Ковалёва Александра Антоновна, г. Луганск
Знала я диакона Филиппа очень давно и много раз ходила к нему. Однажды мы пришли с мамой и ее сестрой к не му, когда мне было четыре года. А у него людей — огромное количество. Зашли в келию, а он и говорит маминой сестре: «Що, i тут роботу знайшла, работа дуракив любе». А потом добавил: «Навариь каши». Когда принесли ему сваренную кашу, он говорит моей маме: «иди, iш 3i мною кашу!». А мама: «Я ж не хочу исти». «иш, иш, — говорит дедушка, — ну що, погана каша? Наплодила багато ддтей, а ума ш не дала». А у нас действительно мой старший брат сидел в тюрьме ни за что. Мама стала его спрашивать о том, что делать, чтобы быстрее его выпустили. Диакон Филипп ответил: « Евреям багато грошей треба, вин i сам скоро прийде». Как он сказал, так и получилось. В скорости брата выпустили из тюрьмы. Особо заботился отец Филипп о людях, находящихся в тюрьме. Он давал мне часто поручения, чтобы я собирала узелки и сумки с едой, носила в тюрьму. При этом часто пояснял: «Передай у камеру велику, та давай ще тим, хто прийшов провцгувати з малою сумкою». Я так и делала, только те, которые были с большими сумками, на удивление у меня просили чеснок, которого в то время у меня было много. 1947-50 годы были голодными, кушать было нечего. Все ездили туда, где были хлеб и какая-то пища — меняли одежду на еду. Но ездить было опасно: не пускали на поезд, требовали пропуск.
Пришла я к отцу Филиппу, а он молча взял бумажку, что-то на ней написал и сказал: «На пропуск и иди. Тебя никто не тронет ». Я сначала не поверила, но когда в поезде показала эту бумажку контролёру, меня никто не высадил, а до этого всякое бывало. Провезли тогда и хлеб, и кукурузу, и уже можно было как-то прожить. Вот такое маленькое чудо, благодаря которому мы остались живы, произошло со мной. Однажды диакон Филипп приехал еще в старую церковь, что была в Большой Вергунке, и уже хотел заходить в сторожку, а Мария (бабушка моего мужа) увидела в окно, что приехал отец Филипп, и послала за ним. Пришел он к нам, а люди, увидев, куда он пошел, пошли за ним. У Марии было двое внуков, и она хотела знать, женятся они или нет. А диакон Филипп сам ей и говорит: «Та замиж i не замиж, xi6a його i не буде». И Алексею, сыну Марии сказал то же самое. Только потом мы узнали, что он имел в виду. Внуки хоть и женились, но жили недолго, они все рано умерли. Через какое-то время постучали в окно, а отец Филипп встал перед святым углом и начал молиться. А потом и говорит: «Кланяйтесь, кланяйтесь, матушка Мария идёт». Мария, которая стучала в окно, зашла в хату, услышав слова диакона Филиппа, спросила: «Какая же я матушка? ». Но ответа на свой вопрос так и не получила. Прошло какое-то время, и Мария вышла замуж за человека, который впоследствии стал священником. Это был протоиерей Андрей, служивший в Красной Поляне.
 
 
 * * *
Полякова Милания Егоровна, г. Луганск
Было это во время войны. Приехала я в Луганск, потому что в деревне было очень тяжело жить. На крестьян накладывали такие налоги, что даже если продать корову, невозможно расплатиться. Устроилась я работать на мебельную фабрику, а сын поступил учиться в техникум, поэтому денег на жизнь, естественно, не хватало. К этому ещё добавилась плата за квартиру. Вот и решила я пойти к диакону Филиппу. Пришла и стала спрашивать: как мне жить? Старец же ответил: «Молись Богу, молись Богу...». В хате у него была лежанка из горбыля, вместо подушки тоже лежал горбыль, и не гладкой стороной, а сучками вверх. Людям, которые к нему приходили, он давал читать святые книги. Однажды он сказал: «Надо лампады зажигать только растительным маслом, которое едим сами, или деревянным — оливковым. А техническое, хоть и хорошо горит, но неугодно Господу».
 
 
 * * *
Амелещенко Анна Осиповна, село Валуйское
Диакон Филипп молился и днём, и ночью, читая акафист Божией Матери «Скоропослушнице». Часто повторяя припев «Радуйся, Всеблагая Скоропослушнице, прошения наша во благо исполняющая». Его слова были как Божественные наставления. Это было в войну. Диакон Филипп говорил, чтобы мы чаще читали Святое Евангелие, навещали больных: «Идите в больницу, там безродные, без рук, без ног, и несите им всё, что мне приносите».
Мне запомнилось, как старец молился: «Помоги, Господи, всем молящимся Тебе и верующим имени Твоему воистину».
Савина Ксения Емелъяновна, г. Луганск
В 1950 году я сильно заболела. Врачи поставили диагноз рак. А у меня дочь — еще подросток, и очень жалко мне её было. Я попросила свою сестру сходить в храм к диакону Филиппу. После службы вышел старец из алтаря, и вокруг него сразу собралось очень много народа. Люди, что стояли рядом с моей сестрой, сказали ей: «Подойди к отцу Филиппу и спроси про Ксению». А сестра посмотрела на такую огромную толпу людей и подумала: «Столько людей, как я проберусь сквозь них...». Как только она так подумала, толпа вокруг него стала раздвигаться, и образовался проход к диакону Филиппу, и сестра спокойно подошла к нему. А он и говорит: «Ты плачешь, что если твоя сестра умрёт, то на твою могилку никто не придёт? На твою придут и на мою придут. Вас же трое, вот вам три пряника, съешьте». Так и получилось, я выздоровела, и сестру свою пережила. И хожу теперь на могилку и к ней, и к отцу Филиппу. Хотя диакона Филиппа я не знала лично, люди мне сказали: «Ксения, отец Филипп умер, сходи к нему на могилку». Когда я со своей знакомой пошла на кладбище в 1964 году, я увидела около могилки очень много людей, которые молились, крестились, как в церкви. Мы подошли поближе. Как я потом узнала, там были: мать Ганна, Мария Краснодонская, Лиза Ивановна, которые были послушницами у отца Филиппа при его жизни. Тогда, увидев меня, они сказали: «Вот человек, который будет ходить сюда, и ухаживать за могилкой, молиться, сколько будет жить». А я сказала, что только одну молитву знаю, а петь совсем не умею. С того времени прошло уже много лет, стала я ходить в церковь, петь, узнала много молитв. И так получилось, что и квартиру мне дали в доме рядом с кладбищем.
Более тридцати лет я хожу на могилку диакона Филиппа, зажигаю лампадку и по возможности ухаживаю за мо
гилкой. Я всегда вспоминаю послушниц отца Филиппа — большой веры были люди.
 
 
 * * *
Борщёва Валентина Андреевна, г. Луганск
Диакон Филипп нам говорил: «Вставайте в первом часу ночи и молитесь Богу. Одна ночная молитва идёт за десять. Если у когото несчастье, нужно прочитать 40 раз молитву «песнь Богородице»: «Богородице Дево, радуйся, Благодатная Марие, Господь с Тобою, благословенна Ты в женах и благословен плод чрева Твоего, яко Спаса родила еси душ наших». «Можно её читать или петь, и делать 40 земных поклонов. О чём будете просить, в том будет оказана помощь Богом».
Часто диакон Филипп говорил моей маме: «Иди, Анастасия, в тюрьму и отнеси передачу». Мама приходила домой, брала, что было съестного и несла в тюрьму. Моей маме тоже пришлось вкусить тюремного хлеба во времена гонений на Церковь.
 
 
 * * *
Григорьева Мария Александровна, станция Чебатовка
Ушёл муж на войну, а писем не писал. Уже в конце войны не выдержала я и поехала к отцу Филиппу. Думаю: что скажет, с тем и соглашусь. Ведь не один год прошёл, а письма ни одного. Только увидел он меня, обращается к Марийке: «Xi6a немае етой жинки письма вид мужа? её ж муж у Беларусии картошку возе». Услышав это, я поняла, что, значит, мой муж жив. Только услышала я это, поблагодарила отца Филиппа и бегом домой. В этот день пришло письмо от мужа. В нём он писал, что был в таком месте, что и писать не разрешали. А теперь он картошку возит в Белоруссии. Наплакалась я тогда над этим письмом, вспоминая слова старца. В скором времени пришёл и муж домой, целый и невредимый.
 
 
 * * *
Новикова Антонина Архиповна, г. Луганск 
Когда-то в Старобельске жила моя подруга. И ее тринадцатилетний сын заболел. Точный диагноз поставить не могли. Ему становилось все хуже и хуже. Потом уже вообще перестал становиться на ноги и сильно похудел. А потом не мог даже есть. Приехала она тогда к отцу Филиппу и рассказала ему все про сына. Он ее выслушал и говорит: «иди, кашу поиж». И указал на стоящий в углу чугунок. Подошла она к чугунку, а каша в нем только на стенках осталась. Зато мух — не счесть. Переспрашивать она не стала. Согнала мух, руками собрала остатки каши и съела. Когда подумала о мухах, стало ей так противно, что ее затошнило. А тут же видит она — стоит полное ведро воды. Не выдержала она, и давай пригоршнями пить воду из ведра. Успокоившись, говорит старцу: «Я уже съела». Она знала, что ему нельзя перечить и что он говорит — нужно
делать. Протягивает тогда он ей булочку и говорит: «Визьми. Своему сину дашь». Попыталась она ему объяснить, что он уже и не ест, но он ей: «Я To6i кажу, нехай з"исть». Взяла она булочку, приезжает домой, а сын ее на пороге встречает и есть просит. Дала она ему эту булочку, а сама глазам своим не верит. Так и пошел сын на поправку.
Одна моя коллега по молодости встречалась с парнем. Перед свадьбой пошли они вдвоем к отцу Филиппу взять благословение на брак. Принял он их хорошо. А она его и зовет: «Папаша, приходите к нам на свадьбу». На что он ей: «Приду, приду». В назначенный день свадьбы ждут они старца, а его нет. Ждали, ждали, да и начали сами. На утро побежали молодые к отцу Филиппу узнать, что же случилось. Пришли, смотрят: он сидит, все нормально. Стали они его спрашивать, почему же он не пришел на свадьбу. «Та я ж був у вас!» — утвердительно ответил старец. «Я був та сиддв рядом». Молодые в недоумении смотрят, как же он был, когда его так ждали, что и свадьбу задержали. Недоумение стало еще больше, когда старец стал рассказывать, кто о чем на свадьбе говорил. Кто где сидел, и как они веселились. В конце всего старец дал им наставления, и они, поблагодарив, ушли. Прожили они вместе хорошую жизнь, вырастили детей и очень почитали старца Филиппа.
 
 
 * * *
Стоянова Мария Михайловна, г. Луганск 
Я работала на автовокзале в буфете, вместе со мной работала женщина Раиса, она рассказывала, что была у дедушки Филиппа в 1948 году. Принесла ему булочку, он ее поблагодарил и сказал: «Як я умру, то и ты умреш, то я буду на тому свт роздавати хлиб, то To6i дам без очереди ще бильшу булочку, чим у тебе».
Мы с мужем были в 1965 году в Почаеве на празднике Покров Пресвятой Богородицы. Там мы подошли к прозорливому старцу Иосифу (теперь уже прославленный в лике святых схиигумен Амфилохий. Его травили за прозорливость собаками и выгнали из Почаева). Жил он тогда в селе Стожки. Когда он узнал, что мы приехали из Ворошиловграда, то он нам сказал: «Чего вы ко мне приехали, у вас в Луганске превыше меня старец Филипп есть, идите к нему на могилку и молитесь».
 
 
 * * *
Шевченко Антонина Романовна, г. Луганск 
У моей мамы была простужена голова, поэтому были сильные головные боли. Она поехала за помощью к отцу Филиппу. Он дал ей соли, велел идти домой и эту соль есть. По дороге ей стало гораздо лучше, она сняла сначала один платок, которым заматывала голову, а потом и второй. Когда она вернулась домой, голова совсем перестала болеть, и она подумала: «Если бы голова не болела, я бы к нему и не пошла». Вскоре у неё так разболелась спина, что она света белого не видела. Несколько дней она мучилась, не могла ни сидеть, ни лежать. И она пошла к отцу Филиппу. Он встретил её словами: «Ты же говорила, что не пойдёшь ко мне». Маме стало стыдно, она стала просить прощения. Отец Филипп дал ей выпить немного красного ви­на, и боли прекратились.
Сама я первый раз пришла к отцу Филиппу из-за того, что у меня сильно болел живот. Он дал мне булочку и после того, как я её съела, боли прекратились. Во второй свой приход я принесла ему кое-что из одежды. Он лежал, никого не принимал, но я услышала, как он сказал послушнице: «Пустите её, она нижнее бельё принесла». Я зашла, он взял вещи и положил под подушку, а когда уходила, вернул мне их со словами: «Тебе приго­дится» . Дома я развернула свёрток и увидела, что в брюках нет одной штанины. Я очень удивилась, но вскоре всё стало ясно: мой муж вернулся с фронта без одной ноги.
Для меня отец Филипп остался в памяти как самый близкий и родной человек.
 
 
 * * *
Устименко Любовь Ивановна, станция Славяносербск 
В детстве меня сильно испугала свинья, и я стала заикаться. В школе дети надо мной смеялись, я очень переживала, постоянно плакала, и от этого заикалась ещё больше. Мама повезла меня в Луганск, к дедушке Филиппу. У него во дворе было много людей, все сидели на лавочках и ждали. Отец Филипп долго не выходил, а потом появился на пороге и сказал: «Чого ви мовчите? Пойте так:
Бийте, хлопци, трипака,
Не жалейте лаптей,
Поки CTapi порвете,
Батько нови поплете».
И ушёл. Мы долго пели, но он больше не вышел. Когда мы приехали домой, то заикаться я стала гораздо меньше. Вскоре я опять поехала к отцу Филиппу, но уже сама. Мы опять сидели на лавочке, ждали, когда он выйдет. Старец вынес небольшую книжку болотного цвета, протянул её почему-то именно мне и велел читать. Долго я читала и не заметила, что к концу чтения я совсем перестала заикаться. Отец Филипп больше не вышел, и я уехала домой. С тех пор я больше не заикаюсь.
Как-то раз я пришла на могилку отца Филиппа и познакомилась с женщиной, которая рассказала мне такой случай: «Я росла в очень бедной семье, в школу не ходила, и в юности не умела ни читать, ни писать. Пришла я к отцу Филиппу, а он мне говорит: «Шукай книжку!». Я искала везде, во всех сумках, но найти не могла, а старец одно: «Шукай!». Еле нашла я в углу комнаты накрытую тряпкой книгу на старославянском языке. Показываю отцу Филиппу, а он мне: «Бери, читай!». «Я не вмию!». — «Читай!». Я открыла книгу и с удивлением для себя начала легко и свободно читать. С тех пор я умею легко и читать, и писать».
 
 
 * * *
Подлужная Александра, г. Луганск
Когда мне было 16 лет, мама повела меня к отцу Филиппу. Мы жили в Новосветловке. Помню его келию: очень маленькая, кровать сложена из кирпича и вместо подушки — кирпич. Отец Филипп сказал Марийке: «Дай ций дивчини кипятку i пряник». Потом мне объяснили, что это значит: в жизни у меня будет много и плохого (кипяток), и хорошего (пряник). Действительно, мне пришлось много пережить, но были и светлые минуты. Помню, приезжал отец Филипп к нам в Новосветловку. Он был уже слабым, и в храм его заводили под руки, но, несмотря на это, он всё равно служил. После службы он пришёл к нам в хату, устал, захотел отдохнуть и спрашивает: «А где Борисова кровать?». Борис — мой отец. Мать отвечает: «Он когда где спит: бывает, в коридоре, бывает, в зале». Он опять спрашивает: «Где Борисова кровать?» Мать завела его в спальню и показала кровать мужа. Отец Филипп лёг на неё, потом повернулся к маме, вытянул вперёд руки и сказал: «Руки и мои, и не мои». Эту фразу он повторил несколько раз. Через два месяца мой отец Борис упал и сильно ударился головой о печку. Его парализовало. Спустя совсем немного времени по молитвам отца Филиппа паралич прошёл, но долго не отходили руки. Он часто протягивал их к матери и жалобно говорил: «Руки и мои, и не мои». Так отец Филипп предсказал болезнь моего отца. Старец неоднократно повторял мне: «Умру — приходите ко мне на могилку, я во всём помогу. Но где бы вы ни были, обязательно раз в год, 14 июня, приезжайте ко мне на могилку. Чтите этот день».
Богучарская Мария Сергеевна, г. Луганск 
Впервые я попала к отцу Филиппу в 1948 году в сентябре. У моего отца был рак желудка. Я с двумя тётями, сестрами отца, пошла к старцу, чтобы узнать, жив будет отец или нет. Мои тёти знали отца Филиппа, они жили на станции Чеботовка, а он часто туда приезжал. Когда мы пришли, отец Филипп был в келий, а Марийка варила курицу. Потом старец вышел во двор и велел послушнице вынести чемодан. Он положил его на землю, расстегнул, начал перебирать вещи, но ничего не вытащил. Потом развёл руками, застегнул чемодан, неожиданно повернулся ко мне и сказал: «Молодичка, винеси цей ящик». Когда мы уходили, он мне и каждой моей тёте дал по пригоршне слив, говоря: «Это вам слёзы». Когда отцу решили делать операцию, разрезали его, то долго не могли ничего найти. Потом развели руками, зашили. После операции отец умер. Когда моя дочь поступала в институт, я пошла за благословением к старцу. Я не знала, что взять с собой. Мне от чистого сердца очень хотелось угостить его, и я взяла кусок свежего сала. По дороге я очень переживала. Мне казалось, что ему не понравится моё приношение, и он меня выгонит. Но когда я пришла, отец Филипп улыбнулся, показал рукой на стол и сказал: «Клади, клади, для всього мисто найдется». Потом развернул свёрток и поцеловал сало. Он знал, что я принесла его от чистого сердца. На вопрос о поступлении дочки ответил: «Куди завгодно поступит». И действительно, дочь своими силами поступила на очень хороший факультет.
Мою маму, Дарью Ивановну, мучили сильные головные боли. Она пошла за помощью к отцу Филиппу. Он посадил её напротив себя и сказал Марийке: «Дай мет полотенце, я голову обмотаю». Начал обматывать, а потом резко отбросил полотенце в сторону и, когда мама наклонилась его поднять, резко ударил её рукой по голове. После этого головные боли у мамы прекратились и больше не повторялись.
 
Когда моя дочь поступила в институт, мама пошла к отцу Филиппу спросить о дальнейшей судьбе внучки. Не зная, чем угодить старцу, она купила 4 метра ситца и сшила ему рубашку. Отец Филипп встретил её словами: «Чого це ти мет принесла? Мени треба з п'яти метрив, не аби яка, а важна поповська рубаха». Впоследствии моя дочь училась в институте вместо четырёх пять лет и до сих пор работает на важной, руководящей должности.
Моя двоюродная сестра, Ковалёва Мария, после войны простудила руки, и они покрылись чирьями. В то время она жила на станции Чеботовка. Однажды к ней прибежала знакомая, сказала, что к ним приехал отец Филипп. Мария сначала не хотела идти, но всё-таки решилась. Как только она вошла в комнату, отец Филипп подошёл к ней и начал хлестать по рукам лозиной. Боль была невыносимая, но Мария терпела. Когда она вернулась домой, то увидела, что чирьев на руках нет. Со слезами благодарила она старца за исцеление. Впоследствии по молитвам старца к ней вернулся муж, и они жили душа в душу до старости.
В один из своих приездов в Чеботовку отец Филипп велел мужу моей тёти взять лопату, указал ему место и сказал: «Копай колодец». До сих пор чеботовцы черпают там чистую свежую воду, а колодец в народе называется «колодец дедушки Филиппа». У моей знакомой муж был председателем колхоза. Когда произошёл падёж скота, его совершенно несправедливо признали виновным и осудили на 10 лет. Жена кинулась за помощью к отцу Филиппу. Он дал ей три рубля и сказал: «Бежи до тюрьмы, отдай ему». Она подкараулила, когда заключённых гнали от завода с работы и, когда надзиратель отвлёкся, сумела передать мужу деньги. Через три дня его реабилитировали, и он вернулся домой. В благодарность он собрал полную телегу масла, сала и других продуктов и повёз отцу Филиппу. Старец сказал: «Я багатий, в мене все е. А ты виддай-ка усе, що мени привиз, ций вдови, — и он указал рукой на женщину, — ей детей кормить нечем». Председатель послушался и отдал всё той женщине, которая горячо его благодарила.
При мне к отцу Филиппу пришла женщина со страшными ранами на ногах. Он дал ей сметану и сказал: «Мажь». Когда она намазала, откуда ни возьмись прибежала собака, облизала ей ноги, и раны исчезли. Одна женщина родила ребёнка и слегла. Её мать пришла к отцу Филиппу, но он сказал: «Хай сама прийде!». Дочь пришла, еле-еле передвигая ноги. Зашла во двор, а отец Филипп сидит возле костра. Подошла она к нему, а он дал ей 10 рублей и говорит: «Бежи до ворот и обратно, потим rpoшi виддаш». «Да как же я побегу, меня ноги не держат, я к Вам еле дошла, сил нет никаких!». «Бежи, тебе говорят!» — и легонько толкнул её в спину. И откуда взялись силы! Девушка перепрыгнула через костёр, добежала до ворот, вернулась обратно и после этого почувствовала себя совершенно здоровой.
У знакомой муж работал на макаронной фабрике. Однажды он без накладной отправил макароны в магазин, и его осудили на 7 лет. Жена побежала к отцу Филиппу. Он дал ей 5 рублей и сказал: «Купи детям конфет». Муж отсидел 2 года и вернулся домой, на 5 лет ему срок сократили. Когда отец Филипп умер, мне приснился сон: в спальне большого дома стоит гроб, рядом три женщины. Я подхожу к гробу и вижу, что в нём лежит отец Филипп. Я спрашиваю: «Дедушка, Вы умерли?». А он вдруг открыл глаза и говорит мне: «Я хоть и умер, а всё равно всё вижу и слышу, и также буду помогать вам».
Видела ещё сон: могилка отца Филиппа, слева людей мало, а с правой стороны значительно больше. Внутри кувуклии стоит отец Филипп в диаконском облачении. Потом он вышел и спрашивает: «А хто мене бачив, як я служив у Чоботовке?». Я отвечаю: «На Усекновение главы Иоанна Предтечи, с отцом Андреем». «Правильно», — ответил он мне и ласково погладил по голове. Отец Филипп часто говорил, что на том месте, где его похоронят, будет храм.
 
 
 * * *
Слюсарева Раиса, г. Луганск
Моя мама со своей подругой, Марфой Сидорченко, пошли к отцу Филиппу, чтобы узнать о своём будущем. Старец дал моей маме, Елене, 10 копеек и сказал: «Иди с Богом». А Марфе ничего не дал и сказал: «Иди с миром». Моя мама с семьёй всю жизнь прожили в достатке, хоть был и голод, денег никогда не занимали. 10 копеек, которые дал отец Филипп, долго хранили. Марфа же с семьёй прожили в нищите, сын спился, пошёл по миру.
 
 
 * * *
Цуканова Валентина, г. Луганск
В 1953-54 годах мама пришла к отцу Филиппу с двумя сотрудницами. Одна по дороге стала сомневаться и говорить: «Ну зачем мы идём, что он там знает?». Мама несла ему булочку. Когда пришли, во дворе было много народа. Отец Филипп вышел с веточкой в руках, которой он ударял по больным местам. Сомневающейся маминой сотруднице сказал: «Можешь идти, отец Филипп ничего не знает». Повернулся к маме: «Булочку отнеси детям».
 
 
 * * *
Голубенко Владимир, г. Луганск
Когда я был маленький, заболел конъюктивитом. Ничего не помогало, различные компрессы и капли были бессильны. Мама повела меня к отцу Филиппу. Когда она рассказала ему о моей болезни, он вышел из келий, быстро вернулся, держа в руках лепестки чайной розы. Старец велел маме заварить из них чай и напоить меня. Мама так и сделала. После этого болезнь мою как рукой сняло. Когда отец Филипп служил диаконом в Никольском соборе, я был там пономарём. Всю свою диаконскую зарплату он раздавал нам, детям, прислуживающим в алтаре. Мы так и знали: если отец Филипп подойдёт и молча вложит что-то в руку, там окажется красная десятка.
 
 
 * * *
Левченко Ефросиния Антоновна, Ново — Айдарский район
В 1954 году мою маму привёл к отцу Филиппу тяжкий недуг. Врачи признали у неё рак матки. Старец сказал ей: «иди, принеси мени перину». Мама вышла из келий, долго бродила по двору, не зная, что отец Филипп имел ввиду. Так набрела она на большую сливу, под которой было много опавших плодов. Она насобирала в ведро сливы, и вдруг увидела под ними перья. «Вот перина!» — обрадовалась мама, взяла несколько перышек и вместе с ведром слив принесла в келию. Когда отец Филипп увидел сливы, он помрачнел, глубоко вздохнул и сказал: «Ну, дитина моя, теперь я тебе ничем не помогу. Я же просил одну перину, зачем ты принесла мне чужие слёзы?». Через два года мама умерла.
 
 
 * * *
Кренская Зинаида Семеновна, Меловской район
В юности со мной произошел такой случай: после работы на воскреснике пошли купаться на речку. Тут я стала тонуть. В тот момент я дала обещание: если выживу — обязательно покрещусь. Господь спас мне жизнь, и я приняла Православную веру. Однажды после Литургии подруги пригласили меня пойти с ними к отцу Филиппу. Всего пошло человек 10. Отец Филипп встретил нас ласково: «Проходьте, сидайте!». Пока он общался с моими подругами, я задремала. Очнулась от его слов: «Люди сплять». Мне стало стыдно, и я ушла. Через некоторое время возникла угроза операции на грудной клетке. Муж пошел просить отца Филиппа, чтобы он помолился за меня, но старец велел придти лично. «Чи ти больна?» — спросил он у меня и сказал сходить на рынок. Я выполнила поручение, купила все, что нужно. Отец Филипп велел Марийке дать мне напиться воды, сказал мне съесть щепотку соли и дал на прощанье четыре бублика («Це для хлопця»). Операция не состоялась, а через год я родила сына.
 
 
 * * *
Калашникова Раиса Петровна, г. Луганск 
Окончила я школу и стал передо мной выбор: куда пойти учиться? А училась я средне. Пришла к старцу и всё ему рассказала. Даёт он мне книгу, открывает и говорит: «Читай!». Смотрю, а прочитать ничего не могу. Закрыла книгу и отдала ему обратно, говоря, что ничего не пойму. Он опять открывает книгу и даёт мне: «Читай, я тебе говорю!». Старалась я изо всех сил связать букву с буквой. Слушал старец, слушал, забрал у меня книгу и говорит: «Всё. Кончилось твоё учение. Бери вот насиння и иди курей корми». Курей у него не было, он ничего не держал. Я себе и думаю: насиння дал, а кого кормить-то я буду? Открыла дверь, вышла во двор, а там огромные куры, больше, чем индюки, смотрю, а они все ко мне бегут. Покормила я их, и так на душе спокойно стало. Так предсказание старца в скорости и сбылось. В институт я экзамены не сдала (куда настаивали родители), а в этот год был недобор в кулинарный, так меня и взяли. Всю жизнь проработала я поваром. У меня самая большая радость — это когда людей кормлю. С благословения старца я нашла себе в жизни работу, которая нужна людям и мне приносит радость.
Борисенко Антонина Федоровна, г. Луганск 
К священнодиакону Филиппу я ходила часто, всем, кто к нему приходил, он рассказывал притчами. Первый раз, когда я к нему пришла, он мне показывал Божиего угодника на иконе. Я расплакалась, смотрю на икону, а никого не вижу. Он мне сказал, что за слезами никого не видишь. Потом показал мне цветок и спросил: «Как он называется?». Я ответила: «Церковник». Он сказал: «Быстро завянет». Рассказал он мне эти притчи, а вскоре они исполнились, мой сын умер в 16 лет. 
 
 
 * * *
Багрянцева Варвара Семеновна, г. Луганск.
К отцу Филиппу пришла в 1951-1952 году. До этого ходила лечиться к одной бабке, о. Филипп запретил к ней ходить. Я страдала гипертонией. Отец Филипп давал мне пить водичку и советовал, если будет плохо, обращаться к врачам. Отец Филипп предсказал мне выздоровление от гипертонии и долгую жизнь. Моя дочь пришла к отцу Филиппу в три года. Он часто угощал ее печеньем и гладил по головке. Предсказал дочери хорошую жизнь. Дочь закончила институт и работала главным бухгалтером. Сейчас живет хорошо, ей уже за 50 лет. У моего мужа болела голова. Лечиться к отцу Филиппу шли пораньше, так как после 8-9 часов утра было очень много людей с пригородных поездов. Отец Филипп ставил мужа на колени, бил руками по голове, приговаривая: «Гей, гей». После этого голова стала светлой и ни разу не болела. Муж прожил, как и предсказывал отец Филипп, долго, и умер в феврале 2001 г.
Один раз Нюра, подружка, хотела передать через меня отцу Филиппу сахар. Старец запретил брать у нее этот сахар, так как Нюра потом обвиняла бы меня, что я передала не весь сахар, а часть взяла себе. Я несла отцу Филиппу деньги и перекладывала то в один карман, то в другой. Только пришла, отец Филипп мне и говорит: «Что ты идешь, и туда, и сюда их перекладываешь» .
 
Моя соседка очень плохо жила с семьей своего сына. Хотела выселить сына и его семью из своей комнаты через суд. Пришла к отцу Филиппу, он велел ей взять лопату и копать глубокую яму за сараем. После этого взять большой камень (дикарь), перетащить его в эту яму и закопать. Когда же все было выполнено, дал воды и послал домой. После этого жила с сыном и невесткой душа в душу. Потом ей объяснили: вести судебную тяжбу — то же, что и тащить большой камень. Закопать яму — значит закопать суд.
Отец Филипп ел очень мало (т.к. не было аппетита). Иногда посылал в магазин за вином. Выпивал немного вина и тогда немного кушал. В новом доме, справа от входа, был водяной вентиль. Там люди набирали воду и давали отцу Филиппу. Он брал эту воду, крестил и возвращал людям, чтобы они пили и исцелялись.
 
К отцу Филиппу приезжали люди из многих городов. Была одна женщина из Полтавы, у которой пропала в колхозе дочь. Отец Филипп велел ей раздать привезенный гостинец присутствующим и поминать дочь за упокой. Некоторых, вновь приходящих женщин с криками: «Гей, гей!» — гнал сразу с порога, не давая войти в дом. Как потом выяснялось, эти женщины были прелюбодейками. Отец Филипп заставлял их идти молиться Богу. Тех, кто каялся и просил прощение, отец Филипп принимал.
 
 
 * * *
Александра Анисимовна, г.Луганск
Мой сын страдал энурезом, обращались в больницу неоднократно, все было бесполезно. Нам посоветовали обратиться за помощью к отцу Филиппу. Как только мы зашли во двор к этому старцу, то он уже шел к нам навстречу. Когда дедушка Филипп подошел к моему сыну, то стал лупить его лозиной. Я испугалась и говорю: «Что вы делаете, дедушка, я к вам пришла за помощью, а вы его бьете?». Когда отец Филипп бил, то приговаривал: «Уходи, сатана, уходи». После этого мальчик исцелился. Но мы никаких выводов не сделали. В Бога не верили, да еще и хулили Его. Наказание для нас было страшное. Сатана искусил нашего сына, и он повесился.
 
 
 * * *
Белева Надежда Александровна, г. Луганск 
Я часто ходила к священнодиакону Филиппу. Однажды, придя к нему, я увидела во дворе больших кур, как страусы. Больше таких кур я в своей жизни не видела. Когда я вошла в комнату к отцу Филиппу, он стал угощать меня борщом, я начала искать ложку, а она на потолке висит. «еш, еш». — говорит отец Филипп. А я ему отвечаю: «Как же я буду есть, если ложки нет?». А он говорит: «Возьми ложку». — «Как я ее возьму, если она на потолке висит». «Вот дурна голова», — сказал он. Просидела я около борща, да так и не сообразила, как же его съесть, ушла домой несолоно хлебавши. Так вся моя жизнь и прошла, где бы я не была, где бы я не работала, никогда ума не хватало, чтобы заработать денег и наесться досыта, всегда оставалась впроголодь. Другой раз я пришла к нему, а он дает мне хлеб и говорит: «Иди в Иерусалим». Я ему отвечаю: «Я не смогу туда идти, очень далеко». Отец Филипп тогда объяснил, что нужно идти в больницу, и сказал, в какое отделение, в какую палату. Когда я пришла, то оказалось, что в этой палате лежат тяжело больные две девочки, за которыми нужен был уход. Отец Филипп был прозорливым старцем и всегда знал, где и кому тяжело, и посылал помощь. Я за этими девочками ухаживала.
 
 
 * * *
Ревенскова Клавдия Семеновна, г. Луганск
Одна пожилая женщина рассказывала: «Попала я к отцу Филиппу еще в молодости. Вот один раз собираюсь пойти к нему в гости, на гостинец взяла несколько пирожков, а с бумагой тогда была проблема, я эти пирожки завернула в марлечку. А про себя подумала: «Жалко, что она у отца Филиппа останется». Когда я пришла к отцу Филиппу, он меня увидел и говорит при всех людях: «Марийка, возьми гостинчик, а марлечку верни ей». Мне стало очень стыдно, и я сразу поняла, что отец Филипп прозорливый человек.
 
А еще при мне был такой случай: пришла одна женщина к отцу Филиппу, а он ее не принимал, гнал ее палкой и говорил: «Уйди, сатана». На третий раз принял ее, когда она призналась в своем грехе. Оказалось, что она заявила в милицию и хотела, чтобы отца Филиппа забрали. Так вот после этого она вышла на улицу (жила она недалеко от отца Филиппа) и видит над его келией сильный свет, а потом увидела Матерь Божию. Испугалась она, побежала просить прощения у отца Филиппа. А он добрый был, всех прощал.
 
Рассказывала одна моя знакомая Нина, которая приехала из Киева. Когда-то во время войны она со своей мамой попала к отцу Филиппу. Он посмотрел на мою маму и сказал: «У тебе п'ять зернят, одного ты не досчитаешься». А у мамы было нас пятеро детей, через время один умер. Все получилось, как говорил отец Филипп.
 
Еще я была свидетелем, когда одна женщина пришла к отцу Филиппу и спросила: «Скажите, а вернется ли мой муж с фронта?». Отец Филипп ответил ей, как всегда, притчей: «Через две недели будет хорошая погода». Прошло ровно две недели, и ее муж вернулся с фронта.
Пришла как-то раз к отцу Филиппу молодая девушка. Села, сидит и слушает, как дедушка людей уму-разуму учит. А у самой мысли в голове о том, что послал бы ей Бог мужа хорошего, порядочного. Отец Филипп посмотрел на нее и говорит: «Иди, купи пирожков и прогуляйся по Ленинской, да не один пирожок бери, а несколько». Ничего она не поняла, зачем ей туда идти, но знала, что этот прозорливый старец ничего просто так не говорит, раз сказал— надо делать. Купила пирожки и прогуливается по Ленинской, а навстречу ей молодой человек идет. Подошел к ней, попросил пирожок, потом спросил: «Можно ли Вас проводить домой?». Она согласилась. Так они познакомились и вскоре поженились.
Архимандрит Пимен (Чеботарев), г. Луганск 
Когда мои родители поженились, то у них сразу же возникли проблемы с жильем. Жить было негде, нужно строить дом, а денег не было, так как оба были безработными. Пошли они к отцу Филиппу просить его святых молитв. Как вспоминала мама, не знали они, как войти в келию к отцу Филиппу, переживали, с чего начать разговор. Решили попростому, зашли и просят: «Трудно нам очень, помолитесь». Отец Филипп сказал трижды: «Сатана, я кому сказал — отойди». После этого велел родителям идти. Через несколько дней отец устроился работать на молокозавод, мама сначала устроилась в индпошив, потом в ателье, в швейную мастерскую. Жизнь наладилась, начали они потихоньку строиться. 
 
Мой дядя, Гундарь Александр, первый раз пришел к отцу Филиппу после войны, в военной форме. Уходя, обещал часто наведываться к отцу Филиппу. Но прошел месяц, а он ни разу не пришел к дедушке. У него сильно заболела жена, Евдокия. Ей сделали операцию, но врачи сказали, что болезнь грозит смертельным исходом. Однажды рано утром кто-то постучал в окно. Александр вышел, и видит во дворе отца Филиппа (о том, что жена болеет, Александр ему не сообщал). Отец Филипп дал ему бутылку с водой и сказал: «Александр, пусть жена пьет, можно с такой болезнью и 20 лет прожить». Евдокия выздоровела, прожила она ровно 20 лет. И умерла в тот же день, когда приходил к ним отец Филипп.
 
Другой раз, весной, собираясь к отцу Филиппу в гости, дядя проходил по саду и увидел возле деревьев большие и маленькие камни. «Соберу сначала маленькие, а потом большие камни. Нужно очистить сад». Когда, после этого, пришел к отцу Филиппу, тот ему сразу сказал: «Ты, Александр, в саду камни собирал. Как хотел очистить сад, так очисти и свою душу: сначала мелкие грехи убери, а потом и с большими справишься».
Задумал дядя увидеть, как молится отец Филипп и пришел к нему. Старец всех отпускал перед началом вечернего богослужения. Так произошло и в этот раз, но Александру он сказал не уходить. «Ты же хочешь посмотреть, как я молюсь». До сумерек они были во дворе, потом вернулись в келью. «Александр, иди, ложись». Дядя залез, прилег, да сразу и заснул, проспал до утра. Так Господь скрыл молитву своего угодника.
Дядя после войны не мог уволиться с работы. Ему предложили место недалеко от дома, а до прежней работы ему было очень неудобно добираться, а работать приходилось и ночью. Но начальник не хотел его отпускать, даже пригрозил посадить в тюрьму. Пришел дядя к отцу Филиппу, а он ему сразу и говорит: «Ничего, завтра тебя отпустят, и будет у тебя хорошая работа». На другой день дядя вошел в кабинет директора и молча стал у порога. Директор сидел, наклонив голову. После минутной паузы директор сказал: «Неужели обязательно идти к министру, давайте свое заявление, чего Вы кричите!». И с каким-то страхом подписал заявление.
Моя бабушка, Гордиенко Зинаида Ефимовна, часто ходила к отцу Филиппу. Он всегда говорил ей, что нужно держаться православной веры и не предавать ее. Она вспоминала, что вместо подушки отец Филипп клал себе под голову кирпич. Однажды отец Филипп послал бабушку в кладовку искать мантию. Копалась целый день она в паутине, мантии не нашла. Старец отпустил ее, так ничего и не сказав.
Одна верующая спрашивала за своего сына. Он дал ей огромный замок и сказал: «Сколько есть сил — терпи. Всю жизнь будет по тюрьмам». Так и вышло.
Перед смертью отец Филипп говорил: «Приходьте ко мне на могилу. Сказать — ничого не скажу, а допомогти — допомогу. Типьки кричите громче». Насколько я понимаю, под «Кричите громче» он имел в виду усиленную молитву.
 
 
 * * *
Гавриленко Ольга Сергеевна, г. Луганск
На могилку отца Филиппа я хожу уже 16 лет. Еще при жизни отца Филиппа жила одна учительница. Бога она не признавала, как многие в то время, думала, что человек сам Бог и все ему подвластно. Но Господь призвал ее на покаяние. Заболела она страшной болезнью — рак головного мозга. Походила по больницам очень много, много денег потратила на лекарства, да все без толку. Добрые люди направили ее к отцу Филиппу. Когда он выслушал ое, то сказал так: «Если повенчаешься с мужем, то я тебя вылечу, и будешь здорова». А она плачет, говорит, что муж у нее коммунист, его с работы выгонят. А отец Филипп отвечает: «Ну и пусть выгонят, а ты, если хочешь жить, то венчайся». Она пришла домой, мужу все рассказала. Они сомневались, боялись решиться, но другого выхода не было, и они повенчались. Мужа, конечно, с работы выгнали, но она исцелилась полностью и 30 лет была здорова. О ее дальнейшей судьбе мне неизвестно.
Рассказывал мужчина, приходящий на могилу отца Филиппа: Во время войны его забирали на фронт. Он пришел за благословением к отцу Филиппу и спрашивает: «Что же будет со мной?» А отец Филипп ему говорит: «Иди, иди, ничего не бойся, все будет хорошо. Только долго ты меня потом будешь вспоминать». Попал он в десантные войска. Летели они в самолете на боевое задание, солдат должны были десантировать в тыл врага. А враги открыли огонь по самолету, он загорелся, потом взорвался, все погибли, а этот мужчина, как сидел в кресле, так и приземлился на землю вместе с креслом, целый и невредимый. Вот какая сила молитв отца Филиппа. Сколько воинов он спас во время войны от неминуемой смерти.
 
 
 * * *
Женщина из Лутугинского района 
Был такой случай: у одной женщины, еще молодой, было много детей. И вот, после очередных родов, она тяжело заболела, внутри живота произошло нагноение, врачи ничем ей не могли помочь, и она уже почти умирала. Добрые люди пошли к отцу Филиппу за помощью, ведь жалко, что столько сирот останется без матери. Дедушка Филипп их выслушал и стал молиться Пресвятой Богородице Луганской, просил Ее о помощи бедной женщине и детям. В это время произошло чудо. Эта женщина лежала на кровати, и у нее сам по себе произошел прорыв, весь гной, как фонтан, вырвался наружу, а кровью были забрызганы даже стены. Больная сразу же почувствовала облегчение, к вечеру поднялась и стала хлопотать по дому, заниматься детьми.
Приехал как-то из деревни Мариин брат Василий. У него загноились ноги. Он обратился в больницу, и врачи сказали, что нужно резать. Старец Филипп резать не благословил, а оставил пожить у себя. И как-то незаметно Василий выздоровел.
На Третьем километре жила Антонина. После службы увидела она, как люди бегут к старцу и толпятся вокруг него. Она стала смеяться со старца, не понимая, чего они к нему бегут. А он повернулся к ней и говорит: «Ничего, Антонина, и ты придешь». Она только удивилась, откуда этот старый диакон знает ее имя. Знакомы они не были, она его видела первый раз. Через какое-то время у этой Антонины мужа посадили в тюрьму. Она, прослышав, что есть прозорливый старец, решила пойти, узнать за мужа. Приходит она, а диакон Филипп уже стоит у порога, ее встречает. «Вот видишь, и ты пришла». Тогда-то она и вспомнила, где она видела этого старца, и что он ей сказал.
В 1948 году было принято решение о закрытии Свято-Усекновенской церкви на Третьем километре. Но верующий народ не успокаивался. Тогда власти разрешают приобрести под молитвенный дом другое помещение. И старец Филипп при поддержке народа покупает частный дом, по той же улице Петровского, только вглубь поселка, подальше от школы. В народе так и сохранилась память о том, что храм на Третьем километре куплен на деньги старца.
 
 
 * * *
Ливеря Надежда Федоровна, г. Луганск
Пришла я к отцу Филиппу просить благословения на свадьбу. Отец Филипп выслушал меня, ничего не сказал, а налил стакан воды, стопку водки, взял кусок хлеба и все положил на стол. Лег в сапогах на свою кровать, отвернулся и ничего не говорил. Свадьба прошла хорошо, потом мы приходили и благодарили отца Филиппа за его благословение.
Моя сестра Паша собралась в институт поступать. Часов в 6 утра пошла к дедушке за благословением на экзамен. А он уже у ворот стоит с букетом. Она поняла, что все будет хорошо. Сдала все экзамены, поступила, благополучно отучилась.
Когда я была маленькой, в нашей семье мира не было, родители постоянно ругались между собой. И в огороде у нас ничего не родило, как поделано. Попросили отца Филиппа прийти к нам домой. Он пришел, походил, покропил везде святой водой. Все плохое отошло, стало все благополучно. В семье мир, на огороде урожай. Если бы Бог не посылал таких людей, как отец Филипп, в мир, то все люди давно бы погибли. •
 
 
 * * *
Катерина, г. Луганск
Диакон Филипп служил в старом Николаевском Соборе на Красной Площади. Я работала в этом соборе уборщицей. Люди очень любили его. Приходил он в основном на Владычни службы, и в праздники бывал, и в простые дни. Был он среднего роста, может, чуть выше, но был очень худенький. Было это в 1944-1946 годах. Настоятелем был отец Ефимий Качан, служили: о. Лев Слепнев, о. Владимир, о. Иннокентий, протодиакон Макарий, протодиакон Тимофей. Староста был Иван Степанович Кукурекин. Звонарь — иеромонах Василий. Все они с большим уважением относились к диакону Филиппу.
Собор этот поломали в 1948 году, после чего перешли в новый храм.
 
 
 * * *
Мария Почаевская
Часто я ходила к отцу Феофану в Красный Деркул, я старалась ему хоть чем-то помочь. Один раз я пришла к нему и говорю: «Отец Феофан, благословите в Почаев ехать, меня уже диакон Филипп благословил в дорогу». А отец Феофан и говорит: «Раз старец Филипп благословил, так езжай смело». Диакона Филиппа знали многие священники с других областей, очень уважали и почитали как старца. Поездка моя с его благословения всегда была очень удачная.
 
Работала я на заводе разнорабочей и крановщицей. На работе было очень пыльно и загазовано, я сильно заболела. Моя подруга Степанида повела меня к диакону Филиппу. Собралось нас три женщины, а дедушка подходит ко мне, внимательно смотрит на часы и говорит: «Дуракив робота любе». А потом снова смотрит на часы и также говорит, только добавил: «Можно жить и не тужить». А я спрашиваю: «А как же жить и не тужить?». А он мне: «Дурна твоя голова,» — и показывает свои колени, поднимая штаны: «Бачиш, яки в мене колени, я ж не работаю, так i ти будь, як я. То i будеш даром хлиб icты i церкви строить». Так все и получилось: на заводе я рассчиталась и больше нигде не работаю, а помогаю церкви строить. Каждое слово, сказанное отцом Филиппом, можно оценить дороже золота и бриллиантов.
 
 
 * * *
Сапоненко Галина Ивановна, г. Луганск
Когда жил отец Филипп, то к нему ездили на лечение и благословение люди со всей Украины. У одной женщины очень болел ребенок, его мать повезла к отцу Филиппу. Когда она приехала к нему, то там была большая очередь. Люди приходили к нему пешком, некоторые приезжали на лошадях. Когда мать с больным ребенком подошла к концу очереди, к ней сразу подошла женщина, которая помогала отцу Филиппу и велела срочно идти к старцу: он предупредил, что сейчас приедет женщина с ребенком, ее сразу пустите ко мне, чтобы она не стояла в очереди. Она зашла, отец Филипп помолился за ребенка, и он остался живым.
Любовь, г. Луганск
Моя тетка в 50-е годы работала на конфетной фабрике, на складе. Когда она этот склад принимала, то по глупости приняла и долг на этом складе. Прошел месяц, когда пришла проверка, то обнаружили эту недостачу. Ее судили. В отчаянии она побежала к отцу Филиппу, а он ей ответил: «Приде билый производитель, он все уладит». Скоро приехал ее жених — блондин, он во всем разобрался и быстро уладил эту проблему. Тетку не посадили. Мой папа был некрещеный 33 года. Мама и бабушка настаивали, чтобы он покрестился, и пожаловались на него отцу Филиппу, а он им ответил: «Прийде время, он сам все зробить». Так и получилось, отец никому ничего не говорил, а пошел сам и покрестился в церкви. 
 
 
Однажды папа очень серьезно заболел, у него обнаружили туберкулез, он пошел к отцу Филиппу за помощью. А дедушка ему и говорит: «На соседней улице сапожник живет, он там тебя и подлатает». На этой улице жил врач —фтизиатр, он моего папу с благословения отца Филиппа и вылечил.
 
 
 * * *
Галицкая Полина Тихоновна, г. Луганск 
Один раз я пришла к диакону Филиппу, он попросил, чтобы я его подстригла, покупала. Я все сделала, как он просил: и подстригла, и покупала, и ногти подрезала. А диакон Филипп по лицу меня как ударит, что я даже упала в угол, а когда поднялась, то спросила: «За что Вы меня так ударили?». А он ответил: «Чтоб ты знала, як за добро платять». В будущем я все поняла. Вся жизнь моя прошла так, что если сделаю кому-нибудь что-то хорошее, то в благодарность получаю большие неприятности со злом. Но самое удивительное, что до этого у меня часто болела голова и зубы, а после посещения отца Филиппа уже много лет не болят.
 
В другой раз к отцу Филиппу мы пошли с тетей. Она взяла меда, а я немного творожка. «Хорошо бы было к этому угощению хлебушка», — подумали мы. Когда мы проходили мимо областной (тогда окружной) больницы, то увидели военного, продающего булочку круглую, в виде косички. Я стала торговаться с этим человеком, чтобы он уступил в цене. Долго это продолжалось, тогда, видя мою непреклонность, он сдался и уступил, но остался недоволен. Когда мы пришли к отцу Филиппу, он был на улице и сказал нам: «идить на камень сидайте». Немного посидев, мы стали доставать гостинцы и достали булочку. А отец Филипп и говорит: «Булочку co6i визьмить, коли будете проходить мимо окружной вольници, то там буде сыдити военний, так ви йому i виддайте ту булку». Когда мы вышли от отца Филиппа, то тетя моя сказала, что не захотел дедушка кушать булочку, которая куплена с руганью. Мы вернулись и отдали эту булку военному.
 
Привела я к диакону Филиппу двух молодых девушек по вопросу, выйдут ли они замуж или нет. А он говорит: «Оце таке, вся в рип'яхах собачка прийде, вся, вся в рип'яхах». Я когда услышала это, то заплакала, ведь я тоже тогда была молодой и думала, что это отец Филипп сказал про меня. А он взял ведро и пошел за водой до колонки. Мы поняли, что нужно уходить, попрощались. И на обратном пути каждая говорила про себя, что слова отца Филиппа только ее касались. Прошло время, и одна из подруг вышла замуж, а у ее мужа все лицо в оспинах было, как в репьяхах. Вот так дедушка Филипп и говорил, а ты слушай и понимай.
 
Все эти случаи были в войну, где-то в 1943-44гг. Был отец Филипп очень строгий, много молился. Келия у него была маленькая, две-три доски лежали, а на них положена фуфайка, у стены стоял ящик, накрытый платком — стол, в углу были иконы 2-3 штуки, жил он очень бедно. Видимо, такой необыкновенный человек последний был на земле.
 
 
 * * *
Нелепа Валентина Ефимовна, г. Луганск 
Моя свекровь ходила к отцу Филиппу. Один раз собралась к нему идти и зашла к соседке своей, чтобы предложить идти вместе. И говорит ей: «Манька, пошли к отцу Филиппу». А та не хочет идти и отвечает: «Ой, я не могу, вареники варю». Моя свекровь ее стала уговаривать, еле-еле уговорила. Пошли вместе. Когда приходят к отцу Филиппу, то он свекрови говорит: «Ты заходи». Потом поворачивается к соседке: «А ты, Манька, иди вареники вари». Так ее и отправил.
Я, митрофорный протоиерей Илия (Завгородний), желаю описать один замечательный случай, бывший со мной: пришел я однажды к диакону Филиппу и застал его зажигающим лампаду. На мою просьбу диакон Филипп разрешил мне зажечь лампаду. Когда я затеплил огонек, лампада тут же потухла. Немало удивленный, обратился я с вопросом: «Почему погасла лампада?» — к отцу Филиппу. На что он мне ответил: «Зажигай еще». Зажигаю я второй раз лампадку и второй раз не стала она гореть. Я к Филиппу: «Она снова потухла!». А он с присущим ему спокойствием повторил: «Зажигай еще раз». И когда я зажег лампадку в третий раз, то она не потухла, а продолжала гореть, освящая святые образа. После этого, помолчав минутку, отец Филипп, обратясь ко мне, сказал: «Для того, чтобы зажигать лампады, необходимо два года учиться». Выслушав его, я не сразу понял значение сказанных слов, но в скором времени все прояснилось. Я в то время прислуживал в храме пономарем. И в один из дней, за всенощным бдением, подзывает меня к себе Высокопреосвященнейший Никон, Архиепископ Луганский, и сказал, что мне необходимо ехать учиться в духовной школе. Предложение Архипастыря меня немало удивило, ибо я был из семьи высланных, неблагонадежных и не был в состоянии в детстве постоянно посещать школу. Архипастырь, выслушав мои объяснения, почему я не могу учиться в семинарии, ответил: «Ничего, тебя примут, езжай». Получив благословение Владыки, я поехал в Одесскую семинарию и, сдав вступительные экзамены, был зачислен в число воспитанников. Проучившись 2 года, вместо положенных 3-х лет, я был отозван Архипастырем. В разговоре со мной Владыко сказал: «Довольно учиться, иди трудись». И в скором времени я был рукоположен в сан диакона (2 января 1955 г.). Вот таким образом и исполнились слова отца Филиппа, сказанные мне значительно раньше. Хочу добавить, что со старцем Филиппом меня познакомили мои две тетки, они были монахини и часто общались с ним. В то время, когда не было у нас монастырей, то они все с ним советовались и держались вокруг него.
 
 
 * * *
Базикало Клавдия, г. Луганск
В первый раз к отцу Филиппу меня привела подруга. В этот день у меня было очень много впечатлений от этого удивительного человека. Но самое большое удивление у меня было ночью. Отец Филипп оставил нас ночевать. Долго я не могла заснуть, впечатления переполняли меня. А когда уснула, снится мне отец Филипп, на нем золотые облачения, все как на священнике, и епитрахиль тоже. И свет от него исходит, как от солнца, неизреченный, струится во все стороны. Такой красоты я не видела никогда. Проснулась я, а душа трепещет от увиденного. Снова уснула, и опять увидела отца Филиппа в полном священническом облачении.
Второй раз пришла я к дедушке с вопросом о своем замужестве. Девка я была уже на выданье, а жениха не было. Пришла и говорю: «Отец Филипп, я хочу замуж выйти». А он ответил: «Выходь, выходь, выходь». А потом добавил: «Иди на улицу, принеси кота». Я послушалась, сходила, поймала кота и принесла. Отец Филипп говорит: «Дай мне». Я отдала ему этого кота, а старец его гладит и приговаривает: «Васька, Васька». Женщины, бывшие в келий, сразу мне сказали, что моего мужа будут звать Вася. Так и получилось, вскоре я вышла замуж, и мужа моего
звали Василием.
В следующий раз к отцу Филиппу меня привело большое несчастье. Мой сын болел пневмонией 6 раз подряд, а когда заболел снова, врачи сказали, что он может умереть, нужно срочно его ложить в больницу, будут колоть лекарства, но гарантии никакой не дают. Мальчику было тогда всего 6 месяцев. Я испугалась, схватила сына на руки, села на трамвай и поехала к отцу Филиппу. По дороге вижу, что сын уже совсем плохой, не дышит, а только хрипит из последних сил, носик посинел, ручки-ножки висят. До его двора я бегом бежала, влетела в домик, кричу: «Помогите!». Отец Филипп посмотрел на него и говорит Марийке: «Дай ему хлиба». Она дала ему кусок хлеба, сын схватил его обеими руками и стал сосать, а потом грызть, да с таким аппетитом. Потом отец Филипп говорит: «Дай йому води». Марийка дала кружку с водой. Сын схватил и кружку двумя руками и стал пить с жадностью. Потом ему стало легче, больше не хрипел, а нормально дышал. Я поблагодарил и поехала домой. А там меня уже ждали врач с милицией. Врач кричит: «За то, что Вы ребенка не кладете в больницу, мы Вас в милицию заберем». А я спокойно села за стол, сын у меня на руках сидит. Заулыбался и стал играться, ручонками своими по столу стучать. Врач так и обомлела на месте. Говорит: «Не может этого быть, кто вам помог?». Я ответила: «Господь помог». Она тогда тише, тише и говорит: «Дайте, я его послушаю». Когда послушала, то сказала, что мальчик совершенно здоров.
Как-то я пришла к дедушке и жалуюсь ему, что у меня очень сильно нос болит, а почему — не знаю. Он мне показывает на ведра с водой и говорит, чтобы я их переставила на другое место. В тот момент, когда я их переставляла лицом повернулась к отцу Филиппу, он меня как ударил кулаком по носу, аж искры из глаз посыпались. Я испугалась думала, что кровь из носа польется ручьем, но ничего не бы ло. Через 5 минут нос был здоров, и больше никогда не болел
В следующий раз прихожу к дедушке, смотрю, а у него люди сидят, возле икон горит лампада. Одна женщина Псалтырь читает, да так хорошо, я стою и слушаю. А отец Филипп поворачивается ко мне и говорит: «Теперь ты читай». Я испугалась, как же я читать буду, если по-славянски не умею, даже букв в глаза не видела. А он повторяет: «Читай, я тоби кажу». Я послушалась, взяла книгу, и сразу стала читать быстро и без ошибок, и по сей день читаю. Вот как дедушка меня научил быстро, ему все было под силу, Господь его сильно любил.
 
Когда начинали мы с моим мужем Васей вместе жить, то ничего у нас не было. Ни хозяйства, ни кола, ни двора. Думаем, как же нам дальше жить, с чего начинать. Пошли мы с ним к отцу Филиппу за советом, заходим во двор, а он нас встречает и говорит: «(сидайте тут i дивиться». Присели мы под дерево, смотрим, а вокруг куры, гуси, утки, индюки ходят, да так много, и такие упитанные, что залюбуешься. Потом отец Филипп подозвал нас и показывает, а там столбик забитый, а от него проволока в палец толщины. Он говорит: «Бери, тяни». Я стала тянуть, но с трудом. Когда сделали, что нужно, то отец Филипп говорит: «А теперь домой идите». Мы пошли, прошло немного времени, и мы поняли, что это было благословение нам на строительство и разведение хозяйства. Сначала мы забор сделали, проволоку тянули, а потом и птицу завели себе, как у отца Филиппа. Все время у нас было хозяйство во дворе, никогда не переводилось. Я точно знаю, что никакой птицы у старца во дворе не было.
 
 
 * * *
КарасеваАлла Васильевна, г. Луганск
Моя прабабушка Анна вместе с отцом Филиппом ходила в Иерусалим. Шли они все время пешком, а потом на пароходе плыли. Из ее рассказов помню, что сильное впечатление на нее произвела пламенная молитва старца. Всякое дело он начинал с призывания имени Господня. Его пример и бабушку вдохновлял на молитвенные подвиги. Прабабушка пробыла там два года, а потом ее благословили ехать домой, умирать на Родине. После возвращения через 4 месяца она умерла. После ее смерти остались воспоминания о Святом граде Иерусалиме, о его бесценных святынях. Перед смертью прабабушка молилась о здравии отца Филиппа и говорила, что только благодаря ему и его молитвам она попала туда.
Моя бабушка Анна работала на заводе им. Ленина вместе с отцом Филиппом. Он помог ей устроиться туда. Сказал: «Когда пойдешь устраиваться, то подложи камень под ноги». Она так и сделала. Пришла на завод, а людей стоит толпа желающих устроиться. Она покрутилась, посмотрела вокруг, видит кирпич лежит, она его себе под ноги подложила, вышел человек, который людей набирал, посмотрел на всех, а выбрал ее (голова у нее выше всех оказалась), пальцем показал: «Вы нам подходите». Вот как она оказалась на заводе.
Прошло время, бабушка Анна со своей сестрой Параскевой пошли к отцу Филиппу домой. У него была большая очередь. Он вышел и говорит: «Отойдите, дайте пройти». И подозвал Анну с Параскевой. Дал моей бабушке три рубля и 20 копеек и сказал: «На тоби 120 коп., положи iix в скриню, а на 3 рубля купи дитям хлиба». А Параскеву ударил палкой. Развернулся и ушел. Потом у Анны жизнь стала лучше, появились деньги, стал хороший урожай в саду. Очень много абрикос, вишен, слив. Когда я была маленькая, ходила их продавать на базар, у меня были свои постоянные клиенты, которые ждали у ворот и наперегонки покупали только мои фрукты. А Параскеву через время убил внук. Вот отец Филипп какой был святой человек, все знал.
 
 
 * * *
Калугина Тамара Петровна, г. Луганск 
Моя бабушка Варвара была цыганка. Во время войны немцы у нее на глазах убили сестру и пятеро ее детей. Бабушку это сильно потрясло, она после этого начала курить, а потом заболела. Она занималась гаданием. Вот однажды пошла она к отцу Филиппу просить о помощи, чтобы вылечил ее, чтобы дети сиротами не остались. Когда она к нему пришла, то она стал бить ее палкой по спине и приговаривать: «Ах, ты сатана, сатана». Бабушка поняла, что он бьет ее за гадание, стала проситься: «Дедушка, прости меня, что же мне делать, ведь у меня детки малые, а кушать нечего, вот я и гадаю». Отец Филипп ее ругал, ругал, а потом показывает на печь и говорит: «А ну, неси дрова, топи печь». На улице было лето, Варвара удивилась, зачем ее топить, но не возразила. Принесла дрова и затопила, а отец Филипп говорит: «Теперь закрой заслонку». Она закрыла и весь дым повалил в дом, все стали кашлять. Он тогда и говорит: «Теперь ты понимаешь, почему ты кашляешь?». Она сказала: «Да, понимаю, потому что курю». Отец Филипп говорит: «Бросай курить, бросай гадать». Она бросила курить — и выздоровела, потом снова закурила — и заболела, и так несколько раз.
Ходили к отцу Филиппу и наши знакомые, тоже цыгане. Зовут ее Шура, живет она сейчас в Новошахтинске. Так вот, отец Филипп дал им денежную купюру не знаю, какую, но по цвету красную. Жизнь у них сразу наладилась, всегда денег много, одеты хорошо, в общем, богатые люди, дай Бог каждому так жить.
Араратян Нина Архиповна, г. Луганск
В 50-е годы я работала в облисполкоме, в архитектурном отделе, это был секретный отдел, на работу принимали с особой проверкой. А я была верующим человеком, на воскресные, праздничные службы в церковь ходила постоянно. Особо почитала дни, когда служил Архиепископ Никон. Это были мои самые любимые службы. У нас был прямо коллектив из нескольких человек, которые тоже занимали большие должности в городе, мы себя так и называли «Никоновцы». Потому, что когда мы узнавали, что он служит в какой-то церкви, то бросали все свои дела, отпрашивались с работы или убегали под каким-нибудь предлогом. Одевали самые красивые платья, укладывали красиво, аккуратно волосы, повязывали шарфики под цвет праздника, т.е. если Богородичный праздник, то голубой шарфик, если мученика, то красный и т.д., и торжественно шли в церковь. Такая служба у нас ценилась выше любого юбилея или свадьбы. Потом все на работе удивлялись, почему мы возвращаемся бодрые, веселые, одухотворенные. Так вот, за все время моей работы меня ни разу не наказали, но ругали за мои похождения, никто даже не посмеялся. Наверно, Царица Небесная сама меня хранила. На службах я видела, что диаконом служит отец Филипп, мы его очень почитали за его духовность, открытость к людям, было видно, что он диакон от Бога, что любит Господа всем сердцем. Всегда вокруг него было много людей, которые просили его помощи или совета. 
Я хочу рассказать, что 22 ноября 1956 года, в день смерти отца Филиппа (об этом я не знала) я ехала в трамвае на работу. Трамвай тогда ходил по другой линии. Людей было много, полный салон, когда проезжали поворот на улице Советской, то вдруг все люди ахнули и кинулись к окнам. Протиснулась к окну и я, вижу, что в том месте, где живет отец Филипп, стоит огненный столб от земли до неба. Такого никто никогда не видел, поэтому обсуждали все, думали, что же это там у отца Филиппа случилось. А когда я пришла на работу, то через время нам всем сообщили, что отец Филипп умер. Многие тогда расстроились, несмотря на свои должности, плакали, не скрываясь. А начальство так и заявило, что если кому-то нужно идти на похороны отца Филиппа, то можно идти без разрешения. Вот какой он был человек великий, все слои общества его почитали, начиная от простых рабочих, заканчивая высокими чинами.
 
 
 * * *
Деревянко Людмила Федоровна, г. Луганск 
Моя знакомая Полина очень тяжело заболела, она лежала в постели недвижима долгое время, а муж ухаживал за ней. Работал ее муж Василий на заводе им. Ленина, вместе с отцом Филиппом. Однажды он поделился своим горем со старцем. Он все выслушал внимательно и говорит: «Я твоей биде допоможу». Василий обрадовался, хотел назвать свой адрес, на что отец Филипп ответил: «Не надо, я сам знайду». Так и получилось. Через время пришел отец Филипп к ним домой. Посмотрел на Полину, подошел к ней и стал руками растирать ее ноги. Так продолжалось 3 дня подряд. На третий раз говорит ей: «Вставай Полина, иди, скильки ти будеш лежать». Она начала отнекиваться, мол, ничего не получится, ноги не слушаются. Но он настоял на своем. Полина встала на ноги и еле-еле пошла, как девятимесячный ребенок, а потом все лучше и лучше. Долгие годы она ходила хорошо и былаздорова.
Рассказывала мне Ткачева Галина Николаевна. Она и ее двоюродная сестра Валентина хотели выйти замуж, а им было уже по 30 лет. Валя была серьезная, а Галя ветреная, все время смеялась без причины. Вот Валя и говорит: «Давай пойдем к диакону Филиппу, пусть он нам скажет, когда мы замуж выйдем». А Галина как засмеется в ответ: «Ха-ха-ха, пошли, пусть что-нибудь сбрешет». Вот они пошли, а Галя всю дорогу просмеялась, да по сторонам головой крутила. Приходят, а отец Филипп стоит у ворот с ведром воды, посмотрел на Валю и сказал: «Ти у двир проходь». И пропустил ее, а Галю облил водой и прогнал со словами: «иди геть, дали сейся, брешуть собаки, а я правду кажу». Дальнейшая судьба сложилась у них по-разному. Валя вскоре вышла замуж. А Галя всю свою жизнь просмеялась без толку. Ни семьи, ни детей у нее так и не было.
 
 
 * * *
Акопян Валентина Александровна, г. Луганск 
Пришла одна женщина к отцу Филиппу, у нее долго не было детей. Она просит: «Подскажите, пожалуйста, дедушка, будут ли у меня дети?» Отец Филипп ей говорит: «Иди в сад, там растет яблоня, найди под ней яблоко и принеси мне». Она пошла в сад, очень долго искала хоть одно яблочко, но так ничего и не нашла. Вернулась к отцу Филиппу, руками развела, сказала, что ничего не нашла. Тогда он говорит другой женщине: «Иди, ты теперь ищи яблоко». Она пошла в сад, немного походила и нашла 2 яблока. Пришла к отцу Филиппу и показывает их. А он говорит первой женщине: «А куда ты смотрела?». Прошло время, так у этой женщины детей и не было. А та другая родила двоих.
Однажды приходит к отцу Филиппу женщина и жалуется на мужа, говорит, что он очень сварливый, бухтит и бухтит целыми днями, что жить она с ним больше не может, хочет развестись. Отец Филипп выслушал ее и говорит: «Вон дивись, собака лае, она тебя кусае?». Женщина ответила «Нет». Больше отец Филипп ничего не сказал, но она поняла, что это касалось ее, и с мужем разводиться не стала.
Одна женщина, уже пожилая, переживала, что ей не начислят пенсию. Она пошла к отцу Филиппу и говорит: «Дедушка, скажите, дадут ли мне пенсию?» Он ничего ей не ответил, а дал пять рублей и сказал: «На, иди в магазин, купи мени що-небудь». Она пошла в магазин и накупила продуктов для дедушки. Когда она пошла в собес, то узнала, что ей начислили 50 руб. пенсии. Еще знаю такой случай. Женщина собралась идти к диакону Филиппу и напекла на гостинец пирожков. Села и думает: «Все ли пирожки отнести ему, или детям оставить?». Решила забрать все. Когда пришла она к отцу Филиппу, поздоровалась и отдает ему пирожки, а он ей говорит: «Что ты гадаешь, на, забирай пирожки и иди корми детей». Женщина испугалась и удивилась, откуда он может знать все это.
 
 
 * * *
Запселъская Зоя Григорьевна, г. Москва
К отцу Филиппу я ходила с 1950 по 1953 год. Это был неповторимый человек, самый лучший из всех людей, которые мне когда-либо встречались в жизни. Господи, спасибо Тебе, что я видела и общалась с отцом Филиппом! В первый раз я пришла к нему поздно вечером. Ко мне вышла его послушница Марийка и сказала, что он уже отдыхает. И тут я слышу, как отец Филипп говорит: «Хто там прийшов? Пусть заходит». Я зашла в его келию, он лежал на кровати и спросил у меня: «Чого ты прийшла?». Я сказала: «Дедушка, будьте добры, помогите, у меня очень сильно голова болит». Он тогда сказал: «Набери co6i води у великому кувшини. Я с собой брала пустую бутылку, туда набрала воды из кувшина. Отец Филипп спросил: «Що в тебе ще?». Я сказала: «Мы с мужем строим дом, а он меня с тремя детьми бросил, ушел к другой женщине, и теперь он хочет этот недостроенный дом у меня высудить, меня завтра вызывают в суд». Отец Филипп говорит: «Еге, скидай один чобит». Я стала снимать один сапог, а оттуда посыпалась куча бумаги, откуда она взялась, я до сих пор не знаю. Взяла я эти бумаги и подаю отцу Филиппу, а он говорит: «Co6i забирай, це tвои бумаги, а зараз скидай другий чобит». Я сняла второй сапог, а оттуда тоже куча бумаги высыпалась. Отец Филипп говорит: «Це все твое, а тепер давай cвои чоботи». Взял мои сапоги и положил их на кровать на подушку рядышком, носок к носку. И сказал: «А тепер иди додому». Я пришла домой, голова у меня больше не болела. Пошла я на суд, прямо диво дивное: все судебные бумаги были в мою пользу, все в один голос присудили дом мне. Я его одна с детками достраивала, а потом и жили в нем. Прошло несколько лет, мой муж ушел от той женщины и вернулся к нам, долго просил прощения, мы его приняли обратно. Да так он и доживал со мной до самой смерти еще 18 лет. Вот тебе и два сапога рядом на подушке.
Во второй раз пришла я к отцу Филиппу, поблагодарила его за помощь и попросила: «Дедушка, дайте мне еще водички». А он спросил: «Азачем вона тоби?». Я сказала: «Да на будущее, вдруг голова заболит». Дедушка улыбнулся и говорит: «А To6i вона не треба». Это были прозорливые слова, сейчас мне 89 лет, и ни разу больше голова не болела.
Немного погодя отец Филипп начал петь псалмы из 17 кафизмы за упокой. Когда я пришла домой, моя мама спросила: «А что отец Филипп делал?». Я рассказала, что псалмы пел. Она ничего не сказала, только глаза у нее стали испуганные. Прошло какое-то время, умер мой отец.
В третий раз я пошла к отцу Филиппу в большой праздник. Пришла одна женщина из церкви и говорит: «Ой, сколько людей сегодня много было в церкви». А отец Филипп говорит: «Людей було багато, а душечки всього дви були». Потом посмотрел на меня и снова стал петь «Со святыми упокой...». Я уже знала, что это к смерти, надо было попросить старца, чтобы он помолился и вымолил у Бога, чтоб несчастье не случилось, но я промолчала и ушла домой. Вскоре у меня умер сын.
 
 
 * * *
Чечекина — Королева Лариса Федоровна, г. Москва, член Союза писателей
К отцу Филиппу ходила моя знакомая — бабушка Варвара, к ней мы с сыном Федором ходили помогать по хозяйству, так как она была уже старенькая и тяжело ей было со всем управляться. Она нам рассказывала, что ходила к отцу Филиппу в молодые годы. Имела она много детей. Вот однажды пошла к отцу Филиппу в гости, только заходит к нему, а он сразу ей говорит: «иди, иди скориш додому, скворчата в окно клювами стучат тук-тук-тук». Пошла она быстренько домой, смотрит, а все дети в окно головы повысовывали, а как увидели ее, то давай в стекло стучать.
А ее соседка пошла к отцу Филиппу с тяжелобольным сыном, с которым долгое время по больницам лечилась и дома тоже, а надежды на выздоровление нет. Вот она и спрашивает у отца Филиппа: «Сколько же мне еще мучаться? ». А он ей ответил: «Да вже недовго осталось, потерпи». Она ушла домой, прошло какое-то время, и она скоропостижно скончалась.
Когда-то проходил отец Филипп по улице и показал рукой на землю и говорит: «А на цьому мисци буде зупинка». Так и получилось: через много лет там теперь остановка автобуса.
 
Уже перед своей смертью, он был слабый, говорил с трудом, сказал, что скоро умрет, попросил бумагу и карандаш и нарисовал памятник из металла, который у него будет на могиле стоять. Он нам наказывал, чтобы приходили на могилу к нему и кричали: «Отец Филипп, помоги! — и я допоможу».
 
 
 * * *
Кузъменко Евдокия Дмитриевна, г. Луганск 
Было мне лет 20. Мы с тетей, Гунько Еленой Захаровной, пошли к диакону Филиппу. Мы зашли во двор, прошли в хибарку, в которой было очень бедно. Помню только, что он спал на нарах и на стене висели образа. Мы с тетей стали спрашивать, что нам предстоит. Он, ни слова не говоря, взял булочку, разломил на 2 части и дал нам. В это время я работала вязальщицей на швейной фабрике. Время было очень трудное, но на кусок хлеба я всегда зарабатывала. После этого я работала в ателье. Сейчас мне 73 года, все мои ровесницы живут довольно туго, но у меня всегда есть подработка: кому бурки пошить, кому что-то распороть, подшить. Вобщем, кусок хлеб у меня вдоме всегда есть.
 
 
 * * *
Утешева Александра, г. Луганск
У нашей родственницы есть сын Сережа. Когда ему было 7 лет, он очень любил ездить к отцу Филиппу. Старец всегда садил его на колени, гладил по голове и называл «умничком». Однажды вечером к старцу пришло много людей и отец Филипп спросил: «Кто,накроет на стол?». Сережа сразу ответил, что он. Отец Филипп сказал: «Если сделаешь все хорошо, то каждый день будешь со школы пятерки носить». Сережа сделал все правильно, его похва­лили, и, действительно, не было и дня, чтобы он не принес оценку «5», и школу он закончил на золотую медаль. Рассказывала мне одна женщина, живущая в Иванищевом Яру: «Пришла я однажды к отцу Филиппу, он молился. Потом он повернулся ко мне и сказал: «Я буду кверху подниматься, а ты не бойся, я никуда не денусь. А то, что ты увидишь, никому не рассказывай». Отец Филипп поднял вверх руки и стал подниматься от пола вверх. Он побыл в таком положении недолго, потом опустился. Об этом я рассказала уже после его смерти».
 
Руцинская Екатерина пришла к отцу Филиппу и стала спрашивать: «Отец Филипп, скажите, можно ли мне строиться, у меня четверо детей, жить негде, нужно дом строить, а я боюсь». Отец Филипп благословил, и Екатерина благополучно живет до сих пор в этом большом, добротном доме.
 
 * * * 
Протоиерей Сергий Явиц, с. Елань 
Ростовской области Храм в селе Елань сооружен во время войны. Довоенный храм был деревянный, находился на горе. Храм не закрывался ни в войну, ни в хрущевское время. Это был единственный действующий храм на три административно-территориальных округа: Миллеровский, Чертковский и Тарасовский. На заре существования послана была экспедиция ОГПУ. Оперуполномоченный встречал их на станции Ильенка. Не доехав километров 7-8 до источника, лошади стали. Стояла жара, и дороги были песчаные. «Какая бабка сюда ходить будет! Тут пустыня!» — решила комиссия, и храм закрыли. До недавнего времени в совете по делам религии этот храм вообще не числился. Запись была о том, что его закрыли в 1921-1924 годах. В нем служили ссыльные священники, без указа: Архимандрит Петр (из Почаева, гроза Советской власти), он и похоронен в Можаевке; отец Георгий, иеромонах Антоний Пузиков, похоронен в Можаевке. Отец Андрей служил с 1942-1957 гг. Отец Филипп в этом храме еще до рукоположения во диакона стоял либо на клиросе, либо в храме на дорожке. На этом месте сейчас стоит шкаф. Прихожане называют это место «местом дедушки Филиппа». Становиться на него никто не решается. Также любил старец молиться возле иконы целителя Пантелеймона (житийный образ).
 
 * * *
Бодрухина Ефросинья Яковлевна, с. Елань 
У одной женщины появился зоб. Перед операцией она решила съездить в Елань к отцу Филиппу. По дороге заблудилась. Отец Филипп сказал бывшей у него в то время женщине: «Беги, там женщина заблудилась, воды хочет!». Мария взяла воды, побежала, встретила эту женщину. Пришла она к отцу Филиппу, рассказала о своей болезни. Он ей говорит: «Вот, бери соль, раздавай всем». Она стала раздавать и немного пожадничала, чтобы и ей осталось. А отец Филипп и говорит: «Да не жадничай, я тебе много дам!». Приехала она от него, дал он ей соли, и зоб пропал. Не делала она операцию.
Отец Филипп давал деньги мне и моей сестре. У нас был болен отец. Дедушка Филипп дал мне рубль и велел разменять его мелочью. Я разменяла, отдаю ему, а он говорит: «Это тебе на». Я еще подумала, зачем он мне деньги дает. Я их бросила в кисет. Угощал он меня всегда булочкой.
На Спас, когда люди святили яблоки, отец Филипп выносил воду их храма и поил людей. Кто хотел — подходил и пил. Крестная моя пила, а я не захотела. Один мужчина спрашивал: «Дедушка, вода свяченая?». Он отвечал: «Я родился — она уже была». Потом женщина подошла: «Дедушка, дай водички попить». А он ей: «Иди, иди, иди!». Не дал воды. А я стою и думаю: «Что ж такое, такой старенький дедушка, поит стоит людей». В храме он стоял в подряснике, рядом с певчими. Посещал псаломщика.
В Елани жил он в доме, в котором в одной половинке жил отец Андрей, а во второй — я. Однажды я нечаянно постелила ему на том месте, где много лет назад была привязана собака. Он и говорит: «Я еще дома знал, что ты мне постелишь, где собачка!». «Дедушка, да что Вы!» — извинялась я.
 
Как-то я говорю ему: «Дедушка, у меня голова болит». Мы с ним подошли к яблоне, он отмерил несколько шагов и велел копать ямку под деревом. Я еще говорю: «Чтоб яблочки скатывались?». Копала я, копала, потом бросила и говорю: «Все, не могу больше!». Голова после этого у меня не болела. А в ямку действительно скатилось 2 яблочка: 9 мая умер брат, а 22-го сестренка.
Когда брат еще был жив, он раз встретил отца Филиппа, а я говорю: «Дедушка, у меня брат больной». Он ему ответил: «Ешьте мед!». Заболел свекор. Отец Филипп говорит второй невестке: «Веди меня к отцу». Она хотела повести его напрямик, дворами, а он говорит: «Ты что, дороги не знаешь, ты меня по дороге веди!». Служащему отцу Андрею старец говорил: «Будет тут собор». А почему — собор? Может, потому, что все иконы к нам посвозили со всей округи (с Митякинской станицы, хутора Чеботовки, из Сырого). «Но ты, Андрей, тут служить не будешь. Будет собор».
У отца Филиппа я была один раз. Мама повезла меня познакомиться с ним. Старец показал на меня и говорит: «Да она и лампады не зажжет». Лампады я зажгла. Потом говорит: «Давайте акафист читать». Но все мы были неграмотные. Тогда отец Филипп сказал мне: «Выйди, крикни, пусть кто-нибудь придет к нам, почитает. Давайте пока песни петь: «Свари, баба, судака, чтоб и юшка была». Через несколько минут пришла женщина, принесла заливное из рыбы. Она же и читала акафист. Мы покушали, поблагодарили и поехали домой. Я его много раз видела, он часто приезжал. Но ума не было — молодая была. Но чувствовала я, что с ним какая-то благодать у нас в доме, чувствуется так.
За странницу Ольгу хочу вспомнить: «Крепко молилась она Богу. На коленях стояла и плакала». Торговала у нас одна женщина и всегда говорила, указывая на дом: «Где дедушка был — там кражи не будет».
 
 * * * 
Турина Нина Георгиевна, с. Елань
Отец Филипп приезжал в церковь, а потом батюшка приводил его к нам обедать. У нас была русская печь, так он на ней отдыхал. Он спрашивал: «Обкрадывали вас в этом доме?» — «Не обкрадывали, нас раскулачивали». — «А как это «раскулачивали?» — «Датак — раскулачивали».
 
У моей мамы была двоюродная сестра Антонина. Собрались они обедать, а она говорит матери: «Пойду к тетке Нюрке, посмотрю. Там дед приехал из Луганска, здоровый хохляк. Он гадает. Пойду — пусть он мне погадает». И пошла. Об этом разговоре знала только мать и Антонина. Прежде чем войти ей в дом, отец Филипп встал из-за стола, за которым сидел, подбежал к русской печке, лег на нее и сложил руки на груди. А когда Антонина вошла, встал с печки и говорит: «Вот он я, здоровый хохляк». Она как стояла, так и села. Поняла, что это не простой человек, а провидец, не гадатель.
Он всегда ходил в те дома, в которых люди нуждались в его совете, помощи. Нас было семеро детей. Папа работал в школе и получал 450 рублей (советских). Бабушка была очень больна, пособия никакого не платили. Жить было очень трудно. (Бывало, что вместо денег отцу давали облигации — сталинские времена). А после посещения отца Филиппа в доме чувствовалась благодать. Откуда ни возьмись, пчелы начали размножаться, рой появился, 10 ведер меда у нас стояло. Все, как с неба, валилось.
 
Бабушка Анна была очень больна по-женски. Хотели ей делать операцию. Она поехала к знаменитому в то время в Луганске гинекологу Скворцовой. Она сказала, что если та не сделает операцию, то у нее будут серьезные осложнения, вплоть до рака. Бабушка решила пойти к. отцу Филиппу. Пришла к нему, говорит, что хочет сделать операцию, время назначено на завтра. А он ей отвечает: «Езжай домой. Господь 5 язв претерпел, а ты одну не можешь. С твоей болезнью 100 лет прожить можно. Тебя после операции дети и домой не довезут. Ты думаешь, тебе операцию будет делать та, кто тебя уговаривала? Нет, практиканты»'. В больнице бабушка должна была делать операцию вместе с Акулиной — женщиной с такой же болезнью. Акулина осталась. А бабушка собрала вещи, говорит: «Пойду, скажу детям, где я». Пошла — и не вернулась. Акулине сделали операцию, и через три дня она умерла. А бабушка, по благословению дедушки Филиппа, прожила еще 42 года, помогала нянчить внуков.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Предание о Крестном ходе Божией Матери 
над Луганском и деяния старца Филиппа
 (Филипп Елисеевич Горбенко)
 
 
  Патриарх Сергий (Старгородский; † 1944 г.):
«Подобно тому, как древнему Израилю посылает Господь Судей и Пророков, так и Церкви Своей в моменты чрезвычайные Он обычно посылает людей исключительной благодатной одаренности, как бы Пророков, сильных духом и верою. Не имея официального назначения, эти люди самим делом выдвигаются из общей массы и становятся предводителями других. Но это предводительство не имеет официального характера, не является установленной в Церкви должностью и не всегда держится служебных рамок. Как и всякое пророчество - оно есть личный подвиг таких людей, дело их личной, внутренней, духовной предприимчивости и ревности о Боге и Церкви Божией»
 
«Патриарх Сергий и его духовное наследство». Московская Патриархия, 1947, стр. 68, 69
 
Явление Богородицы над Луганском
 
В июне (13,14 и 15 – как заповедано отцем Филиппом) празднуется явление Божией Матери в городе Луганске, которая явилась старцу Филиппу трижды последовательно одна за другой, обозначив своим шествием крест над городом. При этом она являлась каждый раз в разных возрастах (40 лет, затем 60-ти и 18 лет).
В честь этого явления был написана икона-исторический образ и названа Филиппом "Ведение во сне юго Западная Трех Личная Божия Матер." Эта икона до конца жизни старца находилась в его келии. В настоящее время следы иконы-оригинала затерялись, но еще при жизни старца она была сфотографирована и размножена. 
И так, сразу после полуночи, т.е. это было уже 1 июня (ст. стиль) 1905 года, Филипп удостоился видеть явление Приснодевы Марии, которое началось тем, что он увидел Царицу Небесную скороходящую в небе, явившуюся в возрасте около 40 лет. Она прошла путь в направлении с Запада на Восток вместе с девами, приклонившими перед нею свои главы.
Филипп стал вслух читать молитву «Да воскреснет Бог и расточатся врази Его…», осеняя себя крестным знамением. При этом каждое произнесенное им слово золотыми буквами писалось на небе. На этом первое действо завершилось.
Затем он вновь видит Царицу Небесную в возрасте примерно 60 лет, идущую теперь в направлении с Юга на Север, завершив образ крестного знамения над городом. В этот раз Она шла в сопровождении монашеского чина с хоругвями в руках, впереди которых шел монах со светильником*. Монахи при этом пели: "Пресвятая Богородице Луганская спаси нас и покрый нас Пресвятым Твоим белым покрывалом…"
В это время враг рода человеческого стал мешать этому шествию, создавая шум и бросая камни. Тогда Матерь Божия, сложив крестообразно руки на груди, со скорбью обратилась к Сыну Своему, и Господь не замедлил о помощи: невидимой рукой стала воздвигаться кирпичная стена, которая отгородила их от нечисти.
После этого второе видение исчезло.
В этом впереди-идущем монахе отец Филипп узнал юродивого по имени Марочка (был жив вплоть до 50-х годов нашего столетия), который постоянно сидел у храма и просил копеечк; больше копейки никогда не брал.
И сразу же возникло третье - Дева Мария в образе 18 лет предстала в белом одеянии с непокрытой головой. Увидев смущение старца, она тот час же покрыла голову и руки белым покрывалом, оставив только лицо. Под ее ногами образовалось подобие облачка. Затем она сказала ему: "Филипп, волею Сына Моего ты приведен в этот город на служение Богу и людям. С этого дня благодать и помощь моя будет пребывать с тобою. Ты будешь помогать людям, молитвами своими будешь изгонять бесов и исцелять людей. Заступничеством Моим тебя никто не тронет. А день сей явления моего граду Луганскому помни и учи всех чтить его три дня как Пасху.
О граде же сем скажу, что к концу мира наречется он Царьград-Святоград Луганский, определено ему быть городом славы Моей, небесным Царьградом. И многие люди будут промыслом моим съезжаться сюда со всех уголков Земли сами не зная зачем. Помощь Моя и благословение пребудут тогда с ними в День Судный".
После этого Царица Небесная благословила Филиппа на служение людям, а также показала ему разные травы и что-то рассказывала при этом. На этом всё явление завершилось.
Многие, кто знал и часто бывал в келье у старца, вспоминают его слова о том, что на месте его могилы выйдет треугольный камень и силы небесные сойдут на него; а также что придут иноземцы, поклонятся и прославят Богородицу Луганскую и будет крестный ход с «моей иконой Божией Матери» вокруг города.
После успения диакона Филиппа (22 ноября 1956 года) по его завещанию была сделана гробница (по его же чертежу), в которой была устроена ниша для иконы Богородицы Луганской. Эта фотография трехличной иконы Божией Матери находилась более 40 лет в нише памятника за неугасаемой лампадой...
У многих почитателей Филиппа Луганского имеется этот уникальный образ, и люди продолжают молиться перед ним, получая благодать исцеления и помощи. Множество раз себя являла Матерь Божия как Филиппу, так и другим христианам в трудные минуты.
 
 
 
 Отец Филипп так молился Богородице Луганской:
 Пресвятая Богородице Луганская,
 Прославляем Тебя с явлением граду Луганскому
 По воздуху скороходящая, именуемая в Трёх Лицах
 Пресвятая Богородице Луганская,
 Прославляем Тебя с явлением граду Луганскому,
 Матерь Света, именуемая в Трёх Лицах
 Пресвятая Богородице Луганская,
 Прославляем Тебя с явлением граду Луганскому
 Мария Дева, именуемая в Трёх Лицах
 Спаси нас и покрый нас Пресвятым Твоим белым покрывалом
 C Твоими избранными cпаси нас 
 и покрый нас Пресвятым Твоим белым покрывалом.
 Мы Тебе, Царице Небесная и Владычице молимся,
 мы Тебя просим и подай нам, рабам Твоим (3 раза)
 Свят, Свят, Свят Господь Бог наш Вседержитель и Творец ! (3 раза)
Старец еще говорил, что "нигде так не являлась Богородица, как в Луганске - в Трех Лицах". Во время гонений на веру православную, отец Филипп явился опорой для тысяч простых людей, почему и нарекся в народе "крепко-стоящим дубом", - как говорится в акафисте "Явление Пресвятой Богородицы Граду Луганскому и пророку Филиппу.
 
 
Чудесная помощь после смерти
 
Мельник Любовь Николаевна, г.Донецк
Мне было 47 лет. Однажды я обнаружила у себя уплотнение в груди. Обратилась к онкологу, и мне назначили день операции. В этот момент у меня на работе были большие неприятности, в которых я была повинна. Случилось так, что мои родители, живущие в Луганске, заболели, и я поехала им помочь, т. к. после операции это было бы невозможно.
В Луганске есть храм Петра и Павла, который я очень люблю и посещаю по приезде. После службы меня пригласили на панихиду, на могилку к отцу Филиппу. По дороге рассказали о нём, о его жизни и помощи, которую он посылает обратившимся к нему.
Придя на могилу отца Филиппа, я обратила внимание на его фотографию. На меня смотрел разгневанный старец, глаза обжигали меня, я заплакала, слёзы лились всю службу. Я боялась смотреть на него, мне было стыдно и страшно, но просила меня простить, помочь, и обещала исправить случившееся. На следующий мой приезд в Луганск я сама предложила поехать на могилу отца Филиппа, т. к. чудным образом у меня исчезла опухоль, и оперироваться я не стала.
Во время службы я спросила сестру, когда сменили фотографию отца Филиппа. Сестра удивилась и ответила, что фотография прежняя. На меня смотрели немного насмешливые, огромные, прекрасные глаза, лицо было доброе и ласковое. Я была вновь потрясена, всматривалась в фотографию и не верила своим глазам, ведь я хорошо помнила тот первый взгляд...
Закончились мои неприятности на работе, неожиданно для меня. В операции отпала необходимость, боль в груди более не беспокоит меня. И я в молитвах обращаюсь к отцу Филиппу, как скорому помощнику и молитвеннику о душе моей. Добавлю, мне сопутствует удача, когда обращаюсь к отцу Филиппу. Обращаюсь в молитвах перед образом Луганской Божией Матери, который имеется у меня дома, чтобы скорее для людей открылся ещё один образ святого — отца Филиппа, который помогает людям.
 
 * * *
 
Мария Семёновна, пос. Успенка Лутугинского района
Имела гинекологическое заболевание и была направлена в онкологию, в г. Луганск Недалеко от больницы кладбище, где похоронен старец Филипп Луганский. О помощи, получаемой от него, я слышала от людей. Не надеясь на помощь врачей, обратила свои молитвы к старцу. Каждый день ходила на могилку отца Филиппа и молилась У образа Луганской Божией Матери. По милости Божией получила исцеление.
  * * *
 
Елена Александровна, г. Луганск 
Не имела детей во втором браке. Узнала от людей, что есть такой помощник — диакон Филипп, к которому обращаются во всех бедах и нуждах. Стала ходить на его могилку молиться. Приносила всегда с собой воду и хлеб. После посещения этого святого места на душе мне всегда было легко и спокойно. Воду, которую я приносила на могилку, пила постоянно.По молитвам старца Филиппа родила сына.
  * * *
 
Магрицкая Валентина Васильевна, г. Луганск 
Получила травму ноги при проезде в городском троллейбусе, во время случившейся аварии. В больницу не обращалась, так как были на то свои причины. Всю свою надежду возложила на милость Царицы Небесной. Молилась перед образом Луганской Божией Матери. Просила у неё помощи и исцеления. После чего получила некоторое облегчение. Когда я узнала, что икона, перед которой я молилась, имеет отношение к диакону Филиппу, то захотела обязательно сходить к нему на могилку. Там я усердно молилась и, по милости Божией и молитвам Его угодника, получила полное исцеление.
  * * *
 
Зосько Юрий Михайлович, г. Рубежное Луганской области.
Накануне праздника Святого Великомученика и целителя Пантелеймона я со своим отцом поехал в заброшенный сад. Он находится в Луганске, в районе квартала им. Щербакова. Было это вскоре после того, как я вернулся из армии. Влез я на старую яблоню, метра два от земли. Вдруг ветка подо мной обламывается, и я падаю на землю, при этом сильно ударяюсь голой спиной. Я не мог пошевелиться. Отец вызвал «скорую помощь». Но приехавший врач, осмотрев меня, сказал, что переломов нет, сел и уехал. С трудом добрались мы домой, поскольку резкая боль в спине не позволяла мне даже слегка пошевелить руками. Отец велел мне молится Великомученику Пантелеймону. Уже дома, лёжа на кровати, во время молитвы я задремал. Снится мне несколько мужей в светлых одеждах. Смотрят они на меня и говорят: «Что же ты лежишь? Утром отправляйся пешком на могилку к святому отцу Филиппу — и исцелишься». Я им говорю, что идти не могу. Ноги не идут. Можно ли на автобусе? Но они велели идти пешком. В то время мы жили на кв. Южном. Утром я рассказал про свой сон отцу, мы сразу стали собираться на кладбище. Он настаивал поехать на машине, но я не посмел ослушаться тех мужей. Сначала шаги мои были похожи на муравьиные. Но, по мере приближения к кладбищу, они стали увеличиваться. И каждый шаг становился всё легче и легче. Помолился я на могилке диакона Филиппа и обратно возвратился домой также пешком. Дома я почувствовал себя уже абсолютно здоровым. А не так давно, в 1998 году, было мне такое вразумление. В зимнее время ехал я домой и решил подвезти мужчину. Дорогой мы с ним разговорились, и оказалось, что он едет с похорон, у него умер сын. Причиной послужило падение с дерева. Он сильно ударился спиной, хотя и был в толстой фуфайке. Домой он дошёл благополучно, врача решил не вызывать. Но боли в спине продолжались. И спустя три месяца он умер. Причиной смерти оказалась гематома спины. Тогда я понял, что такое же могло случиться и со мной, если бы не помощь отца Филиппа. Потом я переехал жить в город Рубежное, и долгое время не был в Луганске. Но однажды во сне мне явился отец Филипп и говорит: «А ты в Луганск езди и к родителям, и ко мне. Я тебе буду помогать». С тех пор я стараюсь хотя бы раз в неделю обязательно побывать на могилке у старца. У моего друга брат нечестным путём зарабатывал на жизнь. Поймала его милиция в Мариуполе и избила настолько сильно, что у него началась саркома костей. Он уехал в Москву, продолжая заниматься обманом людей. Заработал более 5000 долларов, но все они ушли на лечение. Родители забрали его назад в Луганск, так как лечение не приносило никаких результатов. Исход был определён.
Как-то родственники забрали его из больницы и повели на могилку к отцу Филиппу. Там все они молились и просили, как могли. После посещения он решился удалить себе больную ногу и вернулся опять в больницу. Но к тому времени, как говорили врачи, операция была уже бесполезна. Только настойчивость самого больного и послужила к тому, чтобы операцию всётаки сделали.
И этот человек до сих пор живёт и работает, только уже зарабатывает на жизнь честным путём.
  * * *
 
Головко Виталий Васильевич г. Луганск
Страдал онкологическим заболеванием. Но никакого облегчения от употребления, по совету врачей, всевозможных средств не получал. Тогда я и решил обратиться за помощью к доброму помощнику и молитвеннику — диакону Филиппу. 13 июня 1993 года, в день празднования Луганской иконы Божией Матери, я отправился на могилку к старцу. Молился я горячо с особым усердием. На могилку с собой я принёс и поставил воду. Возвратившись домой, я стал употреблять её как самое настоящее лекарство. И, конечно же, молитвенно призывал старца Филиппа помочь мне. И старец помог — я получил исцеление.
 
  * * * 
Скуратова Наталия Дмитриевна, Станица Луганская
 
У меня на ухе образовалась водянка, которая постоянно увеличивалась. И дошло до того, что она уже стала с куриное яйцо. Врачи настаивали на операции, говорили, что всё содержимое может распространиться в голову. С каждым днём боль всё усиливалась, и совсем пропал сон, но соглашаться на операцию я очень боялась. Решила тогда я съездить в Луганск на могилку диакона Филиппа. Иду, а сама плачу от боли. Только показалась с дороги знакомая могилка, как стала я кричать: «Папаша помоги!»
Сколько я молилась и плакала, не помню. После молитвы помазала я больное место маслом из лампадки, со словами: Во Имя Отца и Сына, и Святого Духа. Почувствовав душевное облегчение, отправилась я домой. Села в вагон поезда и чувствую, как под платком стало тепло. Как оказалось, водянка сама прорвала. В течение ещё трех дней выходила жидкость. Теперь на этом месте уже ничего не осталась. Таким вот чудным образом старец Филипп сам сделал мне операцию.
Монахиня Варвара, г. Луганск
Старца Филиппа я знала ещё при жизни. Жили мы тогда недалеко от него. Весной, помню, мы с подругами всегда заглядывались на роскошные кусты сирени у него во дворе. И каждый раз, проходя в школу мимо его келий, старались заглянуть, что же он там делает. С тех пор прошло много лет. О том, чтю люди ходят на его могилку, слышала, но сама никогда не была. И вот в 1978 году со мной произошёл такой случай, после которого я постоянно стала ходить к диакону Филиппу на могилку. И он, в свою очередь, стал для меня первым помощником.
Работала я тогда заведующей здравпунктом на заводе. В то время распространена была игра «чёрная касса». Участвовало в ней двенадцать человек. Каждый месяц все участники вносили по двадцать пять рублей. И получалось, что каждый из участников раз в год, по очереди, получал триста рублей. Это было удобно. Сам денег не соберёшь, а тут в коллективе незаметно получаешь приличную сумму. Я была ответственна за сбор денег. Один раз сотрудница, которая должна была получить деньги, не вышла на работу. И тут же другая сотрудница, которая не была участницей игры, стала просить эти деньги в займы на пару дней. Я её хорошо знала, потому и решила занять. Но произошёл несчастный случай, и эта женщина, которая заняла деньги, погибла. Оправдываться мне не было никакого смысла, я должна была отдать свои деньги. Но на то время у меня таких денег не было. Расстроилась я сильно, что делать — не знала. Поделилась своим горем со своей давней подругой, а она то мне и посоветовала сходить на могилку старца Филиппа помолиться. Вспомнила я, что давно в детстве я его знала, но потом как-то позабыла. Рано утром в субботу отправилась я с пятилетним сыном на кладбище, искать могилку. Время было зимнее, и ещё с ночи шёл снег. Не доходя до троллейбусного парка, увидели мы необычную могилку, а в ней светящийся огонёк. Это и была могилка диакона Филиппа. Подошли, смотрим, следов никаких, мы первые. Прочитали табличку, глянула я на фотографию и вспомнила эти добрые глаза, вспомнила своё детство и расплакалась. И стала я ему рассказывать о том, что со мной произошло, как своему родному человеку. Помолившись, собрались было уже уходить, подходит женщина. Окликает меня и указывает на лежащий у входа кошелёк: «Женщина вы кошелёк потеряли». Я стала отказываться, зная, что это не мой. Но она настаивала: «Это вы потеряли! Следов-то ведь никаких других рядом на снегу даже не видно. А если даже не ваш, то значит, это вам отец Филипп послал».
Взяла я тогда этот кошелёк и пошла, не придав этому никакого значения. В голове было совсем другое. Дома, когда открыла, то даже говорить не могла. В нём не было никаких записок или документов, а лежали только триста рублей. Тогда я поняла, что это старец сам послал эти деньги, чтобы меня утешить.
В 1993 году на работе с арматурой я поранила ногу, в районе сгиба стопы. Из небольшой царапины со временем образовалась целая рана. Дело в том, что у меня сахарный диабет и при этом ещё лекарственная аллергия. Я старалась народными методами и диетой сбить сахар, но рана всё увеличивалась. На больничном листе мне пришлось просидеть дома полгода. Когда стали видны уже сухожилья, мои же коллеги стали говорить, что, может, придётся даже отрезать стопу. От использования самых простых медикаментов пошло раздражение. И во время перевязок промывать рану было уже непонятно чем. Тогда-то и решила я промывать раны водой с могилы старца Филиппа. Мне стали её регулярно приносить. Я её пила, умывалась и промывала рану. Это оказалось для меня самое эффективное лечение. Рана начала постепенно стягиваться, тело уже не стало отмирать. И вскоре на ноге стала образовываться светлая кожица, напоминающая только о месте, где была рана. Так Господь по молитвам диакона Филиппа послал мне свою помощь. Я до того привыкла обращаться к отцу Филиппу, что стала считать своим долгом делиться с ним своими радостями и неудачами. На работе были частые проверки, комиссии, но по молитвам старца всё проходило благополучно.
 
 * * *
 
Золовкин Иван Михайлович, г. Луганск
В течение 10 лет болел экземой. Моя жена, Валентина, привозила с Ильенковского источника воду на могилку диакона Филиппа, и молитвенно обращалась к старцу с просьбой помочь мне. Эту воду она приносила домой, омывала тело мне и давала пить. И я получил исцеление.
 
  * * *
 
Князев Сергей Николаевич, г. Луганск
В феврале месяце 1998 года у меня стала отниматься левая рука. К старцу Филиппу я хожу давно, и сомнений у меня не возникало, что за помощью вначале я должен обратиться именно к нему. Я горячо молился и просил отца Филиппа о помощи. Всё произошло в течение одного дня. После обращения к старцу, я незамедлительно получил исцеление. Считаю, что происшедшее со мной чудо — это видимый знак помощи от угодника Божия.
 
 
  * * *
Ксения, город Краснодон
Как-то раз приехала я в Луганск, на могилку к диакону Филиппу. Постояла, помолилась, положила свои приношения. Стала выходить на дорогу. Вдруг почувствовала сильную боль в пояснице, и у меня почти отнялась нога. Еле доехала домой, сразу легла и заснула.
Во сне вижу я отца Филиппа:
«Что, раба Божия Ксения, приходила ко мне сегодня?».
«Да, отче. Да вот только нога у меня чего-то разболелась, совсем идти не могла».
«Это я тебя хотел проучить. Ты постные дни не соблюдаешь. Сегодня ведь пятница, а ты с чем ко мне приехала?».
Я проснулась и думаю себе. Вот грешница, совсем забыла, что сегодня ведь пятница — постный день. А я на могилку привезла колбасу и яйца. Этот случай я хорошо запомнила. Так и научил меня диакон Филипп почитать постные дни.
В другой раз приехала я в Луганск со своей внучкой. Ей нужно было сдавать вступительные экзамены в музыкальное училище. Мы пришли на могилку к отцу Филиппу и просили помочь нам, потому что поступать было трудно. Моя внучка без проблем сдала все экзамены и была зачислена.
Я верю, что это произошло по молитвенной помощи диакона Филиппа.
С моей сестрой Еленой произошёл такой случай. Прибегает она один раз ко мне вся в слезах и бросается в ноги:
—Ксения! Помоги! Сыновей моих в тюрьму посадили. В городе возле памятника нашли труп, и их признают виновными в этом убийстве.
—Я ничем помочь тебе не смогу. Давай поедем в Луганск за помощью к отцу Филиппу. Мы собрались и поехали. На могилке сестра долго молилась и плакала. Нужно сказать, что сестра у меня искренне верующий человек. Она просила: «Отче Филиппе! Если виновны мои сыновья, пусть несут заслуженное наказание, если же нет, то помоги нам найти настоящих убийц».
После молитвы на этом святом месте нам стало легче. И мы, уже более спокойные, поехали домой. На следующий день мы пошли в тюрьму, и что же? Оказалось, что накануне пришли настоящие убийцы и сами сознались в своём злодеянии. Так по молитве и помощи старца Филиппа, сыновей сестры отпустили домой.
 
  * * *
Параскева Митрофановна, г. Луганск
Была Пасха (первый день) лет 25 назад. На кладбище людей было много, а у диакона Филиппа ещё больше. Мы даже не могли подойти к его могилке, поэтому стали с краю. А две женщины, стоявшие перед нами, стали говорить: «Чего они тут собрались, его же здесь нет. Его похоронили дома». А я себе и думаю, зачем эта женщина говорит неправду, что его здесь нет, как же так, он ведь здесь похоронен».
Снится мне сон, в эту же ночь. Я стою возле могилки, так же, как и днём, вокруг люди. Вдруг вижу: на небе Kai вулкан (гора) движется, и из него извергается лава, и я слышала грохот, гром от движения этой лавы. И после этого всё сразу же стало как земля, а над этой землёй прояснилось небо, и стало ясно-ясно. И на небе появился образ, во весь рост — муж в чёрном одеянии, как у священнослужителя, а на голове камилавка. Видение это я видела по левую сторону от могилы диакона Филиппа.
В 1991 году р. Б. К. болела ногами и ходила к диакону Филиппу на могилку, где просила Божию Матерь и диакона Филиппа о помощи и исцелении. Прошло немного времени, и она совсем слегла с больными ногами в постель. И вот снится ей сон, что стоит она в трясине по колено и не может двинуться с места. Вдруг видит женщину в длинном одеянии, которая подает ей руку и говорит: «Давай руку, я вытащу тебя из трясины». А больная говорит: «Я же ходить не могу совсем». После чего почувствовала что-то необыкновенное в своей комнате и стала открывать глаза. И действительно, в комнате было так светло, как будто горел огонь. И она подумала, что на кухне что-то горит, и, забыв про то, что ноги болят, стала бегать по квартире, разыскивая, где горит, но так и не нашла. А только этот огонь (сияние) постепенно стал затухать и исчез. Опомнившись, она поняла, что уже сама стоит, да и не только стоит, но и ходит.
На кладбище поблагодарить к могиле старца Филиппа эта женщина пошла уже своими ногами.
Левшина Надежда Михайловна, г. Луганск 
Начало марта 1999 года, идёт крупный мокрый снег. Дует сильный ветер. У моей внучки, Анастасии (5 лет), заболел верхний зуб, стала распухать десна и, соответственно, щека. Несмотря на принятые меры, опухоль подошла к глазу. Спрашиваю у внучки: «Наверно не сможем пойти на панихиду, на могилку к диакону Филиппу. Ты ведь плохо себя чувствуешь? ». И услышала ответ: «Бабушка, мы обязательно пойдём к диакону Филиппу. Я помолюсь и к его фотографии прислонюсь больной щёчкой, а когда батюшка будет помазывать, я попрошу, чтобы он и щёчку мне помазал. Я уверена, что всё пройдёт».
Конечно же, мы собрались и поехали на кладбище, на панихиду. Помолились, поклонились диакону Филиппу. Настя приложила свою щёчку к фотографии старца, во время помазания, по нашей просьбе, батюшка помазал распухшую щёчку. Зуб почти сразу успокоился, и боль прошла. Утром внучка попробовала щёку руку, потом побежала к зеркалу — опухали будто и не было вовсе. Больше никогда у неё этот зуб не болел.
Так по молитвам диакона Филиппа Господь совершил чудо.
 
  * * *
Селещук Евгений Евгеньевич, г. Луганск
Заболел у нас кот, да так, что как положили мы его утром на бок, так вечером и нашли его лежащим в том же положении. Понёс я его в ветлечебницу на кв. Шевченко, а там ска¬зали, что кот не выживет. Сделали ему для порядка два укола витаминных, и дали камфорное масло от сердца. После больницы я пошёл на могилку к диакону Филиппу, уже не думая, что кот оживёт. Пришёл на могилку с котом, положил его рядом с гробничкой, а сам стал молиться.
Пока я молился, кот тем временем поднялся и стал ходить, но строго только вокруг гробнички, останавливаясь лишь на некоторое время у изголовья диакона Филиппа, то с одной стороны гробницы, то с другой. Я увидел, что глаза у него посветлели и оживились. После я отнёс кота домой, и он постепенно стал отходить от болезни.
Вот такое чудо произошло с моим котом по молитве Божия угодника диакона Филиппа.
 
  * * *
Элла Александровна, г. Луганск
В 1979 году я заболела туберкулёзом легких открытой формы. Пошли мы с мамой к диакону Филиппу, зажгли свечку и стали просить его о помощи. А в это время я лежала в областном тубдиспансере, и на выходные дни нас отпускали домой. Помолившись, мы пошли домой, а через некоторое время я почувствовала облегчение и поняла, что это молитвенная помощь диакона Филиппа помогла мне в скором выздоровлении.
Мой сын Роман поступал в институт, но по баллам не проходил по конкурсу, и не было никакой надежды на его поступление. Тогда мы с сыном пошли к диакону Филиппу и помолились о помощи в поступлении сына в институт. Помолившись на могилке, поехали в собор Петра и Павла, поставили свечи у иконы Божией Матери Луганской, у которой также просили помощи и заступничества.
Обстоятельства складывались явно против сына. На экзамене он получил тройку, и сам уже не верил в то, что возможно поступить. Почти месяц прождал он ответа, а когда узнал, что поступил, то даже не поверил. Вот такую помощь мы получили при обращении к образу Луганской Божией Матери и диакону Филиппу.
 
  * * *
Гавриленко Ольга Сергеевна, г. Луганск
На могилку к отцу Филиппу я хожу уже 18 лет. Когда нахожусь там, то всегда чувствую особую радость, поднимается настроение, и все дела ладятся. В 1991 году 5 июля забрали меня в больницу на кв. Юбилейном с камнем в желчном пузыре. Были ужасные боли. В больнице мне сказали, что нужно делать операцию иначе — смерть. И напал на меня страх, что разрежут, и всё кончится. Три дня я не соглашалась на операцию. С этой мыслью я засыпала, с ней и просыпалась. А на третий день после ужина, лежа в постели с закрытыми глазами, я раздумывала: делать мне операцию или нет. Уговаривал меня не только хирург, но и больные по палате.
Вдруг вижу диакона Филиппа в ярком свете, и вижу очень ясно. Он был в длинном белом одеянии, с длинными широки¬ми рукавами, рук и ног видно не было. Диакон Филипп улыбнулся и покивал мне головой вниз — вверх, а рукой показал на дверь, как бы говоря: «Не бойся операции, иди смело».
А на следующий день, при обходе в девять часов, я сама попросила, чтобы мне сделали операцию. И в этот же день меня прооперировали. Операция прошла удачно, более того, в связи с сильным наркозом, хирург сделал и ещё одну операцию пупковой грыжи. Когда я очнулась, то почувствовала огромную радость, которая переполняла мою душу, а боли почти не чувствовала.
Через сутки я уже потихоньку ходила, даже помогала больным, которые были тяжёлые, среди них были две бабушки в возрасте за 80 лет. Вот так по Промыслу Божию и по молитве диакона Филиппа я сама получила здоровье, да ещё и смогла помочь больным в палате.
 
  * * *
Монахиня Варлаамия, г. Луганск
В 1964 году в 15-летнем возрасте у меня была страшная экзема (стрептодермия). И лицо, и уши были опухшими, как в проказе, а на левой щеке была трещина, которая сочилась, и был страшный зуд и жжение на лице и по всему телу. Я ещё в Церковь не ходила, и родители были неверующие. Дошла я уже до отчаяния, хотела выброситься в окно со второго этажа. Была даже мысль такая, что второй этаж — это низко, что руки и ноги поломаю, будет ещё хуже. Вот в таком душевном состоянии я засыпала каждую ночь. В одну из ночей мне приснился сон, в котором я увидела огненный круг в виде эллипса, а внутри огненными буквами написано слово «Бог». Я разволновалась и проснулась. А на следующий день я зашла к соседке и рассказала ей свой сон, на что она посоветовала зайти в Церковь, но сначала нужно зайти на могилку к диакону Филиппу, взять воды.
На следующий день, после этого разговора, мы пошли к диакону Филиппу. Там читали акафист Божией Матери. Мы поставили водичку на могилку и стали молиться. Я была тогда ещё неверующей, и до меня не доходило, как это молиться и что они там читают. Я еле дождалась конца чтения акафиста, а когда разрешили взять водичку, то я схватила воду, и скорей домой, чтобы поскорей исцелиться.
Дома был братик. Я ему вручила зеркало, чтоб держал, а я буду смотреть, как буду исцеляться. Три раза омылась я, и только после третьего раза моё лицо стало светлеть, зуд прекратился, опухоль стала сходить, а трещина на щеке стала затягиваться.
У меня появилось сильное желание пойти в храм. Только через месяц я туда попала, потому как стеснялась пойти сама. Подруги мои не хотели, боялись. А когда моя подруга Татьяна согласилась, мы поехали в собор Петра и Павла. Был великий пост, страстная пятница. Вынесли плащаницу. Отец Владимир сказал проповедь, в которой были такие слова: «Кто со страхом прикладывается к плащанице, как к самому Богу, тот может, если сильно болен, даже исцелиться».
Мне эти слова сразу запали в душу. На меня напал страх, что это сам Бог, а я с такой проказой буду подходить к Нему. Я пропустила всех, и уже последняя подошла к плащанице и с огромным трепетом приложилась. А в душе была мысль, что если исцелишь, то буду служить Тебе всю оставшуюся жизнь. Здесь же дали мне вату, которой протирали плащаницу и сказали, чтобы этой ватой протирала больные места. Три дня я протирала своё тело, лицо и руки, после чего всё стало сходить, как чешуя.
В течение нескольких дней всё сошло. Дивны дела Твоя, Господи, что по молитвам непрославленных святых Ты нас к Себе приводишь и не оставляешь. Более 30 лет прошло уже с того времени, как в первый раз пришла я на могилку и принесла воду. И эта вода не испортилась, а сохраняется у меня по сей день. Медсестра 4-й детской городской больницы, ходившая по домам и ухаживающая за тяжелобольными, рассказывала, что также приходила на могилку к диакону Филиппу.
Приснился однажды ей сон. Пришёл диакон Филипп и попросил, чтобы она купила ему валенки. А она ему в ответ: «А зачем они Вам?». А он ей отвечает: «Я иx одину i буду бить по голови тут тих, кто називав мене колдуном».
Скорченко Людмила Петровна, г. Луганск 
У отца Филиппа я никогда не была при жизни, очень сейчас об этом жалею, что не пришлось увидеть мне этого святого человека воочию. А стала я к нему приходить уже после его смерти, на могилку. Помощь его ощущаю всегда. Расскажу один случай из моей жизни. У меня есть сын, которого я очень люблю, с ним у нас всегда были хорошие отношения. У моей приятельницы — два сына, но отношения у них между собой плохие, непутёвые у неё хлопцы. Стала эта приятельница завидовать моему материнскому счастью и постоянно говорить что-то плохое на моего сына. Сначала я ей не верила, а потом прошло время, и она мне заявила самое страшное, что мой сын изменил православной вере и ушёл куда-то в секту. Для меня это был удар, я не смогла сдержаться от негодования, сразу же позвонила сыну, накричала на него, не выслушала, сказала, что знать его больше не хочу. С тех пор отношения наши оборвались совсем, как будто стена стала между нами. Так было тяжело и тоскливо, душа терзалась. С этой болью я пришла на могилку к отцу Филиппу, помолилась, поплакала, попросила о помощи и пошла домой.
В тот же вечер сын пришёл ко мне и сказал, что всё это неправда, что своей вере он не изменит никогда. Мы выслушали друг друга, ушла стена, ушло зло. Как будто солнце засветило снова. С тех пор всё наладилось, моё материнское сердце успокоилось, а сын стал ещё более внимательный и такой ласковый, как в детстве.
А у другой моей знакомой был такой случай. Долго она не могла продать свой дом, всё никак не получалось. Отчаявшись уже совсем, она пришла на могилку к отцу Филиппу, попросила помощи, помолилась. А на следующий день нашелся покупатель, и она выгодно продала свой дом.
 
  * * *
Рассказывает Ольга, г. Луганск
Года три назад это было. Приносят нам домой повестку из милиции, вызывают моего сына. Я так сильно испугалась, что же случилось, сына-то я своего хорошо знаю. Он спокойный, по улицам не шатается, никогда за него никто слова плохого не сказал. А тут милиция. Пошла я со своим горем на могилку к отцу Филиппу, как раз в пятницу, на панихиду. Батюшка служит, а я плачу и прошу отца Филиппа о помощи, на душе тяжело было и тревожно, а потом, чувствую, легче, легче. Ушла я оттуда уже с уверенностью, что отец Филипп всё управит. Пошли мы с сыном в милицию, а там нам говорят, что была угнана машина и мой сын принимал в этом участие. Сын всё объяснил, как было дело. Что шёл он по дороге, возле него остановилась машина, а там знакомые ребята сидят и предложили подвезти его домой. Он, ничего не подозревая, сел в эту машину и доехал домой. И больше за этот случай ничего не знает.
В общем, всё уладилось, благодаря помощи отца Филиппа, нас больше в милицию уже не вызывали, и слава Богу. А ведь могли бы быть очень большие неприятности.
 
  * * *
Ревенскова Клавдия Семёновна, г. Луганск, пос. Юбилейный.
Мне нужно было оформить одну справку в учреждение, но надежды на это было мало, т. к. документы были не совсем готовы. Но я решилась идти, прежде помолясь на могилке отца Филиппа. Просила его помощи, положила документы на его могилку. Приехала я в это учреждение и увидела, что там огромная очередь, через весь коридор и на улицу. Стала я в конце и прошу отца Филиппа о помощи. И вдруг у меня спрашивают: «А вы из какого сектора?». Я ответила. А мне говорят: «Идите вперёд». Я прошла, остановилась, а меня ещё вперёд посылают, так до самых дверей. А там говорят: «Заходите, там свободно». Я зашла, и действительно, сидит девушка, как будто меня ждёт. Даже не проверила документы и выписала справку. А когда я вышла, то все провожали меня удивленным взглядом и говорили: «Ты смотри, какая шустрая, как быстро справку взяла». А я бегом к отцу Филиппу и поблагодарила его за всё.
А другой раз было так. Нужно было срочно сдать паспорт на обмен. Я уже по традиции с документами сначала к отцу Филиппу просить, чтобы всё благополучно получилось. Приехала, смотрю, а там людей очень много, и в оградке читают молитвы, и вокруг стоят, и ещё идут. Я постеснялась перебивать и лезть без очереди. Попросила на расстоянии его и пошла по делу. Когда пришла в паспортный стол, ахнула: людей много-много. Думаю, ну прямо как у отца Филиппа было, это он мне показал, что людей будет много. Долго я там была, где-то 3,5 часа, но паспорт сдала. Вот так отец Филипп подсказывает и помогает в различных ситуациях.
Один отец, знавший старца Филиппа при жизни, посо-ветовал своему сыну перед службой в армии сходить и помолиться на могилку старца. Сына забрали в Афганистан. В один из полётов самолет подбили. Все члены экипажа погибли. Только он один, получив ранение, остался жив. Отец твёрдо уверен, что только заступничество старца Филиппа спасло жизнь его сыну.
Моя сестра живёт во Львове. Около 10 лет назад У неё были очень большие неприятности по работе и дома.
Я стала ходить на могилку к старцу и просить за сестру, так как очень за неё переживала. Через некоторое время у неё стало все налаживаться, и она решила приехать ко мне в Луганск, меня проведать. Когда сестра приехала, то я решила повести её на могилку к старцу, чтобы поблагодарить его за помощь. Сестра, когда увидела его фотографию на могилке, стала плакать. Потом она рассказала, что: «Этот дедушка (так она его назвала) был у меня дома. Думаю, это был не сон. Он дал мне Евангелие и сказал: «Молись Богу». После этого я стала читать Евангелие. И не зная молитв, молилась, как могла. Пошла в церковь». Тогда я уже рассказала сестре, кто такой старец Филипп и как он помогает людям. Ещё хочу добавить, что до этого случая, сестра хоть и не была атеистом, но и верующим человеком её трудно было назвать.
 
  * * *
Скобко Валентина Михайловна, г. Луганск
В 1990 году я тяжело заболела, невозможно было рабо¬тать, спина болела так сильно, что я не могла ни сидеть, ни стоять. А до пенсии оставался год, жалко работу бросать. Стала я ходить на могилку отца Филиппа.
В первый раз, когда пришла, помолилась, попросила о помощи, и прислонилась свой больной спиной к гробничке, то почувствовала, как будто тепло разливается по спине. Сразу же стало легче. Ходила я на могилку к старцу полгода, с осени до Вознесения, каждый день. Работать я продолжала, потому что спина уже не болела, да и сейчас я ещё работаю. А на Вознесение я решила отблагодарить отца Филиппа за помощь. Купила большой букет цветов, взяла с обой гостинчики, положить на могилку, чтобы люди помянули отца Филиппа. Прихожу, а там три батюшки, служат панихиду. Я зашла в оградку, поцеловала фотографию отца Филиппа и стала подпевать потихоньку. Вдруг, чувствую, что меня шатает во все стороны и всё вокруг качается. Меня поддержали, а один батюшка говорит: «Третий раз я вижу, что качает человека на могилке, раньше не верил, это отец Филипп вас исцеляет». Я стою белая, как полотно, потом сразу же почувствовала облегчение, как будто груз со спины кто-то снял. С тех пор болезнь моя больше не повторялась. Всегда я ходила с цветами на могилку к отцу Филиппу. А то собралась идти к нему, а денег нет, и я сильно расстроилась. Иду по дороге на кладбище и говорю: «Дорогой дедушка Филипп, хочу тебе цветы купить, да денег нет».
Подошла я уже к кладбищу, подъезжает чёрная машина, а там сидят армяне. Машина эта резко повернулась и уехала. Смотрю, а на земле лежит букет роз, да такой красивый, дорогой, что я глазам своим не поверила. Взяла я эти цветы и отнесла на могилку старца.
А другой раз было так. Пришла я на могилку и благодарю отца Филиппа за всю его доброту. Положила я туда деньги — купоны и думаю: пусть люди что-то себе купят и помянут дедушку. Села я потом с Ксенией (которая ухаживала за могилкой) на лавочке, вдруг подъезжают две импортные машины, выходят четыре человека и дают нам каждой по одной тысяче рублей. Просят: «Помолитесь за нас, да свечку о здравии поставьте». Вот так отец Филипп показал такое чудо, я положила мало — получила много. На следующий день я всё исполнила, да ещё молебен об их здравии заказала.
Однажды снится мне сон. Вижу я свой дом в деревне, и заходит туда отец Филипп — молодой, и говорит мне: «Иди, иди стели постель». Проснулась я и не пойму, что же это значит. В тот же день мне сообщили, что мой сын попал в реанимацию. В больнице он пролежал полтора месяца. Там то мне и пришлось стелить постель. От людей я часто слышала, что на могилке у старца ничего случайного не бывает. Даже по дороге к нему или от него можно услышать или увидеть именно то, зачем приходил. Может быть, также и предупреждение.
Один раз такой случай произошел и со мной. Когда-то с внуком пришли мы на могилку к отцу Филиппу. Помолились и пошли обратно домой. По дороге нам встретилась машина, с прицепом, а там — гроб. Я ещё и удивилась, откуда тут эта машина, кладбище ведь закрытое. Да и людей никаких нет. Пришли домой, а вечером я получаю телеграмму, что умер мой отец. Тогда я поняла, что виденный мною гроб — это предупреждение, показанное мне наяву диаконом Филиппом.
Потороча Александра Николаевна, г. Луганск 
Моя дочь жила на севере, в общежитии. Я за неё очень волновалась. Пошла я на могилку к отцу Филиппу и думаю: «Отец Филипп, подскажи, как там моя дочь живёт». Подхожу, смотрю, а на могилке лампадка горит, цветы стоят, конфеты лежат. Посмотрела я, что огонёк горит, и приношения есть, да ещё и конфеты, и на душе у меня стало радостно, значит, всё хорошо у моей дочери. И точно, приходит письмо от дочери, пишет она, что дела у неё в порядке. Фотографию отца Филиппа, когда она уезжала, я ей с собой дала, и она всегда и везде носит её с собой. Он хранит её от всякого несчастья. У них в общежитии к другим в комнаты лазили и двери ломали, а её отец Филипп хранил. Даже во сне ей приснилось, что покойная бабушка ей сказала: «Да тебя отец Филипп хранит».
И ещё я от людей слышала, что в могиле у старца будет лежать камень с надписью. Сам же отец Филипп об этом говорил: «Вот потом узнаете, кто я такой, на камне будет написано».
 
  * * *
Бондаренко Валентина Фёдоровна, г. Луганск 
Я себя очень плохо чувствовала, а врачи ничего не признавали. Тогда одна знакомая мне и говорит, что, скорей всего у меня сглаз или порча. И лучше бы мне поехать на могилку к диакону Филиппу, там помолиться, попросить его о помощи, можно поставить водичку, потом её пить. Я послушалась и сделала так, ак мне посоветовали. В первый раз пришла на эту святую могилку и сразу же ощутила необыкновенную благодать. Так легко стало на душе, как будто на свет народилась. Когда я помолилась и пошла домой, то по дороге я начала зевать очень сильно и неестественно. Пришла домой и сразу же уснула. Проспала долго, когда проснулась, то почувствовала облегчение от болезни. Когда пошла второй раз на могилку, зевала уже меньше. А в третий раз почувствовала себя уже здоровой и бодрой, и болезнь моя прошла.
Мой дочке нужно было поступать в институт, а она очень волновалась, что не поступит, так как у неё в аттестате была одна тройка. Тогда я ей предложила съездить к отцу Филиппу на могилку и помолиться. Она согласилась. Мы вместе помолились и попросили дорогого отца Филиппа о помощи. Сдала она экзамены на четыре и пять и поступила в институт.
 
  * * *
Александра Даниловна, г. Луганск
Я очень тяжело заболела, и мне нужно было делать операцию. Попала я в больницу на посёлке Юбилейном. Очень я боялась предстоящей операции, а медсестра меня успокаивала: «Сегодня удачный день, ни одного смертного случая, да и хирург очень опытный». Я решилась, и всё прошло благополучно, а после операции хирург мне и говорит: «У вас в городе такая святыня есть, почему вы туда не ходите?». Я удивилась этому, какая ещё святыня. А он продолжает: «Могилка диакона Филиппа. Скольких людей он спас от верной смерти. Я сам со Львова, там многие знают, и почитают этого удивительного старца, а вы живете здесь и не знаете, и не цените, прямо нехристи какие-то. Со Львова едут люди поклониться святым мощам отца Филиппа. Особенно приезжают перед посевной, просить хорошего урожая. А вам обязательно нужно туда пойти, если хотите быстро поправиться. И ещё я вам расскажу один случай. Когда-то нехорошие люди решили разбить могилку отца Филиппа, позабирали всё, что там было, а что и пораскидывали. А потом, видно, Бог их так на¬казал за святотатство, что пришли они обратно, и ползли уже на коленях к могилке. Принесли всё назад и со слезами просили прощения у отца Филиппа».
Очень убедительно говорил этот хирург, я его послушалась да ещё вспомнила свою маму, которая ходила к отцу Филиппу и рассказывала мне о нём. Вскоре я разыскала могилку отца Филиппа, стала ходить, и действительно, почувствовала его удивительную помощь — я быстро выздоровела.
Было у нас такое несчастье. Моего племянника Алёшку должны были посадить в тюрьму. В 1996 году дело против него очень ловко сфабриковали, и ему грозило семь лет заключения. Все в слезах, мы с его матерью пришли за помощью к отцу Филиппу, больше идти было некуда. Рыдая, мы просили и молились. И чудо свершилось — его выпустили на свободу.
Случалось, приносила и раздавала поминальный хлеб, конфеты, кукурузные палочки, воду с его могилки. И всякий раз видела явные улучшения состояния больных. У моей подруги на работе было сокращение, под которое подпадала и она. Список был уже известен, и изменить его было нельзя. Придя к могиле отца Филиппа, она слёзно просила его ей помочь, т. к. она сама воспитывает двоих детей, а больше помощи у неё нет. На следующий же день она пришла на работу, а начальник ей и говорит: «Работай, как работала». Так, по молитвам отца Филиппа, она не лишилась рабочего места. С могилы отца Филиппа носили водичку одному больному, который лежал в областной больнице. Он пил её и давал одному больному, который не ходил ногами, а лежал рядом с ним. Врачи считали, что он уже не поднимется. Но проходит время, а он неотступно пьёт водичку. И вот чудо. Когда я пришла к этому больному, то увидела, что рядом лежащего больного нет. Меня охватил страх, что он умер. А больной и говорит: «Водичка отца Филиппа подняла его, и его забрали домой».
 
  * * *
Тимашёва Любовь Михайловна, г. Луганск
Про совершаемые панихиды на могиле диакона Филиппа я слышала давно. Но первый раз я посетила это место два года назад. Когда пришла домой, то принесла водичку от отца Филиппа. В этот же день поехала я к родителям в деревню. Когда все легли спать, я услышала стон матери. У неё сильно болели ноги. Я посоветовала выпить водички от диакона Филиппа и сделать компрессы на больные места с этой водички. На следующий день мама рассказывала, что, как только она выпила водичку эту, боль сразу же утихла и не беспокоила её всю ночь, и она заснула. Наша семья очень почитает и любит Святителя Николая, Архиепископа Мир Ликийского Чудотворца. Первая икона, которую я увидела в детстве, была икона Николая Угодника. 8 лет назад в своей домашней молитве я просила ходатайства Николы Угодника о даровании мне сына при рож-дении, которого я назвала Николаем в честь святителя. Крестила сына 22 мая, в этот же день освятили и квартиру.
Год назад я узнала, что в городе «ходит по рукам» акафист диакону Филиппу. Да, я знаю, что пока отец Филипп не во Святых, то акафист не читают, а служат панихиды. Но я сильно полюбила отца Филиппа, и мне очень захотелось во что бы то ни стало найти этот акафист. Всё время были какие-то причины, и акафист мне не попадал. И когда я потеряла всякую надежду его приобрести, я горячо помолилась отцу Филиппу, при этом смиряя себя тем, что может быть, недостойна его иметь. Но всё же надежду найти его я не оставляла.
Мне принесли акафист прямо домой через три дня. В этот день я на панихиду не попала, а акафист принесла соседка. Ей передала бабушка Ксения, которая ухаживала за могилкой отца Филиппа. С бабушкой Ксенией я никогда не разговаривала, мы друг друга не знали. Когда я развернула акафист, то там лежала икона Святителя Николая. Меня это очень удивило, соседке, которая принесла его, я сказала, что, наверно, бабушка Ксения забыла выложить свою икону. Но как оказалось, бабушка Ксения просила передать её именно мне. Вот так отец Филипп, зная, как горячо мы любим Святителя Николая, подарил нам его икону.
Акафист отец Филипп даровал мне в 17:00, а в 20:00 этого же дня приехал из деревни мой отец и сказал, что мама очень сильно заболела, лежит при смерти, очень тяжёлый грипп, все средства перепробовали, и ничего не помогает, температура сорок градусов и не падает.
Когда я приехала, мама лежала прямо таки чёрная от болезни и еле говорила. Начала, как перед смертью, просить прощения за всё и давать кое-какие указания. Первое, что я стала делать, я взяла иконы, зажгла свечу и начала читать акафист отцу Филиппу. Слёзы лились рекой при чтении акафиста. Дала попить воды от отца Филиппа, покропила маму водичкой. Молилась часа два с половиной. Затем померяла температуру, она резко упала до 37 градусов. Ночь мать провела спокойно и вскоре вы'здоровела.
Так что, хотя отец Филипп ещё и не во Святых, но чтение его акафиста тоже имеет силу.
Как-то, примерно год назад, ко мне пришла за советом знакомая женщина. Была она вся в слезах, сказала, что её 30-ти летнего сына в тяжёлом состоянии забрала «скорая помощь» в реанимацию. Я посоветовала ей тут же съездить на могилку к отцу Филиппу, помолиться. Женщина даже не знала и не слышала про такое место и про такого угодника. Но поехать согласилась, и я повезла её на могилку диакона Филиппа.
Где-то через месяц этот парень зашёл ко мне. У него был здоровый вид. На мой вопросительный взгляд он ответил, что пролежал в больнице две недели, что неожиданно почувствовал такой прилив сил, что самому было трудно поверить. Вот такой у нас в городе Луганске великий ходатай перед Богом, заступник и целитель. 28 августа 1999 года праздник Успения Пресвятой Бо-городицы я провела в Святогорском Свято-Успенском монастыре. Там я познакомилась с верующими женщинами из России. После праздника мы ехали с ними домой в электричке. Разговорились. Я очень люблю и почитаю отца Филиппа, и мне иногда хочется всему миру рассказать о нём. И вот я начала рассказывать этим людям про нашего луганского подвижника. Рассказывала о его нелёгкой жизни и его чудесах великих, которые он сотворил ещё при жизни и совершает после смерти. Они очень внимательно слушали, а одна женщина всё время чихала, сморкалась. Я подумала, что она больна простудным заболеванием. Часа два мы говорили, а она каждую почти секунду чихала. Когда я закончила свой рассказ, эта женщина чихать перестала. Эти женщины тут же взяли адрес мой и сказали, что обязательно нужно приехать в наш город к отцу Филиппу. Оказывается, что никаким простудным заболеванием она не страдает, болезнь у неё другая. Когда она посещает могилы святых угодников Божиих или когда находится у мощей святых, то есть когда она находится со Святыней, тогда её болезнь проявляется в виде часто чихания, насморка.
Вот как они выразили свои удивления: «Надо же, ещё не святой, и не на его могиле, а просто сидим в электричке, и говорим о нём, а с нею вот что происходит. Надо обязательно к Вам приехать». 22 ноября (в этот день родился и умер диакон Филипп) 1999 года произошел такой случай. На его могиле была большая панихида. После был обед. Я с детьми, так же, как и все, пошла на обед. Мне очень прискорбно рассказывать этот случай, но это нужно для поучения другим. За обедом я не сдержалась и начала осуждать моих знакомых за их грехи, а нужно было в такой день великий за них усердно помолиться. Воду, которую я в этот день принесла с кладбища домой, мне не пришлось пить. Она завонялась. Даже бутылка и крышка, в которой находилась вода, имели неприятный запах, что их нельзя было отмыть, хотя до этого в них находилась святая вода.
Вот такой урок получила я от отца Филиппа за своё осуждение.
Два года назад, в 1997 году, я познакомилась с одной женщиной. Зовут её Валентина Михайловна. Есть у неё муж и две взрослые дочери. Жизнь у них не складывается. Муж имеет «золотые руки». Раньше всё получалось. Но в последние четыре года муж не может заработать и гривни. Даже если удаётся заработать, то тут же или милиция штраф ни за что наложит, или украдут у него деньги, или сам потеряет, или не заплатят за работу. Появились долги. Муж впал в отчаяние и даже хотел наложить на себя руки. Я посоветовала им прежде всего одеть нательный крест, купить молитвослов для начинающих, посещать церковь, прийти к покаянию и обязательно съездить на могилку отца Филиппа. Вскоре они всё так и сделали.
После посещения могилы её мужу приснился старец Филипп и всю ночь водил его по городу, по местам, где в юности муж проводил беспечно время. Время от времени он просыпался, не мог понять, снится это ему или наяву это с ним происходит. Так реально всё это с ним происходило, будто он и правда ходит с отцом Филиппом. Всю ночь отец Филипп рассказывал мужу о его грехах, показывал те места, где он их творил, от этого муж просыпался в холодном поту. Много лет назад, в молодые годы, он с другом, на мотоцикле, на море. Его друг ночью за рулем заснул, мотоцикл занесло в кювет, муж получил черепно-мозговую травму и несколько переломов, а его друг умер на месте. И когда диакон Филипп хотел повести мужа на место, где раньше жил его друг, муж от страха и волнения проснулся. Валентина его всячески успокаивала. Муж опять уснул. Через некоторое время он проснулся и начал кричать: «Валя, где крест мой, Филипп сказал, что нет его у меня». В физическом смысле крест на нём уже был.
Отец Филипп говорил о делах, о молитве, о покаянии, и так всю ночь. В 2 часа ночи муж встал, от волнения его трясло, как в лихорадке. Пошёл на кухню, решил закурить. И тут впереди себя он увидел чьи-то ноги, он поднял голову и увидел диакон Филиппа. «Что ты смотришь всю жизнь в дыру, в небо надо смотреть». — сказал диакон Филипп и показал рукой вверх. Муж посмотрел и увидел небо, оно было всё как в сетке. Видение исчезло.
Утром, когда муж проснулся, у него были опухшие ноги, и сильно болели, как после долгой дороги, когда человек ходит пешком. В этот же день мы опять поехали на кладбище к отцу Филиппу. И после много раз бывали на его могиле. Муж стал молиться и нашёл работу.
Наташа, г. Луганск
Мы прожили с мужем десять лет, но Господь детей нам не давал. Семейные отношения из-за этого стали ухудшаться. Муж очень хотел иметь детей. И говорил, что если я не рожу ему ребёнка, он меня бросит. Я очень переживала.
Одна моя знакомая посоветовала мне обратиться за помощью к диакону Филиппу, т.к. ей самой он не раз помогал. Я стала часто приходить на его могилку, с просьбой помочь мне сохранить семью.
И старец Филипп помог мне самым явным образом. Я родила мальчика.
 
  * * *
Згуцкая Валентина Васильевна, г. Луганск 
Долгое время я не могла продать квартиру. Три раза приходила я в часовню на могиле старца Филиппа и просила его о помощи. Вскоре нашёлся хороший покупатель, и я удачно заключила сделку. Одно время у нас была очень напряжённая ситуация в семье, проблемы с мужем, дочкой. После посещения могилки старца всё нормализовалось.
Моя сестра, Журба Ирина Васильевна, собиралась переехать со своим мужем в Таганрог к его родственникам, но не могла продать дом в Луганске. Я посоветовала ей прийти на могилку отца Филиппа. Четыре раза приходила она в это святое место, после чего продала дом по хорошей цене. Сейчас они с мужем живут в Таганроге.
 
  * * *
Ковалёва Валентина Михаиловна, станция Кондрашевская Новая
Мой муж очень болен, инвалид 1 группы. Ему дали вторую, но из-за отсутствия денег врачи постоянно отказывали в приёме, и нужно было эту группу подтверждать: ездить ежегодно на ВТЭК. С мужем я разведена, он живёт в Новопскове, но к врачам пытались попасть вместе. В 2002 году перед тем, как ехать на ВТЭК, мы с ним поехали в Луганск, на могилу священнодиакона Филиппа. Помолились, положили больничные документы на гробницу, просили отца Филиппа помочь нам. После этого поехали в больницу. К нашему великому удивлению, врачи сразу приняли нас, дали мужу вторую группу бессрочно, абсолютно без денег. И это после того, как они вообще не хотели с нами разговаривать! Муж после этой поездки стал чувствовать себя значительно лучше. Так помог нам старец.
 
  * * *
Цуканова Валентина, г. Луганск
В 1980 году моя дочь Марина разменивала квартиру и была обманута. Мы решили аннулировать обмен и возвратить прежнее жильё. Обратились в суд, но нам отказали. Тогда мы с дочерью пришли на могилку отца Филиппа со своим горем и стали молить его о помощи. Началось повторное следствие, и между служебными заседаниями (их было несколько) мы опять пришли на могилу святого за помощью. Ночью Марине приснился сон: она пришла в магазин покупать туфли. На витрине стояла пара туфель розового цвета. Марина попросила один из них для примерки. Второй туфель Марина попросила зелёного цвета. Продавец очень удивилась, даже возмутилась. А дочь, обув эту странную пару, почувствовала себя очень удобно и комфортно, обувь не хотелось снимать. Марина так и купила их, распарованные. Оказывается, в её прежней двухкомнатной квартире в одной комнате были розовые обои, а во второй — зелёные. После этого на очередном судебном заседании решение вынесли в пользу семьи Марины, и они вернулись в свою квартиру с розовыми и зелёными обоями в комнатах.
 
  * * *
Губанова Нина, г. Луганск
Я много лет работала на обувной фабрике, но в 2000 году меня сократили. Живу я в общежитии, без мужа, с двумя детьми. Долгое время я не могла нигде строиться, совсем отчаялась. Знакомая привела меня на могилку старца Филиппа. В течение недели я каждый день приходила туда и со слезами просила отца Филиппа помочь мне. Это был крик души. В конце недели мне предложили место в горгазе, хорошо оплачиваемую должность. Я с радостью согласилась. Я считаю это истинным чудом, помощью отца Филиппа, так как в горгаз тяжело устроиться даже с влиятельными связями, меня же взяли, можно сказать, с улицы.
У моей подруги есть такой обычай: когда у неё намечается важное дело, она идёт на могилу отца Филиппа, смотрит, что лежит на гробнице, горит ли лампада. Так она определяет исход своих мероприятий. Недавно ей предстояла командировка. Она пришла на могилку и увидела, что лампада не горит, гробница пуста, а на кресте повязана чёрная лента. Она поняла, что ехать ей не стоит, но всё равно решилась, потому что эта поездка Сулила ей повышение по служебной лестнице. И что же? Поезд, в котором ехала моя подруга, потерпел крушение, пошёл под откос, и она чудом осталась жива. Когда она. вернулась в Луганск, то первым делом пришла на могилу старца, плакала, просила прощения и благодарила, что он сохранил ей жизнь.
 
  * * *
Яцина Нина Ивановна, г. Антрацит
В нашем городе православные чтут старца — диакона Филиппа и часто посещают его святую могилу. Случившееся со мной произошло в 2001 году. У меня обнаружили страшную болезнь — белокровие. Уровень лейкоцитов в крови превышал несколько миллионов. Доза лекарственных препаратов, которую мне назначали после каждой сдачи анализов, чтобы хоть немного снизить число белых веществ, могла стать смертельной. Надежда была только на милосердие Божие. Я лежала в луганской больнице и стала регулярно приходить на могилу священнодиакона Филиппа, просила его о помощи. 29 июля 2001 года был сильный ливень. На следующий день мы с мужем пришли на могилу старца и увидели, что всё затоплено. Мне очень захотелось добраться до гробницы и асветить лампадку. Находившиеся там женщины стали меня отговаривать, но я пошла. Когда я зажгла огонёк, то внезапно почувствовала приступ сильной слабости, и опёрлась на надгробие. Подоспел муж, подхватил меня и вытащил на ступеньки. Не открывая глаз, я ясно увидела перед собой изображение отца Филиппа и икону Божией Матери. После этого я почувствовала прилив сил, на душе стало легко и радостно. На следующий день я вновь сдала анализы. Получив результаты, врачи пришли в шок: лейкоциты лишь незначительно превышали норму! Сделали повторные анализы — результат тот же — болезнь непостижимым образом отступила. Я всем врачам рассказывала, что мне помог отец Филипп. После этого случая я уже больше года регулярно сдаю анализы, и они всегда положительны.
Моя дочь, Людмила, больна. У неё сосудистая дистония. Во время сильного приступа она несколько дней не вставала с кровати. После того, как она попила воды, освящённой на могиле старца Филиппа, ей стало значительно легче, и она поднялась.
Ирина, прихожанка храма сет. Иоанна Златоуста, г. Луганск
В августе 2002 года у меня обнаружили застрявшие в мо-четочнике камни. Дали путёвку в санаторий, в Трускавец. Накануне поездки я пришла в часовню на могиле старца Филиппа и просила его о помощи. Вечером того же дня в низу живота у меня выступили красные пятна, как бы на тех местах, где были камни. В Трускавце, после первого же обследования, врач не нашёл у меня никаких камней. Они просто исчезли. Я считаю это исключительно помощью отца Филиппа.
 
  * * *
Ушакова Галина Николаевна, г. Луганск 
За помощью старца — диакона Филиппа меня заставила обратиться тяжёлая болезнь: после инсульта произошло осложнение — болезнь Паркинсона. Я вся тряслась: не могла сама одеваться, поднести ложку ко рту. Моя подруга уговорила меня поехать на могилу святого. Когда мы приехали в это святое место, я опустилась на колени у гробницы старца, положила на неё руки и опёрлась головой. Долгое время я так стояла и молилась. После этого я почувствовала, что мои руки и ноги как бы немного отяжелели. Когда я поднялась с колен, у меня ничего не тряслось. Это было явное чудо. Не веря до конца своему счастью, я, плача, благо¬дарила отца Филиппа за помощь и обещала регулярно посещать его могилу. Но я быстро забыла своё обещание. И болезнь моя через несколько месяцев возобновилась, хотя и в значительно более лёгкой форме. 
Теперь я часто прихожу на могилу старца, прошу у него прощения. У меня есть обыкновение, когда я прихожу в часовню на могиле отца Филиппа, приносить несколько лоскутков материи. Их я прикладываю к гробнице и к дереву, обращенному в камень. И вот что происходит: в молодости я сломала колено, и теперь боли в нём время от времени меня мучают. Но стоит только начаться боли, я сразу прикладываю к колену освящённый лоскуток, и боль моментально проходит. Как только меня скрутит радикулит, я обматываю поясницу опять — таки освящённым лоскутом — и боли как не бывало. Однажды мой сосед, врач, обжёг сильно руку. Я сразу приложила ему на это место лоскуток, и рука даже не покраснела. Так помогает отец Филипп.
 
  * * *
Семейная пара из г. Красный Луч
В 1999 году нашу семью постигло несчастье: мужа обвинили в ДТП, которое произошло совершенно не по его вине. Ему хотели присудить 10 лет тюремного заключения. В течение следствия мы несколько раз приезжали в г. Луганск на могилу старца — диакона Филиппа, просили его о помощи. И отец Филипп помог — мужа оправдали.
 
  * * *
Ольга, работник ЖЭКа, г. Луганск
Летом 2002 года серьёзно заболела моя мама, проживающая в России. Необходимо было срочно ехать к ней. С большим трудом достали мы с мужем билеты. Но когда я подошла к своей начальнице с заявлением об отпуске, отказ был категорический. Она и слушать не хотела о больной матери, о том, как трудно достать билеты. Крайне расстроенная, я вернулась на своё рабочее место. Мысленно я призывала на помощь старца Филиппа, которого очень почитаю. Вместе с подругой, бухгалтером, мы вышли на маленький затенённый балкончик. Я расплакалась и рассказала ей о своей беде. Вдруг на этот балкончик выходит сам начальник управления. Оказывается, он зашёл в бухгалтерию, но там было пусто, и он вышел на балкон. Этого никогда раньше не случалось, обычно он шёл непосредственно к нашему начальнику, и тот уже сам вызывал, кого надо. Увидев меня, заплаканную, он потребовал объяснить, что случилось. Я отнекеивалась, но главный был настойчив. Тогда я всё ему рассказала. Берите чистый лист бумаги и заново пишите заявление на моё имя», — сказал он. Я так и сделала. Он его подписал, и я ушла в отпуск. Я убеждена, что это произошло исключительно благодаря помощи отца Филиппа, что это он направил ко мне главного в тот момент.
 
  * * *
Мария, село Огулъчаны, Луганская область.
Мучилась долгое время сердечными приступами. После того, как стала регулярно приезжать на могилку старца Филиппа, приступы прекратились, общее состояние здоровья значительно улучшилось.
 
  * * *
Коган Ирина, г. Луганск
Сейчас я живу в Германии, но, когда приезжаю в Луганск, обязательно посещаю могилу отца Филиппа. В один из таких приездов, в 2003 году, у меня появились сильные боли в животе. Таблетки не помогали. Я пришла в часовню на могиле старца, просила его исцелить меня. Молилась я и возле дерева, обращенного молитвой отца Филиппа в камень, прикладывалась к нему больным местом. Облегчение я почувствовала там же, на кладбище, а пока приехала домой, боли как и не бывало.
 
  * * *
Кренская Зинаида Семеновна, Меловской район 
После смерти отца Филиппа я стала приходить к нему на могилку. Как-то раз пришла попросить о сыне. Пил он, да и в семье не ладилось. Пока молилась на могилке, подошла семейная пара. Мужчина с коляской остался на пригорке, а женщина подошла к надгробию. Но, когда я проходила мимо мужчины, я обратила внимание, что коляска была пуста. Так и у сына вышло: прожили они с женой 9 лет и развелись.
Внук Ярослав поступал в институт. Ему необходимо было сдать три вступительных экзамена. Я пришла на могилку отца Филиппа просить его о помощи. Пока молилась, подошли три девочки и что-то начали читать. Вдруг одна из них говорит: «Не может быть, чтобы мы не сдали!». Я вернулась домой, позвонила дочке и говорю: «Поступит Ярослав». Внук поступил в институт.
 
  * * *
Сухова Александра Ивановна, г. Луганск 
Долгое время, живя с семьей в Луганске, я ездила на работу в с. Новосветловка. Но, когда умер муж, нельзя стало оставлять без присмотра двоих детей. Мы жили на квартире, денег хватало, но после смерти мужа назрела проблема с жильем. Нам некуда было идти. В то время я устроилась на работу в психиатрическую клинику. Сотрудница посоветовала мне просить помощи у старца Филиппа, могила которого находится на кладбище в районе автовокзала. Я пошла на его могилу и просила помочь моей семье найти жилье. Трижды я приходила в это святое место. И вот, на третий раз, я встретила там тяжело больного дедушку. Он сказал, что идет просить отца Филиппа, чтобы он послал ему порядочных людей, которые бы его досмотрели. Через несколько дней я с детьми переехала в его дом на улице Челюскинцев. Так отец Филипп послал мне крышу над головой. Через несколько месяцев дедушка умер, отписав нам свой дом.
Ее знакомая рассказывала такой случай, произошедший при жизни отца Филиппа: одна женщина пришла к нему узнать, вернется ли муж с фронта. Отец Филипп сказал: «Через две недели будет хорошая погода». Через две недели вернулся муж.
Шевчук Владимир, г. Ровенъки
Во время пребывания в Луганске мощей святого Агапита Печерского узнал о часовне отца Филиппа, в тот же день пришел туда помолиться. Купил фотографию старца. Со дня празднования иконы Божией Матери «Скоропослушница» (2003 г.) до Рождества Христова 2004г. от фотографии исходило благоухание, которое заметила вся семья.
 
  * * *
Лидия, г. Днепропетровск
Когда я жила в Луганске, часто посещала могилу старца Филиппа. Однажды мой сын ушел из дому и не вернулся. Я сходила с ума от горя, не спала ночью. Пришла на могилу к старцу и прошу: «Отец Филипп, дай мне хотя бы просто знать, жив ли он, что с ним». Домой шла, не разбирая дороги. Сама не заметила, как очутилась возле СИЗО. И вдруг слышу родной голос: «Мама, мама, произошла ошибка, я скоро буду дома!». Как рассказывал впоследствии сын, в СИЗО его забрали вместо его приятеля, но именно в тот момент, когда я проходила мимо, их вывели на прогулку на крышу, он влез на плечи парню, чтобы выглянуть на улицу и увидел меня. Так отец Филипп успокоил мое материнское сердце.
 
 
  * * *
Лариса, г. Луганск
У моей годовалой внучки Машеньки обнаружили очень серьезное заболевание. Операцию ей должны были сделать в г.Киеве, и врачи были практически уверены в смертельном исходе. Накануне операции я несколько раз приходила в часовню на могиле старца-диакона Филиппа Луганского и просила его помочь моей внучке. 9 февраля 2004 года Машеньку прооперировали. Заступничеством отца Филиппа операция прошла благополучно, Машенька поправляется и чувствует себя значительно лучше.
 
  * * *
Горбунова Домна Ивановна, г. Луганск
Однажды, в большой праздник, я пришла на могилу к диакону Филиппу. Стала возле гробнички и долго моли¬лась, вдруг слышу колокольный звон. Я подумала, что это в церкви звонят, но, когда отошла немного в сторону, то звона уже не слышала.
Вернулась обратно и снова услышала колокольный звон, наклонилась ближе к могилке и поняла, что звон идет оттуда. Немного позже пришли 3 женщины молиться, они работали врачами в больнице. У одной из них была гангрена, ей собирались отрезать ногу. Они долго молились и плакали. Через некоторое время я снова встретила эту женщину, ноги у нее были здоровы.
Слава Богу и диакону Филиппу.
У одной женщины была дочь в роддоме, она не могла родить, были тяжелые роды. Мать этой женщины поехала к диакону Филиппу на могилку. Там было залито водой, она в сапогах подошла к гробничке, поставила воду. В это время она увидела три вялые розы. Она стала молиться за дочь, решила забрать розы домой. Когда она пришла домой, поставила розы в воду и опять помолилась, ей очень захотелось, чтобы эти розы ожили. Она сразу уснула. Когда она проснулась, то увидела, что розы ожили, как будто только сорванные. Она сразу пошла в роддом, там ей сообщили, что ее дочь благополучно родила близнецов.
 
  * * *
Черкашин Сергей Владимирович, г. Луганск 
После большой травмы у меня очень сильно опухали ноги, стал ходить я медленно и хромал. Мне посоветовали взять воды, поставить ее в часовне в том месте, где похоронен диакон Филипп. Я так и сделал, несколько раз приходил, ставил воду, в это время мысленно просил отца Филиппа, чтобы он исцелил мои опухшие ноги, потом этой водой ежедневно омывал больные места. Опухоли прошли, ноги здоровы.
Прошло время, и меня стала беспокоить поджелудочная железа. Я уже знал, что нужно делать, ставил воду у могилки о. Филиппа, пил ее и смазывал больное место. Все прошло, больше поджелудочная меня не тревожит.
На ноге у меня была шишка, на пальцах рук тоже были две шишки, протирал их водой и прикладывался к дере¬ву — камню, шишек не стало.
У моего сына болела голова, я предложил ему прило¬жить к голове фото диакона Филиппа, он послушался меня и приложил это фото к голове, а в это время читал молитву, которая написана на обратной стороне фотографии: «Упокой, Господи, старца — диакона Филиппа в селениях праведных, и его святыми молитвами помилуй меня грешного» . Голова у него перестала болеть.
Так же о диаконе Филиппе может подтвердить моя жена Мария. Дважды прибегала она к его помощи. Один раз у нее болел желудок, она прикладывала фото старца к больному месту, а второй раз болела голова, она сделала то же самое. Болей больше никаких нет.
Все, что связано с диаконом Филиппом, для нас спасительно. Он истинно святой человек, я буду молить Бога, чтобы его быстрее причислили к лику Святых. 
Он достоин этого.
 
  * * *
Рагулин Юрий Семенович, г. Луганск
У меня очень болела нога, я обратился в больницу, назначили лечение, кололи уколы. Ничего не помогало. Решил больше не мучаться, пошел потихоньку на могилку к отцу Филиппу, шел еле-еле, хромал, пыхтел. Пришел, помолился, ногой потерся о камень-дерево. Домой пошел, мне было легче. Я понял, что это мое спасение. Стал ходить к отцу Филиппу постоянно, мои болезни все ушли. Нога не болит. Хорошо.
 
  * * *
КарасеваАлла Васильевна, г. Луганск
В 1990 году я очень заболела. Видимого ничего не было, но я была как вареная, т.е. делала самую легкую работу с большим трудом. Температура 38,7 держалась у меня две недели, и лекарства не сбивали ее, врачи диагноз не поставили. Слава Богу, что одна женщина посоветовала мне пойти на могилку к отцу Филиппу. Я собралась, взяла воды и поехала.
Когда шла туда, то встретила женщин, которые часто ходят к отцу Филиппу, они мне сказали, что я опоздала, что служба уже закончилась. Но я решила все равно пойти.
Пришла я на это святое место, чувствую, душа сразу затрепетала. Я поставила на могилку воду, попросила отца Филиппа о помощи. Сразу же ощутила прилив сил, домой уже шла бодрее. Когда померяла температуру, то она была 37,0, а через время 36,6. Люди добрые, да я как на свет народилась, всю работу сама переделала, руки по труду соскучились. Какое счастье, когда ты здоровый и бодрый!
Немного позже произошел еще один случай помощи отца Филиппа. Снится мне ночью сон: подходит ко мне отец Филипп и говорит, чтобы я надела резиновые сапоги и ходила в них постоянно, даже в доме. Когда я проснулась, то очень удивилась такому сну, но ослушаться побоялась, я знаю, что если не послушаешь отца Филиппа, то плохо будет. Обула я резиновый сапоги и хожу в них везде. Мой муж жарил лук, а у меня астматическая аллергия на этот запах, я пошла открыть форточку. В комнате на полу лежал провод — переноска (электрическая печь включена в розетку) и на нем стояла лампа-торшер металлическая, как тумба. Я ростом маленькая, решила стать на нее. В это время произошло замыкание, получился взрыв, и если бы не сапоги, то я бы погибла. Так что отец Филипп и сейчас, после своей смерти, помогает всем нам, спасает от беды, может быть, даже быстрее, чем при жизни. Царство ему Небесное.
Пономарева Катя, 12 лет, г. Луганск
6 лет я мечтала попасть на конкурс «Кубанский казачок», он проходит в Сочи. Это конкурс для детей до 12 лет. Петь там нужно народные песни, я их хорошо пою, и вообще люблю все народное творчество. Попасть туда у меня не было никакой возможности, пото-му что это дорого. Нужно заплатить за участие в конкурсе, за дорогу, за проживание. Мы просили отца Филиппа о помощи.
Вот в этом году подошел последний срок, так как мне должно исполниться 12 лет. Бог послал нам спонсора, который дал деньги на участие в конкурсе. Это было просто чудо. Я стала постоянно ездить на службы в часовню диакона Филиппа, становилась возле хора и подпевала. И постоянно просила отца Филиппа, чтобы он помог мне победить. В последний день перед отъездом я снова пришла в часовню на службу, потом помолилась у могилки, затем взяла благословение у отца Владимира, мне дали фото с изображением диакона Филиппа и складенек с иконой Божией Матери Луганской, диаконом Филиппом и молитвой, все это я взяла с собой в дорогу.
Детей на конкурс приехало много и в основном талантливые, так что соперников хватало, я так переживала, что даже дух захватывало. Когда я выходила на сцену, то мысленно просила отца Филиппа о помощи, а его фото и икону Луганской иконы Божией Матери я прижимала к сердцу рукой. Все прошло удачно. Единственная неприятность получилась у нас с проживанием в гостинице. Нам сказали сначала одну цену, а потом оказалась другая стоимость, гораздо дороже. Мы собрались уезжать, а нам говорят, что нужно 1 день подождать результатов. Мы объяснили, что оставаться еще день у нас нет возможности. Тогда они сообщили, что я победила и взяла Гран-при, и заранее вручили мне грамоту. Счастливая, с победой, я вернулась домой. Вскоре поехала в часовню к диакону Филиппу. Спасибо ему за радость, которую я и мои близкие получили по его молитвам.
 
 
  * * *
Вера, г. Луганск
Я, раба Божия Вера, хочу засвидетельствовать чудесную помощь, которую я получила от посещения могилки старца-диакона Филиппа.
В августе 1999 года я впервые пришла на это святое мес¬о. Пришла не случайно, а просить диакона Филиппа помочь мне купить картошки на зиму. В то время я получала 70 грн, а муж — 30 грн, был безработный. Денег на покупку картофеля не было. По молитвам старца — диакона Филиппа муж заработал деньги. А во свидетельство того, что это была помощь диакона Филиппа, муж с купленным картофелем, с тачкой 80 кг, подъехал прямо к могилке отца Филиппа и остановился. Тогда я заплакала и начала благодарить старца за его помощь и святые молитвы, по которым Господь и Матерь Божия мне помогли. Зиму я не голодала. Тогда я стала посещать по пятницам панихиды, которые на могиле отца Филиппа служил Архимандрит Владимир, и просила старца-диакона Филиппа, чтобы он помог мужу и детям в работе, чтобы не голодать и раздать долги. В то время у меня был долг 2,5 тыс. грн за газ. Но однажды я поленилась и не пошла на службу. Муж просидел неделю без работы. Во вторую пятницу я опять не пошла. Муж снова не работает. И когда у меня не осталось денег на проезд, в третью пятницу я пешком пошла на панихиду по старцу. Слезно просила я его помочь мужу и детям в работе. Когда я пришла с панихиды, то муж мне сказал: «Завтра я иду работать». Я поняла и заплакала от радости. Теперь я постоянно посещаю это святое место. Я забыла, что такое голод. Материальная сторона жизни тоже значительно улучшилась.
А в 2004 году по молитвам старца-диакона Филиппа Господь и Матерь Божия помогли моему мужу заработать 1,5 тысячи мне на операцию.
В любой беде, в любых сложных обстоятельствах беру фотографию отца Филиппа и шепчу, прося помощи. Проходит короткое время, и проблемы благополучно разрешаются. Я очень благодарна старцу-диакону Филиппу за его святые молитвы, по которым Господь и Матерь Божия милуют меня, грешную, и посылают мне, моим детям и внукам свою помощь.
Боже, милостив буди мне, грешной!
Недавно молодая женщина пришла в часовню к отцу Филиппу и рассказала, что врачи предлагают пробивать ей нос, потому что у нее гайморит. Она не хотела идти на операцию и просила отца Филиппа исцелить ее. Эта женщина взяла масло из лампады старца Филиппа, воду и помазала нос. Уже к утру ей стало значительно легче. Когда она пошла в больницу, врачи удивились, что стало намного лучше, и операцию делать не стали. Она тут же пришла в часовню поблагодарить отца Филиппа за помощь.
 
  * * *
Яковенко Галина, г. Луганск
Когда мы с мужем разошлись, то я с двумя детьми осталась жить в квартире, которая принадлежала моему мужу и свекрови. Они стали выгонять меня с детьми из квартиры, а идти нам было некуда. Муж и свекровь жильем обеспечены, у них есть другая квартира, но тем не менее жалости они к нам не проявили и подали в суд. Начались долгие судебные разбирательства, которые склонялись в пользу моего бывшего мужа. Тогда я решила поехать на могилу отца Филиппа. Я пришла, стала молиться и просить: «Отец Филипп, помоги, ну что мне делать, куда идти с двумя детьми, где нам жить?». Отец Филипп нам помог, наследующем суде квартиру присудили нам.
 
  * * *
Кузнецова Наталья Вячеславовна, г. Луганск
11 августа 2000 г. на могилку старца Филиппа привезли женщину из г. Северодонецка, которая не могла ходить, ноги ее были очень слабыми. Огромных усилий стоило этой женщине дойти с помощью своих спутников к надгробию старца. Ее перенесли над залитым фундаментом, который возвышался на 1 метр от земли. Оставшись одна в беседке возле могилки, женщина упала на колени и громко заплакала, она просила отца Филиппа об исцелении. Я была случайным свидетелем увиденного, и меня глубоко тронули горячие молитвы и слезы. Спустя несколько минут она уже без посторонней помощи встала на ноги и потихоньку, самостоятельно дошла до машины.
В следующий раз, когда она приехала, не знаю, случайно, или нет, но пришлось снова видеть ее. Она рассказала, что за могилку отца Филиппа слышала давно и хотела найти ее, но сколько не приезжала в Луганск, так и не удавалось, но она верила, что Господь поможет. «А когда нашла, то сердце готово было выпрыгнуть из груди от радости, такая долгожданная встреча! Помог отец Филипп, я верила, что он поможет! Я же теперь сама хожу, посмотри!». Я, глянув на счастливые глаза женщины, вспомнила ее прошлое посещение. Отец Филипп помог ей, но, в первую очередь, мне: утвердить в себе веру, увидев своими глазами такое чудо исцеления!
Второй случай произошел с пожилой женщиной, которая живет в Луганске, знала отца Филиппа при жизни и всю свою жизнь ходит на его могилку. Мне пришлось видеть, как она в одно из своих посещений могилки отца Филиппа с большим негодованием, увидев залитый фундамент под строительство часовни, возмущалась: «Зачем это нужно, тяжело переходить через него, хорошо было без строительства». Я, услышав это, не знаю, почему, сказала, что благодать уходит по поступкам ее и поведению, что отец Филипп такие чудеса показывает, и что она ругается зря, а если преодолеет переход через фундамент, то будет ходить без палки. С ропотом и руганью перелезла она через фундамент, помолилась, и даже после молитвы не могла успокоиться и, все еще возмущаясь по поводу временных неудобств, вышла из беседки и, перебравшись через фундамент, отправилась домой, долго еще бурча под нос, забыв свою палку возле гробницы.
Через несколько дней был праздник, и я пошла в храм на Божественную Литургию. Там я увидела эту женщину, она стояла без помощи палки и молилась. После службы она, радостная, подошла ко мне и, указывая на ноги, сказала: «Посмотри, меня отец Филипп исцелил, я же теперь без палки хожу». Прошло четыре года, и каждый раз, встречаясь со мной, она вспоминает это чудо исцеления, полученное от отца Филиппа, и ходит до сих пор без палочки, а ей уже 85 лет.
Осенью 2000 года я сильно заболела бронхитом. Какие лекарства я только не принимала, и компрессы, и настойки — ничего не помогало. После месяца моих мучений, жуткого кашля, бессонных ночей мне предложили лечь в больницу, пройти курс лечения.
Я поехала к отцу Филиппу на могилку, там случился приступ кашля, а женщина, которая там была, сказала, чтобы я подошла к гробнице и глянула, что там лежит. Когда я подошла туда, то каково было мое удивление, там лежало пирожное на куске газеты, а в газете был напечатан рецепт от кашля. Тогда женщина сказала, чтобы это пирожное я съела. Я так и сделала, через неделю все прошло.
 
  * * *
Рябова Оксана, г. Луганск
У меня очень сильно болел зуб. Несколько дней и ночей я не знала покоя, готова была его вырвать, чтобы не мучаться. 13 июня, на праздник Луганской иконы Божией Матери, превозмогая боль, я поехала в часовню диакона Филиппа, чтобы помолиться на панихиде. Во время службы мне стало легче. Потом боль совсем прошла. Зуб вообще не болит.
Жарикова Мария Алексеевна, г. Луганск
Поехала я как-то к архимандриту Феофану, показала ему акафист «Явления Луганской Божией Матери» и фотографию диакона Филиппа и говорю: «Я молюсь диакону Филиппу». Архимандрит попросил акафист и фото взять на ночь. Утром он мне возвращает их и говорит: «Не держи этот акафист у себя, пока мощи его не прославят, не читай». Постоял немного, пошел к себе, вынес большую просфору с тремя святыми и говорит: «Возьми просфору и поделись с людьми, чтобы поминали отца Зосимия, отца Ефимия, диакона Филиппа». А потом спрашивает:
—Много людей ходит на могилу к диакону Филиппу?
—Много.
—А когда я умру, кто будет ко мне на могилку ходить? И заплакал.
А я ему говорю: «Будут же так и к вам ходить».
Ещё при жизни диакон Филипп говорил лично мне: «Празднуй явление Луганской Божией Матери три дня — 13,14, и 15 июня, как Пасху», и пальцем показал на меня, чтобы я запомнила.
 
  * * *
Зуева Ольга, с. Новокиевка Краснодонского района 
Шесть лет назад мне сделали операцию, удалили грудь в онкологическом отделении. Когда я вышла из больницы, совсем расстроенная (так как врачи сказали, что нужно срочно облучаться, иначе я умру), то по дороге встретила Омельяненко Валентину. Она меня успокоила и сказала, чтобы я не спешила с облучением, а пошла на могилку отца Филиппа и помолилась. Я взяла с собой воды и пошла в это святое место. Там долго молилась и просила старца о помощи, а воду, освященную на его могилке, я потом пила. Я очень быстро исцелилась, не облучалась, прошли годы — я здорова.
 
  * * *
Потороча Александра, г. Луганск
Отец Филипп мне очень помогал при жизни, и после смерти помогает. Прошлой зимой я поломала руку, она долго не заживала, я поехала в часовню диакона Филиппа. Взяла освященную воду, помазала маслом с лампады у могилы диакона Филиппа, приложила руку к дереву — камню. Рука быстро срослась, даже врачи удивились.
 
  * * *
Тимошенко Юлия Вячеславовна, г. Луганск 
У меня сильно крутило ноги, боль была невыносимая. Ночами я не спала, плакала в голос, даже кричала. Родители водили меня в больницу, но врачи никакой диагноз не ставили. Бабушка Аня, которая жила по соседству, посоветовала моим родителям поехать на могилку диакона Филиппа. Когда приехали туда, то я стала больными ногами прислоняться к могилке и просить о помощи отца Филиппа. Был февраль 2000 года, мама стала переживать, что я больными ногами прислоняюсь к холодному металлу, что вдруг станет еще хуже от этого. Но все получилось наоборот, я выздоровела, и ноги у меня больше не болят. Теперь к этому святому старцу я езжу постоянною
 
  * * *
Переселян Мария Семеновна, пос. Успенка, Луганская область
Имела гинекологическое заболевание, была направлена в онкологическое отделение. Диагноз — рак. Не надеясь на помощь врачей, обратилась к Богу, каждый день ходила на могилку отца Филиппа, молилась Луганской Божией Матери. По милости Божией получила исцеление.
 
  * * *
Янишевская Елена Александровна, г. Луганск 
Не имела детей во втором браке. Узнала о помощи, по¬лучаемой на могиле отца Филиппа. Ходила молиться, пила воду, освящаемую там. По молитвам отца Филиппа родила сына.
 
  * * *
Жила Сергей Иванович, г. Луганск
Однажды вечером, когда я был возле часовни диакона Филиппа, подошел один солидный мужчина, и стал все очень внимательно осматривать на могилке отца Филиппа. Я спросил у него, что он ищет. Тогда он мне рассказал, что в конце 90-х годов он решил заняться бизнесом, по совету знакомых поехал на могилу отца Филиппа помолиться, чтобы удача была в делах. Когда пришел, то к нему подошла старушка, которая ухаживала за могилкой, выслушала его, а потом дала ему денежку с могилки, сказала, чтобы берег ее и не тратил, никому не отдавал. После этого дела у бизнесмена пошли в гору, он взял в аренду виноградники в Крыму и землю, которую засаживал овощами. Удача сопутствовала ему во всем, урожаи были отменными. Быстро разбогател. И однажды кто-то ему сказал, что нужно вернуть эту денежку на место. Так он и сделал, приехал на могилку диакона Филиппа, не поблагодарил за помощь, а просто положил денежку и ушел. С этого момента у него начались неприятности, урожай пропал, за аренду подняли цену, вообщем, он разорился. А теперь приехал к отцу Филиппу, чтобы снова просить о помощи и хоть что-нибудь найти на могиле себе на память.
 
  * * *
Захарова Светлана, г. Луганск
Летом 2003 года у меня была на пятке «шпора», очень больно было ходить, особенно наступать на пятку. С большим трудом я добралась до часовни диакона Филиппа. Подошла к дереву-камню, прикладывала больную пятку к нему. На другой день мне стало легче, а потом боль совсем прошла. Я работаю в садике воспитателем, в связи с увеличением количества групп я с детьми должна перейти в первого этажа на второй. А это было заброшенное помещение, которое 2 го-да не использовалось. Состояние как после бомбежки, даже потолок пообваливался, сквозь щели чердак было видно. Как я испугалась, что делать, с чего начинать, родители пришли в ужас, стали возмущаться. Помощи ждать неоткуда. В смятении я поехала на могилу к отцу Филиппу, помолилась, попросила помощи. И он мне помог, сразу же появилась уверенность в себе, родители дружно подключились, мы с таким рвением взялись за дело, как будто крылья повырастали. За короткий срок сделали удивительный ремонт. Спасибо отцу Филиппу.
Моего родственника посадили в тюрьму, присудили ему три года. Через время я поехала на могилку отца Филиппа, помолилась там и попросила его, чтобы он мне каким-либо способом указал, сколько этот родственник будет сидеть в тюрьме. В этот момент приходит какая-то женщина и протягивает мне одно яблоко. Я сразу поняла, что сидеть ему один год. Ровно через год, когда вывесили списки освобожденных по амнистии, то его в этих списках не было. А я всем говорю: «Диакон Филипп не мог обмануть». Как потом оказалось, его просто забыли внести в эти списки, через несколько дней его освободили.
Мой родной брат Сергей сильно заболел, у него поднялась температура аж до 400, он решил поехать на могилу к отцу Филиппу полечиться. Добирался тяжело, шатало от слабости. Когда приехал, то увидел, что там ведутся строительные работы, заливается цементным раствором дорожка. Работали одни женщины и дети. К нему сразу же бросились за помощью, нужно было раствор мешать и носить. Он не отказал, начал работать, весь красный, пот ручьем льет, еще и шатается. Все решили, что он пьяный.
С работой справились быстро, ему стало легче, а тут ЧП произошло, приехал трактор за мусором и когда разворачивался, то задел кирпичный забор у троллейбусного депо, и он завалился. Нужно было быстро его восстановить, все приуныли, потому что уже устали, а Сергей не растерялся, кинулся разбирать кирпич, месить раствор и заново все складывать, все присоединились к нему. Работали до поздней ночи, а когда он вернулся домой, то мама позвонила с работы и выругала его за то, что он больной где-то шляется по ночам, думала, что он где-то гулял. Утром Сергей был совершенно здоров. Когда в 2002 году были выборы в поселковый совет, то мой брат выставил свою кандидатуру. Ездил на могилу отца Филиппа и просил, чтобы отец Филипп помог ему пройти в депутаты. И, конечно же, отец Филипп помог, теперь Сергей — народный депутат.
Жарикова Мария Алексеевна, г. Луганск
Поехала я как-то к архимандриту Феофану, показала ему акафист «Явления Луганской Божией Матери» и фотографию диакона Филиппа и говорю: «Я молюсь диакону Филиппу». Архимандрит попросил акафист и фото взять на ночь. Утром он мне возвращает их и говорит: «Не держи этот акафист у себя, пока мощи его не прославят, не читай». Постоял немного, пошел к себе, вынес большую просфору с тремя святыми и говорит: «Возьми просфору и поделись с людьми, чтобы поминали отца Зосимия, отца Ефимия, диакона Филиппа». А потом спрашивает:
—Много людей ходит на могилу к диакону Филиппу?
—Много.
—А когда я умру, кто будет ко мне на могилку ходить? И заплакал.
А я ему говорю: «Будут же так и к вам ходить».
Ещё при жизни диакон Филипп говорил лично мне: «Празднуй явление Луганской Божией Матери три дня — 13,14, и 15 июня, как Пасху», и пальцем показал на меня, чтобы я запомнила.
 
  * * *
Зуева Ольга, с. Новокиевка Краснодонского района 
Шесть лет назад мне сделали операцию, удалили грудь в онкологическом отделении. Когда я вышла из больницы, совсем расстроенная (так как врачи сказали, что нужно срочно облучаться, иначе я умру), то по дороге встретила Омельяненко Валентину. Она меня успокоила и сказала, чтобы я не спешила с облучением, а пошла на могилку отца Филиппа и помолилась. Я взяла с собой воды и пошла в это святое место. Там долго молилась и просила старца о помощи, а воду, освященную на его могилке, я потом пила. Я очень быстро исцелилась, не облучалась, прошли годы — я здорова.
 
  * * *
Потороча Александра, г. Луганск
Отец Филипп мне очень помогал при жизни, и после смерти помогает. Прошлой зимой я поломала руку, она долго не заживала, я поехала в часовню диакона Филиппа. Взяла освященную воду, помазала маслом с лампады у могилы диакона Филиппа, приложила руку к дереву — камню. Рука быстро срослась, даже врачи удивились.
 
  * * *
Тимошенко Юлия Вячеславовна, г. Луганск 
У меня сильно крутило ноги, боль была невыносимая. Ночами я не спала, плакала в голос, даже кричала. Родители водили меня в больницу, но врачи никакой диагноз не ставили. Бабушка Аня, которая жила по соседству, посоветовала моим родителям поехать на могилку диакона Филиппа. Когда приехали туда, то я стала больными ногами прислоняться к могилке и просить о помощи отца Филиппа. Был февраль 2000 года, мама стала переживать, что я больными ногами прислоняюсь к холодному металлу, что вдруг станет еще хуже от этого. Но все получилось наоборот, я выздоровела, и ноги у меня больше не болят. Теперь к этому святому старцу я езжу постоянною
 
  * * *
Переселян Мария Семеновна, пос. Успенка, Луганская область
Имела гинекологическое заболевание, была направлена в онкологическое отделение. Диагноз — рак. Не надеясь на помощь врачей, обратилась к Богу, каждый день ходила на могилку отца Филиппа, молилась Луганской Божией Матери. По милости Божией получила исцеление.
 
  * * *
Янишевская Елена Александровна, г. Луганск 
Не имела детей во втором браке. Узнала о помощи, по¬лучаемой на могиле отца Филиппа. Ходила молиться, пила воду, освящаемую там. По молитвам отца Филиппа родила сына.
 
  * * *
Жила Сергей Иванович, г. Луганск
Однажды вечером, когда я был возле часовни диакона Филиппа, подошел один солидный мужчина, и стал все очень внимательно осматривать на могилке отца Филиппа. Я спросил у него, что он ищет. Тогда он мне рассказал, что в конце 90-х годов он решил заняться бизнесом, по совету знакомых поехал на могилу отца Филиппа помолиться, чтобы удача была в делах. Когда пришел, то к нему подошла старушка, которая ухаживала за могилкой, выслушала его, а потом дала ему денежку с могилки, сказала, чтобы берег ее и не тратил, никому не отдавал. После этого дела у бизнесмена пошли в гору, он взял в аренду виноградники в Крыму и землю, которую засаживал овощами. Удача сопутствовала ему во всем, урожаи были отменными. Быстро разбогател. И однажды кто-то ему сказал, что нужно вернуть эту денежку на место. Так он и сделал, приехал на могилку диакона Филиппа, не поблагодарил за помощь, а просто положил денежку и ушел. С этого момента у него начались неприятности, урожай пропал, за аренду подняли цену, вообщем, он разорился. А теперь приехал к отцу Филиппу, чтобы снова просить о помощи и хоть что-нибудь найти на могиле себе на память.
 
  * * *
Захарова Светлана, г. Луганск
Летом 2003 года у меня была на пятке «шпора», очень больно было ходить, особенно наступать на пятку. С большим трудом я добралась до часовни диакона Филиппа. Подошла к дереву-камню, прикладывала больную пятку к нему. На другой день мне стало легче, а потом боль совсем прошла. Я работаю в садике воспитателем, в связи с увеличением количества групп я с детьми должна перейти в первого этажа на второй. А это было заброшенное помещение, которое 2 го-да не использовалось. Состояние как после бомбежки, даже потолок пообваливался, сквозь щели чердак было видно. Как я испугалась, что делать, с чего начинать, родители пришли в ужас, стали возмущаться. Помощи ждать неоткуда. В смятении я поехала на могилу к отцу Филиппу, помолилась, попросила помощи. И он мне помог, сразу же появилась уверенность в себе, родители дружно подключились, мы с таким рвением взялись за дело, как будто крылья повырастали. За короткий срок сделали удивительный ремонт. Спасибо отцу Филиппу.
Моего родственника посадили в тюрьму, присудили ему три года. Через время я поехала на могилку отца Филиппа, помолилась там и попросила его, чтобы он мне каким-либо способом указал, сколько этот родственник будет сидеть в тюрьме. В этот момент приходит какая-то женщина и протягивает мне одно яблоко. Я сразу поняла, что сидеть ему один год. Ровно через год, когда вывесили списки освобожденных по амнистии, то его в этих списках не было. А я всем говорю: «Диакон Филипп не мог обмануть». Как потом оказалось, его просто забыли внести в эти списки, через несколько дней его освободили.
Мой родной брат Сергей сильно заболел, у него поднялась температура аж до 400, он решил поехать на могилу к отцу Филиппу полечиться. Добирался тяжело, шатало от слабости. Когда приехал, то увидел, что там ведутся строительные работы, заливается цементным раствором дорожка. Работали одни женщины и дети. К нему сразу же бросились за помощью, нужно было раствор мешать и носить. Он не отказал, начал работать, весь красный, пот ручьем льет, еще и шатается. Все решили, что он пьяный.
С работой справились быстро, ему стало легче, а тут ЧП произошло, приехал трактор за мусором и когда разворачивался, то задел кирпичный забор у троллейбусного депо, и он завалился. Нужно было быстро его восстановить, все приуныли, потому что уже устали, а Сергей не растерялся, кинулся разбирать кирпич, месить раствор и заново все складывать, все присоединились к нему. Работали до поздней ночи, а когда он вернулся домой, то мама позвонила с работы и выругала его за то, что он больной где-то шляется по ночам, думала, что он где-то гулял. Утром Сергей был совершенно здоров. Когда в 2002 году были выборы в поселковый совет, то мой брат выставил свою кандидатуру. Ездил на могилу отца Филиппа и просил, чтобы отец Филипп помог ему пройти в депутаты. И, конечно же, отец Филипп помог, теперь Сергей — народный депутат.
Пименова Татьяна Константиновна, г. Луганск 
Об отце Филиппе я узнала в 1997 или в 1998 г. В то время наша семья проживала в г. Краснодоне. Навещая родителей в Луганске, мы, хотя и не часто, но бывали на службе возле могилки отца Филиппа. В 2000г., по семейным обстоятельствам, встал вопрос о нашем переезде в г. Луганск Моя дочь, будучи студенткой машиностроительного института, часто посещала службы у могилки отца Филиппа, прося у святого помощи в решении нашего дела. И действительно, все получилось очень удачно. В Краснодоне мы быстро и без проблем продали квартиру, но средств на приобретение двухкомнатной квартиры в Луганске не хватало. Неожиданно оказали финансовую помощь родственники — и мы купили двухкомнатную квартиру на кв. Шевченко, недалеко от места захоронения отца Филиппа. Несмотря на жуткое состояние квартиры, почему-то именно на ней мы остановили свой выбор. Лишь потом мы оценили преимущества: и удобное месторасположение дома, и газовая колонка, и солнечная сторона, и т. д. С тех пор наша семья стала постоянными прихожанами и почитателями отца Филиппа, благодатную помощь которого мы постоянно ощущаем в своей жизни.
Однажды мы сжигали на костре ненужные вещи, и мне на руку упало несколько крупных капель расплавленной пластмассы. Промыв рану водой, освященной на мощах отца Филиппа и смазав таким же маслом, я с удивлением обнаружила, что на руке осталось лишь легкое покраснение, которое через несколько часов совершенно исчезло. Обычно ожоги у меня проходят очень болезненно и длительно.
Летом меня ужалила оса. Дело в том, что раньше у меня от укуса осы по телу распространялись крупные красные бугристые пятна — приходилось лечиться медикаментами. На этот раз я опять смазала место укуса маслом от отца Филиппа, и не возникло ни малейшего покраснения.
У моего сына, Владимира, было непроизвольное подергивание и моргание правого глаза. Мы решили не обращаться к врачам, а просили целительной помощи отца Филиппа. Сын промывал глаз и правую часть лица водой и смазывал маслом от его могилки, прикладывался больным местом к дереву-камню и через несколько дней все нормализовалось. Полгода назад с подобным диагнозом сын почти месяц лежал в стационарном отделении больницы.
В молодости, занимаясь спортом, я получила серьезную травму правого коленного сустава. С годами последствия этой травмы беспокоили меня все чаще и чаще. Неоднократно проводились курсы лечения, но облегчение было непродолжительным. Я стала также протирать колено водой и маслом от отца Филиппа, прикладывать к дереву-камню, мысленно прося старца помочь мне. И боли утихали.
Неоднократны случаи чудесной помощи отца Филиппа нашей семье в финансовом плане. Казалось, мы в совершенно безвыходном положении, но не отчаивались, и, постоянно приходя в часовню, просили его помочь нам любым, только ему ведомым способом. И непременно появлялась возможность — порой совершенно неожиданная, порой в последний момент — решить наши проблемы.
Я бесконечно благодарна отцу Филиппу. Часто бывая в часовне, построенной над его могилой, беседуя с людьми, которые получали от него помощь во всех житейских нуждах, как при жизни, так и после смерти, постоянно убеждаюсь в том, насколько велик, удивителен и необыкновенен наш Луганский старец, одаренный дивной благодатью Божией и милостью Царицы Небесной.
Как же щедр и многомилостив Господь, как велика лю¬бовь Его Пречистой Митери к роду человеческому, даро¬вавших нашему юроду такого 
покровителя, как священнодиакпн Филипп Луганский!
 
  * * *
Павловская Ирина Алексеевна, г. Оренбург 
Летом 2004 года мы с семьей приехали в г. Луганск к маме. У моего трехлетнего сына Тимофея под глазом на щеке вскочил фурункул. Никакие лекарства не помогали, только начнет гнойник исчезать, как снова возобновляется. Сын измучайся. Мы пошли на могилку священнодиакона Филиппа, куда всегда приходим, когда приезжаем в Луганск Сын приложился больной щекой к дереву-камню. Я просила отца Филиппа помочь моему ребенку. На следующий же день, утром, фурункул прорвался и исчез насовсем.
 
  * * *
Кальченко Ирина Онуфриевна, г. Луганск 
Я жила в селе Ольховатка, которое находится в 20 км от Россоши (Воронежская область). Когда мне исполнилось 84 года, меня забрала к себе дочь, живущая в г. Луганске, потому что врачи сказали, что жить мне осталось не больше месяца. У меня больное сердце, и месяц я пролежала в больнице с жуткой аллергией, врачи не могли понять, что со мной. Приехала я в Луганск умирать, пролежала дома неделю, а потом соседка Татьяна предложила мне пойти на могилку диакона Филиппа. Теперь я каждый день, уже в течение года, хожу в это святое место. Водой, освященной на могилке, я умываюсь, растираю ноги, пью ее и добавляю при купании. Самочувствие мое значительно улучшилось.
 
  * * *
Багдасарян Ольга, г. Луганск
Моя племянница Маша со своей мамой переходила дорогу. Неожиданно из-за поворота появилась иномарка, мчащаяся на большой скорости. Она сбила девочку. За рулем был один из «сильных мира сего», он быстро скрылся с места происшествия. К сожалению, девочку спасти не удалось. Обеих сразу же забрала «скорая». В этот же день в газете «Жизнь Луганска» была опубликована статья под названием «Пьяные матери губят своих детей», в которой описывалось происшествие с нашими родными в искаженном виде: пьяная женщина специально толкнула своего ребенка под машину. Возмущенные этой ложью, мы подали на газету в суд. Все знакомые говорили, что это бесполезно, но мы каждый день стали приезжать на могилку священнодиакона Филиппа и просить его помочь нам. В результате дело мы выиграли и отсудили 1,5 тыс. долл. Когда мы пришли в банк получать деньги, взяли их в свои руки, кассиру принесли бумагу с распоряжением не выдавать нам деньги. Но было уже поздно. Так отец Филипп помог нам восстановить справедливость.
 
  * * *
Долотина Анна, Станично-Луганское. Луганская область
В 2001 году я упала и очень ушибла руку. И растирала, и компрессы прикладывала — ничего не помогало. 14 июня был праздник Луганской иконы Божией Матери, и мы с подругой пошли на могилу старца Филиппа. Только мы туда подошли — я сразу почувствовала облегчение. После того, как мы отстояли акафист, боль прошла окончательно.
Мой муж — инвалид второй группы. Врачи признали у него гайморит, фронтит и назначили операцию. После того, как мы вместе помолились на могиле старца Филиппа, началось улучшение, и потребность в операции исчезла.
 
 


 


Луганская епархия,
Славяносербский р-н, с. Хорошее
ул. Кирова, 23a
Моб. тел.: +38(050) 400 52 64
Email:MONASTYRLGUA@GMAIL.COM


Проект «Закон Божий» молитвы, молитвослов, акафисты, псалтирь Яндекс цитирования Rated by MyTOP